Кризис власти в Латвии как шанс для политических экстремистов-русофобов
02.02.2016 | Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ | 00.03
A
A
A
Размер шрифта:

В новый, 2016 год Латвия «въехала» на волне коллапса власти: в короткий срок страна лишилась премьер-министра и президента, а рычаги управления достались главе парламента, известной своими крайними националистическими убеждениями. И тут же основной кандидат в премьеры подтвердил свою готовность следовать курсом ликвидации русского языка в школах нацменьшинств. Все это, вместе взятое, поставило республику на грань кризиса с непредсказуемыми последствиями.

Когда фигуры падают с доски…

Началось всё с того, что 7 декабря прошлого года тогдашний премьер Латвии Лаймдота Страуюма, против которой отчаянно интриговали её же собственные однопартийцы из стоявшего во главе коалиции «Единства», подала в отставку, устав терпеть постоянные обвинения в недееспособности. На место главы правительства метила лидер «Единства» Солвита Аболтиня, но в разыгравшейся «схватке бульдогов под ковриком» она потерпела поражение – в начале января президент Раймонд Вейонис доверил формирование нового кабмина представителю Союза «зеленых» и крестьян Марису Кучинскису.  

Ещё до своего утверждения М. Кучинскис провел переговоры с представителями главных коалиционных партий. После одного из раундов подобных переговоров сопредседатель праворадикального Национального блока VL-ТБДННЛ Райвис Дзинтарс поведал, что в обмен на поддержку со стороны этой политической силы М. Кучинскис пообещал приступить к полному переводу всех русских школ Латвии на латышский язык. Позже Кучинскис подтвердил это, хотя и с оговоркой в отличие от радикалов, он не считает, что покончить с русским в школах нацменьшинств удастся уже в течение ближайших двух лет, это процесс, более растянутый по времени. 

Затем кандидат приступил к формированию своего кабинета. Это опять же оказалось нелегким делом, в частности из-за сопротивления того же «Единства», представители которого, не получив «хлебного» Министерства сообщения, сочли себя несправедливо обделенными при дележке портфелей. И тут президент Р. Вейонис 20 января совершенно внезапно попадает в больницу. Сначала общественности не хотели ничего сообщать о природе болезни главы государства, но позже выяснилось, что президента поразила септическая инфекция, затронувшая сердечные клапаны, поэтому ему потребовалась срочная операция. Сейчас, если верить врачам, жизнь Р. Вейониса уже вне опасности, но сколько времени продлится период временной нетрудоспособности, точно сказать не способен никто. Более того, президенту, по некоторым сообщениям, грозит инвалидность.      

Как и предусматривает Конституция государства, на время болезни президента его обязанности легли на плечи главы парламента Инары Мурниеце (выбранной от того же Нацблока). И с этим связана немаловажная коллизия – впервые во главе государства, пусть даже на непродолжительный срок, оказалось лицо со столь радикально националистическими взглядами. В Латвии президентов не выбирают всенародно, а определяют путем подсчета голосов членов парламента. И в этом процессе местная политическая элита демонстрирует некоторое трезвомыслие: обычно высший пост получали люди, достаточно умеренные по взглядам, чуждавшиеся радикальной риторики. Так, Гунтис Ульманис и Андрис Берзиньш были в свое время заурядными советскими партократами, Валдис Затлерс являлся до начала политической карьеры добродушным врачом-ортопедом, а у Вейониса и вовсе мать – этническая русская из Псковской области. Несколько выбивалась из этого ряда бывшая гражданка Канады Вайра Вике Фрейберга, родители которой бежали из Латвии в 1944 году, но и ей по степени радикализма до нынешней главы парламента далековато.

Что же касается И. Мурниеце, то её образ мышления давно известен. Например, 26 января, выступая перед парламентом, она в числе основных, стоящих перед Латвией угроз, наряду с терроризмом и миграционным кризисом в ЕС, назвала «агрессивную, реваншистскую и непредсказуемую державу» на востоке. До этого был демонстративный отказ от встречи с российским послом, активная поддержка украинского майдана и требования ко всем чиновникам говорить только по-латышски.

В ноябре прошлого года, выступая в честь очередной годовщины провозглашения Латвийской республики, спикер, в частности, сказала: «В стране, где в результате колонизации в годы оккупации осталось всего 62 процента жителей коренной национальности, необходимо предпринимать более решительные шаги по формированию единой нации. У нас по-прежнему существуют этнически разделенные школы. Политическая воля для введения образования только на государственном языке оказалась недостаточной. Интеграция является вопросом национальной безопасности, но она невозможна в обществе, где раскол искусственно поддерживается с детства». Одним словом, имеем дело с твердокаменной сторонницей идеи «латышской Латвии».         

Школьный капкан

Естественно, усиление влияния в государстве подобных радикалов не может не тревожить. Свидетельствует оппозиционный активист Владимир Линдерман: «Из-за болезни Вейониса обязанности президента Латвии сейчас исполняет спикер Инара Мурниеце от Нацблока. Откровенная неонацистка, в недавнем прошлом сотрудница мракобесной русофобской газеты Latvijas avīze. Умеренных националистов несколько смущает этот факт. Поэтому политики, журналисты и даже юристы в один голос утверждают, что якобы и.о. президента никакими реальными полномочиями не обладает. При этом никто не ссылается на конкретную статью закона, где было бы четко сказано, что функции и.о. президента как-то ограничены. Мне известна лишь 52 статья Конституции Латвийской республики, где чёрным по белому написано: если действующий президент не может исполнять свои обязанности, его власть переходит к председателю Сейма. Ни слова о каких-либо ограниченных полномочиях. Те же самые полномочия, вплоть до объявления войны. Если следовать Конституции, власть переходит в полном объёме. Скорей всего, Национальный блок не будет пока использовать эту ситуацию для каких-то острых шагов во внешней и внутренней политике. В союзе с «зелёными» и крестьянами Нацблок сейчас занят важным делом – дербанят «Единство», не до русских. Но сам по себе механизм перехвата власти – перспективный. Например, политический кризис, президент уходит в отставку (или его уходят), и неонацисты получают во временное пользование президентский пост… Сейчас у них ещё не хватает силенок для серьёзной авантюры, но что будет завтра? Число голосующих за них стабильно растет, и это, в основном, молодежь…»

И тут самое время вернуться к вопросу о школах. Вообще-то, искоренить образование на русском государство пытается давно, с 2004 года. Тогда, 12 лет назад, русскоязычная община мощно встала на защиту своих прав, были многотысячные митинги и демонстрации – и власть несколько «сдала назад», согласившись на так называемый билингвальный вариант. Однако в 2014-м правительство Л. Страуюмы объявило одним из своих приоритетов хоть и постепенное, но окончательное искоренение русского в школах, и сейчас М. Кучинскис, по сути, лишь подтвердил приверженность этому курсу.

«Школы нацменьшинств в Латвии будут ликвидированы, причём эту инициативу Нацблока с удовольствием поддержат все правящие партии. Конечно же, и Кучинскис, и Союз «зеленых» и крестьян, и партия «Единство» будут гнуться и с удовольствием уступят эту инициативу Национальному блоку. Никакие законы, хартии, конвенции Евросоюза или других международных организаций, будь то хоть папа римский или ООН, не могут гарантировать вам, что что-то будет в Латвии, а чего-то не будет. Если не появится противодействия, то станут давить дальше. Будет противодействие – тогда и включатся все призванные для этого хартии и международные организации. А если все станут молчать, то будут проталкивать «ликвидацию» дальше. Здесь ведь не против образования как такового, а чтобы русского духа даже здесь не было», – признаёт лидер парламентской фракции оппозиционной партии «Согласие» Янис Урбанович.

Напомним, что в Латвии на русском говорят в быту и в семье примерно 35% населения. Естественно, вряд ли все они покорно смирятся с навязываемой им перспективой дерусификации подрастающих поколений. А там, где осуществляется массовый протест, всегда есть простор для провокаций. Достаточно малейшей искры – и может начаться силовой конфликт. Не стоит и говорить о том, насколько он опасен в стране, где долгие годы закладывались «мины» межэтнического противостояния, где размещены контингенты Вооруженных сил США и которая напрямую граничит с Россией.    

Тем более что уже сейчас в социальных сетях стали публиковаться призывы «выйти и показать этнократам». Известный латвийский политолог и правозащитник, лидер Конгресса неграждан Александр Гапоненко усматривает здесь немалую угрозу: «Нельзя исключить, что Вейонис был целенаправленно устранён «темными силами» из рядов действующих политиков – для того, чтобы создать в Латвии обстановку политического и правового хаоса. В СМИ последнее время были заметны явные попытки нагнетания истерии. Например, внезапно в латышских изданиях стали писать об угрозе реализации латвийскими русскими «донецкого сценария» – в ответ на возможность включения в правительственную декларацию пункта о переводе их школ к 2018 году исключительно на латышский язык обучения. За этими публикациями явно стояли латвийские «джеймсбонды» – поскольку шум (вокруг необходимости немедленно встать на защиту школ. – В.В.) стали поднимать люди, не имеющие какой-либо связи с авторитетными русскими организациями и занимающиеся откровенными провокациями».

Пока трудно сказать, в какую сторону станет развиваться сложившаяся в Латвии ситуация. Но даже если на этот раз самого худшего сценария удастся избежать, нет никаких гарантий, что через какое-то, не очень продолжительное время он вновь не начнет приобретать угрожающие очертания.

–––––––––––––––––––––

Фото – http://rus.delfi.lv/news/daily/latvia/rech-murniece-18-noyabrya-vozmutila-aboltinyu-i-ushakova.d?id=46739743

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:656