Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 25.05.2020 |

Плавающий валютный курс – не панацея

Усугубление кризиса в России рискует «уронить», по крайней мере серьезно замедлить, интеграционные процессы в Евразийском экономическом союзе. И особенно – ускорить сокращение взаимной торговли. Главными следствиями этих тенденций, если их не преодолеть, могут стать политико-экономическое сближение стран-партнеров РФ с другими блоками и вынужденные заимствования в МВФ. Поэтому в рамках ЕАЭС требуется согласованная, притом комплексная антикризисная политика. Таковы оценки, прозвучавшие на недавней видеоконференции экспертов России, Белоруссии, Казахстана и Армении по вопросам финансово-экономической ситуации.

 Совокупный объем взаимной торговли стран блока в 2015-м сократился почти на 15%, в том числе РФ с Белоруссией и Казахстаном в целом на 25%, ввиду удорожания товаров и услуг, связанного с обесцениванием нацвалют к доллару США и другим инвалютам. Последнее обусловлено, прежде всего, тем, что казахстанский тенге, белорусский рубль, армянский драм, как и нацвалюты многих других стран СНГ, «привязаны» к курсу российского рубля. А его динамика, то есть платежно-покупательная способность всё в большей мере зависит от мировых цен на нефть, исчисляемых на мировых биржах, как известно, в долларах США. Отсюда, собственно, и автоматическое обесценивание рубля РФ, и в целом ухудшение финансово-экономической ситуации в РФ, Белоруссии и Казахстане, обеспечивающих минимум 85% совокупного ВВП Евразийского союза. Соответственно такой тренд в данных странах негативно влияет на экономику «новобранцев» ЕАЭС – Армении и Киргизстана.

 Введение «плавающих» валютных курсов в основной «тройке» ЕАЭС в конце 2014-го – середине 2015-го на фоне ухудшающейся динамики мировых нефтяных цен привело к резкому обесцениванию тенге, российского и белорусского рублей. Как и нацвалют Армении и Киргизстана. Что, в свою очередь, вынудило сократить минимум на 15% объемы финансирования интеграционных проектов в ЕАЭС.

 Как отмечалось на упомянутой видеоконферении, только за период с 1 января 2015 по 21 января 2016 г. включительно российский рубль обесценился – в отношении доллара США – почти на треть, казахстанский тенге и белорусский рубль – примерно наполовину. При этом большинство производителей товаров и оказывающих услуги (в том числе транспортные) в регионе ЕАЭС в своей ценовой политике по-прежнему ориентируются в основном на курс доллара в отношении нацвалют стран-участниц. В результате происходит удорожание товаров, их перевозок, хранения и, следовательно, сокращение взаимной торговли.

 Многие эксперты считают, что введение в ЕАЭС «плавающих» курсов – в складывавшейся экономической ситуации – было чересчур смелым решением. Но оно обусловлено не в последнюю очередь тем, что до сих пор в этом блоке не выработано согласованной валютной и в целом финансовой политики. Так, пока отложены проекты введения общей валюты с мерами по поддержке ее платежеспособности; сохраняются разногласия по вопросам внутри- и внешнеэкономической политики (в т.ч. по «пределам» господдержки нацвалют), таможенного регулирования, тарифов на электроэнергию и перевозочные услуги.

Кстати, в 2011-2012 гг. РФ, Белоруссией и Казахстаном прорабатывался проект безналичного переводного рубля в качестве одного из вариантов общей валюты (в том числе для внешнеэкономических расчетов вне ЕАЭС) по примеру его аналога в регионе Совета экономической взаимопомощи в 1960–1980 гг. Сегодня этот проект остаётся замороженным, хотя он, по мнению директора Центра постсоветских исследований Института экономики РАН Леонида Вардомского, «заслуживает дальнейшей разработки в контексте ситуации, сложившейся не только с нацвалютами и, в целом, в экономике стран ЕАЭС. Но и – с финансированием совместных инвестиционных проектов тех же стран как внутри этого блока, так и за его пределами».

 Отметим в этой связи и то, что казахстанская и особенно белорусская стороны предлагают существенно увеличить прямую и косвенную господдержку, точнее межгосударственную поддержку экономики, в том числе ее инвестиционно-кредитного сектора в рамках всего ЕАЭС. Пожалуй, от согласованного решения именно этого вопроса, как считают многие эксперты, зависят реальная дееспособность антикризисных мер, динамика социально-экономического развития стран-участниц ЕАЭС и интеграционных процессов в данном регионе.

