Полное фиаско «Восточного партнерства»
08.02.2016 | Николай УСТИМЕНКО | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Программа по взаимодействию Евросоюза с постсоветскими республиками под названием «Восточное партнерство» (ВП) закончилась катастрофой. Об этом в эфире «Радио Польша» 29 января заявил польский министр иностранных дел Витольд Ващиковский. Дипломат считает мифом убеждение, что хорошую политику соседства можно вести посредством общеевропейских структур и назвал «Восточное партнерство» немецкой концепцией, которую Польша отбросила «как неправильную». Итоги программы говорят сами за себя: из всех стран-участников самыми стабильными оказались те, кто менее всего шел на поводу у Брюсселя.

Антироссийская направленность

ВП стартовало в 2009 году по инициативе Польши и Швеции как программа по укреплению сотрудничества между Евросоюзом и шестью постсоветскими государствами Восточной Европы и Закавказья. Проще говоря, речь шла о создании буферной зоны между ЕС и Россией. В качестве «пряников» Брюссель обещал странам-участникам зону свободной торговли (ЗСТ) и отмену виз. Попутно Евросоюз банально платил им деньги. В 2010-2013 гг. на «развитие сотрудничества с восточными соседями» Брюссель выделил €1,9 млрд., а ВП добавило к этой сумме еще €350 млн. Львиная доля этих денег досталась Украине. Кроме того, при учреждении программы Киев получил среднесрочный кредит от Брюсселя на сумму €1,8 млрд.

Таким нехитрым и недорогим способом ЕС попытался вбить клин между Россией и шестью постсоветскими странами. Хотя еврочиновники без устали подчеркивали, что данная инициатива не является антироссийской, в Москве предпочли доверять собственным глазам. Накануне последнего саммита ВП представитель МИД РФ Александр Лукашевич заявил, что эта программа имеет «ярко выраженную антироссийскую направленность». Россия пообещала реагировать на недружественные действия других стран жестко и принципиально, «поскольку мы видим, куда движется это партнерство и какие оттенки оно приобретает со стороны участников этой программы».

Кроме того, для некоторых стран проект создавал иллюзию первого шага на пути вступления в Евросоюз, которую Брюссель долго не хотел развеивать. Наконец, накануне последнего, рижского саммита ВП канцлер Германии Ангела Меркель четко заявила, что существующий формат взаимодействия «не является инструментом для расширения ЕС». С украинскими элитами, которые ради несуществующей «европейской перспективы» разрушили собственное государство, развязали гражданскую войну и погрузили своих граждан в нищету, слова главы ФРГ сыграли злую шутку. Впрочем, Киев, как обычно, неудобные заявления европейских политиков предпочел не заметить. Но от этого их суть ведь не изменяется.

Восточная Европа

Настоящим «отличником» среди участников ВП стала Молдова. 27 июня 2014 года руководство республики в помпезной обстановке подписало соглашение об ассоциации с ЕС. Уже на следующий день молдаване получили возможность ездить в страны Шенгенской зоны без виз. Кроме того, договор включает в себя углубленную и всеобъемлющую ЗСТ с Евросоюзом, начавшую действовать с 1 сентября 2014 года. Молдова выполнила все, что от нее требовалось, и получила от Брюсселя максимум возможного. Итог, как говорится, налицо.

Сначала республика закономерно вылетела из ЗСТ СНГ и по итогам первого года «свободной торговли» резко сократила товарооборот с внешним миром. Правда, Брюссель свое взял, переориентировав на себя сырьевой экспорт из республики и вытеснив с внутреннего рынка местных аграриев. За это время в Кишиневе сменилось три правительства, а с 6 сентября 2015 года в стране начались массовые народные волнения. Рецепты от Брюсселя умножили коррупцию, привели экономику страны в тупик, народ к массовому обнищанию, а политическую элиту к банкротству. Молдову лихорадит, и оздоровление государства может наступить только при радикальном пересмотре проевропейского курса.

Схожие симптомы наблюдаются у Украины. Прошло почти два года с начала имплементации политической части договора об ассоциации с ЕС, а с 1 января 2015 года Киев пользуется всеми преимуществами ЗСТ с Евросоюзом. За время активной «евроинтеграции» экономика страны катастрофически деградировала, внешнеторговый оборот скукожился, как резиновый коврик на солнце, а доходы граждан упали до уровня беднейших государств Африки. Попутно от Украины стали откалываться целые регионы, а население оставшихся под контролем Киева территорий активно эмигрирует. Власти Украины погрузили страну в долговую кабалу и ждут безвизового въезда в ЕС, чтобы вытолкнуть своих граждан на сезонные работы. Брюссель пока только обещает, но не «женится». Хотя пример молдаван ярко иллюстрирует, что, если украинцам и позволят ездить в страны Шенгенской зоны без виз, благоденствия точно не наступит.

Самым непослушным учеником Брюсселя оказался Минск. Его участие в проекте ограничилось обсуждениями отношений Беларусь–ЕС и подписанием совместных деклараций. На последнем саммите в Риге белорусская делегация отказалась поддержать итоговый документ, осуждающий возвращение Крыма в состав России, после чего даже в Евросоюзе зазвучали разговоры о крахе ВП. На фоне «евроинтегрировавшихся» по уши Молдовы и Украины Беларусь, конечно, выглядит островком стабильности и благополучия. С другой стороны, игры Минска в многовекторность совсем не радуют. Руководство евразийской Беларуси может воочию наблюдать, чем они обычно заканчиваются на примере бывшего президента Украины Виктора Януковича.

Закавказье

На Кавказе передовиком ВП без сомнения является Грузия. Подписав вместе с Молдовой 27 июня 2014 года соглашение об ассоциации и синхронно с Кишиневом запустив ЗСТ с ЕС 1 сентября, власти страны со своими коллегами с Украины ждут от Брюсселя обетованный безвизовый режим. После года беспошлинной торговли с Евросоюзом общий экспорт из Грузии сократился на 23%, в основном за счет потери рынка стран СНГ. Почти в два раза замедлился рост ВВП (с 4,6% в 2014 году до 2,8% в 2015 году). Состояние политических элит пока далеко от молдавского, но в декабре прошлого года правительство страны вынуждено было уйти в отставку. «В стране ощущение нестабильности», – констатирует руководитель грузинского «Демократического движения» Нино Бурджанадзе.

Настоящим разочарованием для Брюсселя стала Армения. За два месяца до саммита в Вильнюсе в ноябре 2013 года, где готовился к подписанию договор об ассоциации и ЗСТ с ЕС, Ереван объявил о своем решении вступить в Евразийский союз. По итогам прошлого года властям удалось мирно справиться с проблемой «электромайдана», улучшить внешнеторговый баланс, удержать объем госдолга на приемлемом уровне (до 50% от ВВП). У Еревана получилось, в отличие от евроинтегрирующегося Тбилиси, сохранить свой экспорт примерно на уровне 2014 года (-3,9%). Кроме того, вопреки негативным прогнозам МВФ (-1%), Всемирного банка (0%) и ЕБРР (-1,5%), армянская экономика продолжала уверенно расти (+3,5%).

Не горел желанием «идти в Европу» и Азербайджан. Накануне вильнюсского саммита представитель президентской администрации Новруз Мамедов заявил, что ни о какой ЗСТ с Евросоюзом не может быть и речи. «Мы им заявили, что не можем, не сможем принять соглашение об ассоциации с ЕС», – признался чиновник. Взамен Брюсселю предложили подписать соглашение о партнерстве. Но и здесь произошел конфуз. После резкой резолюции Европарламента о положении с правами человека в Азербайджане в руководстве республики предложили отказаться от участия их государства в программе ВП. Ранее вопрос о целесообразности евроинтеграции Азербайджана на фоне нарастающих проблем в ЕС поднимал и президент страны Ильхам Алиев.

Итоги краха

Спустя неполные семь лет «Восточного партнерства» можно подвести предварительный итог. «Из шести постсоветских республик три – Грузия, Украина и Молдова – заключили соглашение об ассоциации с Евросоюзом. И что? Там везде сейчас проблемы», – констатирует глава комитета Госдумы по делам СНГ Леонид Слуцкий. Участие государств Восточной Европы и Закавказья в программе ВП привело только к тому, что народы этих стран с каждым днем все больше тошнит от европейских агиток.

Ярче всего крен в евразийскую сторону проявился у молдаван. Почувствовав на своей шкуре все прелести евроинтеграции, граждане Молдовы теперь больше хотят вступить в ЕАЭС, чем в ЕС. Схожая тенденция наблюдается в Грузии, где количество адептов «европейской мечты» постепенно уменьшается. Исключение пока составляет лишь Украина, но окончательные выводы ей еще предстоят. Поскольку Брюссель не собирается официально констатировать смерть «Восточного партнерства», впереди нас ждет еще много занимательных перемен на постсоветском пространстве.

Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:3150