О преступлениях ОУН-УПА – документально
07.02.2016 | Виктор РОГОЖИН | 00.05
A
A
A
Размер шрифта:

В последние десятилетия, особенно с распадом Советского Союза, как на Западе, так и в ряде государств, образовавшихся на постсоветском пространстве, делается все возможное для реабилитации воен­ных преступников. В этом особенно преуспели власти стран Балтии и Украины, поощряющие увековечение памяти об эсэсовских легионерах и коллаборационистах иных мастей, которые воевали на стороне нацист­ской Германии.

С приходом к власти в Киеве нацистско-олигархического режима реабилитация военных преступников вышла там на новые высоты. Руководителю Ор­ганизации украинских националистов (ОУН) С. Бандере и командующему Украинской повстанческой армией (УПА) Р. Шухевичу и их подручным устанавливают памятники, их именами называют улицы и площади, на их примере воспитывают молодежь. 9 апреля прошлого года Верховная рада Украины приняла закон о признании боевиков ОУН-УПА борцами за независимость Украины в ХХ веке и предоставила им право на социальные гарантии.

Попытки хунты выдать карателей и убийц за борцов «за национальную независимость» сопровождаются унижением сограждан, воевавших в Красной армии и других формированиях на стороне антигитлеровской коалиции, разрушением памятников советским воинам-освободителям. Под эти действия подведена уже и законодательная база – ставший печально известным закон Украины «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического тоталитарных режимов и запрет их пропаганды». Властей «незалежной», так стремящихся в Европу, не смущает даже то, что, по вынесенной в декабре 2015 г. оценке Венецианской комиссии Совета Европы и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, указанный закон не соответствует европейским законодательным стандартам.

Кого же защищают идеологические структуры нового киевского режима в лице так называемого Украинского института национальной памяти и иных, подобных ему органов «национального беспамятства»?

В апреле 1943 г. по решению немецких военных властей была создана 14-я дивизия СС «Галичина», укомплектованная преимущественно этническими украинцами. Свой крова­вый путь она начала с боев в Карпатах против партизан. После того как «Галичину» летом 1944 г. основательно потрепала Красная армия под Бродами, уничтожив 7 из 12 тыс. чело­век ее состава, командование СС переместило дивизию в Словакию, затем на Балканы, где та продолжала сражаться против югославских партизан и советских войск.

А если посмотреть на ОУН и ее вооруженное формирование УПА? Несмотря на то, что украинским националистам случалось вступать в стычки с вермахтом, их облик в годы Великой Отечественной войны определили тесное сотрудничество с герман­ским нацистским режимом и ожесточенная борьба против Красной армии и советской власти, развернутая с первых дней войны. Чего стоит одна лишь инструкция, изданная руководством ОУН(б) весной 1941 г., где прямо говорилось: «Москали, поляки, жиды – враждебные нам национальные меньшинства», которые должны либо ассимилироваться, либо изолироваться, либо уничтожаться. В инструкции террор провозглашался в качестве основного метода реализации такой национальной политики.

Прибытие во Львов 30 июня 1941 г. вместе с немецкими частями походной группы ОУН под руководством Я. Стецко ознаменовалось массовыми погромами, в ходе кото­рых, по различным данным, погибли от 4 до 7 тыс. человек. Среди карателей были и во­еннослужащие батальона «Нахтигаль», сформированного абвером для действий в соста­ве диверсионного подразделения «Бранденбург-800», во главе с Шухевичем. Кровавый след бандеровцев явственен и в печально знаменитом Бабьем Яру под Киевом, ставшем в 1941-1943 гг. местом расстрелов не менее 150 тыс. гражданских лиц и военнопленных.

На оккупированной немцами территории бандеровцы уничтожали поляков, евре­ев, белорусов, цыган, русских. Не щадили и украинцев, заподозренных в симпатиях к советской власти. С созданием в 1942 г. УПА этнические чистки приобрели массовый, систематический характер. И вот этих садистов и убийц сегодня выдают за «хероев» «национально-освободительного движения».

Часть вины за нынешний разгул адвокатов коллаборационистов и терпимое отношение украинского общества должны принять на себя историки, в том числе российские. Слишком долго преступная  деятельность ОУН-УПА освещалась без должной систематичности и основательности, а гласно­сти предавались лишь отдельные, наиболее кровавые страницы их истории. Однако тотальному наступлению укронацистов следует противопоставить столь же решительное контрнаступление с оружием правды.

В этом плане считаем важным издание в 2015 г. Министерством обороны РФ сборника документов «Освобождение Украины», в котором рассказано и об истинных освободителях Украины от немецких оккупантов, и о тех, кто пытается выдавать себя за «освободителей». Действиям последних посвящен значительный раздел, в котором приведены документы, содержащие новые и неопровержимые факты сотрудничества ОУН-УПА с вермахтом и устроителями на­цистского оккупационного режима, ведения украинскими националистами вооруженной борьбы с Красной арми­ей и осуществления ими жесточайших репрессий против мирного населения.

Так, сообщение наркома внутренних дел СССР начальнику Главного полит­управления РККА от 19 января 1942 г. опровергает тезисы адвокатов ОУН-УПА о том, что последняя воевала за «независимую Украину» одинаково и с Красной армией, и с вермахтом. О какой независимости от немцев могла идти речь, если герман­ское командование – всего через полгода после начала войны – приступило к созданию «украинской армии». В Новоград-Волынском Житомирской области из пленных коман­диров РККА комплектовалась специальная школа. Оккупационные власти формирова­ли также карательные отряды из лиц украинской национальности, включая дезертиров и военнопленных. Перед такими отрядами ставилась задача бороться с нарастающим партизанским движением в тылу немецких войск, «вылавливать и уничтожать лиц, не­желательных германским властям».

Выслуживаясь перед носителями немецкого «нового порядка», бандеровцы шли на любые провокации, нередко надевая красноармейскую форму и выдавая себя за со­ветские воинские подразделения. Входя в доверие людей, выявив партизан, подполь­щиков, партийно-комсомольский актив, каратели затем беспощадно расправлялись с ними. Одно из таких злодеяний зафиксировано в акте, подписанном 11 апреля 1944 г. членами специальной комиссии 1-го дивизиона 206-го гвардейского легкого артилле­рийского полка и несколькими оставшимися в живых жителями села Нова-Брикула Струсовского района Тернопольской области. Здесь от рук бандеровцев, переодетых в красноармейскую форму, в один день погибли 115 местных жителей.

По докладной записке начальника Украинского штаба партизанского движения Т.А. Строкача командующему 1-м Украинским фронтом маршалу Г.К. Жукову от 10 мая 1944 г. можно судить, насколько широко расплодилось под покровительством гитлеров­цев бандеровское движение на Волыни. Части вермахта, германские спецслужбы координировали с оуновцами совместные действия против наступавшей Красной армии, снабжали их оружием, боеприпасами, продовольствием. Как следует из перехвачен­ного партизанами приказа краевого проводника ОУН на северо-западных территори­ях Д. Клячкивского (Клима Савура), все усилия националистов направлялись против РККА и советских партизан.

Первые страницы донесения на имя Г.К. Жукова

Первые страницы донесения на имя Г.К. Жукова

После того как действующая армия покинула территорию Украины, приступив к освобождению Восточной Европы, ОУН-УПА активизировали террор против мирного населения. Участились нападения на небольшие гарнизоны, села, отдельных военно­служащих и партийно-советский актив. Философию убийц наглядно передает призыв Шухевича к своим боевикам: «Не запугивать, а истреблять! Не надо бояться, что люди проклянут нас за жестокость. Пусть из 40 миллионов украинского населения останется половина – ничего ужасного в этом нет». Как видим, фанатики «украинского интегрального национализма» пускали в ход оружие не только против «москалей, ляхов и жидов», но и против своих соплеменников, не глядя на то, кто попал под пулю или топор – старик, женщина или грудной ребенок.

О таком случае говорится, например, в донесении начальника политотдела Киев­ского военного округа полковника Лукашука начальнику ГлавПУ РККА от 6 февраля 1945 г., в котором приводятся подробности налета банды из 200 боевиков ОУН-УПА на районный центр Городницы Житомирской области. Бандеровцы истреби­ли многих жителей, включая грудных детей, и оставили после себя пепелище.

Ныне утвердившийся в Киеве политический режим всеми силами замалчивает та­кого рода факты, стремится не только обелить, но и героизировать карателей из чис­ла украинских националистов. Публикация документов из фондов Центрального архива МО РФ, о которой шла речь выше, – важное звено в цепи изданий, которые следует предпринять во имя того, чтобы преступления ОУН-УПА против собственного и других народов стали очевидными даже для самых упрямых маловеров.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2159