 Что же касается последних, замдиректора Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв высказал автору в кулуарах упоминавшейся видеоконференции такое мнение: «80%-ное, если не большее влияние на политико-экономический «климат» в ЕАЭС приходится на Россию. Потому ухудшение ситуации в экономике РФ автоматически влияет и на интеграционные процессы, и на социально-экономические тренды в других странах-участницах». При этом «низкие цены на нефть и высокий уровень нестабильности курса рубля показывают, что в современных условиях Россия уже не может быть «донором» интеграции и оказания, в прежних объемах экономической помощи Армении, Киргизии, Белоруссии». По мнению А. Широва, требуются «принципиально новые подходы и к согласованным антикризисным мерам, и к интеграционным проектам». Если точнее, те и другие, как считает эксперт, «должны быть сориентированы на развитие промышленности и инфраструктуры, на стимулирование предложения и спроса в регионе ЕАЭС, на рост промышленно-экспортного потенциала всего этого блока».

 Схожая (если не более жесткая) точка зрения у директора сектора международных экономических организаций Центра экономических исследований Вячеслава Холодкова: «Секвестры бюджета в РФ из-за низких цен на нефть не могут качественно выправить экономическую ситуацию в стране. И вдобавок негативно влияют на интеграционные процессы в ЕАЭС, как и на экономику всех его стран. При этом экспортно-сырьевая ориентация внутри- и внешнеэкономической политики, как показывает мировая практика, не может быть стержнем реальной экономической интеграции каких-либо стран». В. Холодков отмечает также, что в недавний период высоких нефтяных цен (2009-2013 гг.), да и раньше «ничего существенного не делалось для надлежащего изменения структуры экономики РФ. Иными словами, зачем рисковать? А теперь применяются в основном фискальные схемы для поддержания экономики, ибо стратегических антикризисных решений, учитывающих и «фактор» ЕАЭС, пока не просматривается».

 Так или иначе, доля сырьевых товаров (в т.ч. сельхозсырья) в российском экспорте в 2015-м остается по-прежнему высокой – почти 70%, в Казахстане, Армении и Киргизии – соответственно 75%, около 60% и почти 80%. Пока только в белорусском экспорте стоимостная доля сырьевой продукции не более 20%.

 Заметим, что, по оценкам ЮНИДО и ЮНКТАД (2014 г.), сырьевая «планка» в стоимости национального экспорта выше 40% – это нижний порог риска не только для социально-экономической стабильности, но и одновременно  препятствие для равноправной экономической интеграции с «промышленными» странами. Между тем доля интеграционных проектов, нацеленных на ускорение индустриализации экономики и экспорта стран-участниц ЕАЭС, в его инвестиционном портфеле пока не превышает 30%.

 Евразийский союз существенно проигрывает в этом отношении других экономическим объединениям. Так, по-прежнему высокие темпы экономического роста и особенно роста промышленного производства и экспорта в регионе АСЕАН  -  это, без преувеличения, комплексный результат согласованной промышленной, валютной и инвестиционной политики всех стран-участниц, а также дву-/многосторонних программ в том же регионе, предусматривающих дальнейшую индустриализацию его экономики и, стало быть, экспорта. То же характерно для экономических трендов и в регионе Совета сотрудничества арабских государств Арабского (Персидского) залива. Здесь, благодаря растущим совместным инвестициям в глубокую переработку нефтегазового сырья и межгосударственному стимулированию несырьевого экспорта, валютные и в целом экономические потери шести стран-участниц от низких нефтяных цен существенно ниже, чем в ЕАЭС.

 Кстати, на тех же принципах развивалась интеграция в рамках упомянутого СЭВ: уже во второй половине 1950-х, то есть всего через 6-7 лет после создания этого блока, прежде аграрно-сырьевые Болгария, Венгрия, Албания стали по нарастающей производить и экспортировать разнообразные товары с высокой добавленной стоимостью.

Целесообразность именно таких подходов к интеграционному вектору национальных экономик обусловлена хотя бы тем, что среднемировые цены на сырьевую продукцию – при любой конъюнктуре – минимум на треть выше. И уже которое десятилетие...

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2581
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика