Молдавские власти получили американскую лицензию на разгон протестов
15.02.2016 | Игорь ДОДОН | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

– Игорь Николаевич, как вы представляете себе утро после победы? Коррупции не будет, олигархи перестанут покупать прокуроров? 

– Утром после выборов начнётся самый тяжёлый период – и сейчас тяжёлый, но будет не легче – страна в плачевном состоянии, очень сложном. Практически не действует ни одно из звеньев государственного управления. Всё прогнило, покрылось олигархической плесенью, всё нужно расчищать, строить заново. Многое зависит от того, будем ли мы одни во власти или придём к власти с другими политическими силами. Поэтому я сейчас буду говорить о том, как это вижу я. Хочу, чтобы люди понимали: от того, насколько массовой будет поддержка Партии социалистов гражданами страны, зависит – смогу ли я настаивать на этих позициях. 

Первое, что нужно сделать, – заново выстроить вертикаль власти, чтобы работали все институты и инструменты власти. Я говорю не только о правительстве, где нужно провести серьёзную чистку непрофессиональных кадров, мы не будем брать людей по партийному принципу, там нужны профессионалы. Это касается и прокуратуры, и судебной системы, и Конституционного суда, где засели румыны. Это касается многих, многих вещей. Первое, что нужно сделать, – создать вертикаль власти. Это непросто. Но если иметь парламентское большинство, а лучше – конституционное, то это можно решить за месяц–два по оптимистичной оценке. 

Параллельно начнем разбираться с экономикой и социальным сектором. Граждане ждут улучшения качества жизни: пенсионеры ждут, чтобы им вернули компенсации, повысили пенсии, бюджетники ждут прибавки к зарплате. Но всё это станет возможным, только если деньги будут в экономике, в бюджете. Решать социальные проблемы мы сможем, только если наладим эффективную работу всех экономических инструментов, то есть государство должно разработать и принять эффективную налогово-бюджетную политику, нужно вернуться к поощрению и созданию условий для местного производителя.

Я не исключаю, что нужно будет принципиально подойти к ужесточению требований по импорту некоторых товаров, которые мы здесь производим. То есть создать экономическую базу, которой сейчас нет. После того, как мы создадим нормальную финансово-бюджетную политику, налоговую политику, используя профессиональную команду, которая есть в государственных институтах, параллельно надо будет заняться открытием рынков и внешнеполитической деятельностью. Здесь нужно будет принципиально рассмотреть все, что касается наших отношений с Европейским союзом. Наша позиция состоит в том, что нужно будет денонсировать некоторые соглашения, ни в коем случае не трогать соглашение о безвизовом режиме. Необходимо возвращение российского рынка и стратегического партнёрства с Российской Федерацией. 

Нужно понимать, что даже если мы сделаем всё это быстро, то отдача от всех этих политик будет получена в течение полугода-года. Поэтому нам нужна будет определённая финансовая поддержка с самого начала, чтобы удержать ситуацию. Внутренние источники финансирования – это национализация и возвращение того, что было украдено олигархами. Это будет непросто, но это возможно, по некоторым позициям можно двигаться довольно быстро – по гостиницам, самолётам и так далее. Будут судебные издержки, это понятно. На короткий период нам нужна будет помощь извне. Запад, скорее всего, нам её не предоставит. Поэтому нам придётся искать эту помощь на Востоке. Я думаю, мы найдём её в Евразийском банке развития, есть и другие средства для возрождения экономики. В течение полугода-года мы должны выйти на тот уровень, который позволит нам самим зарабатывать деньги для развития. После чего внешние займы будут нужны только для инфраструктурных инвестиций. 

– Мой вопрос был немного ёрническим: я пытался сказать, что «Молдова без олигархов» это – броский лозунг, но олигархи никуда не денутся. Коррупция – системный порок, она есть везде, в Америке и Европе верхушечная коррупция огромная. Там меньше низовой коррупции в среде мелких чиновников и полицейских, но в элите коррупция такая, что нашим олигархам не снилась. 

– «Молдова без олигархов» не означает Молдову без состоятельных людей, без богатых людей. Олигарх – это слияние бизнеса и власти. Я против того, чтобы крупный бизнес занимался политикой. Бизнес пусть развивается, но должна быть социальная нагрузка на бизнес. Состоятельные люди будут, но положения, когда 90% населения существуют на грани выживания, бедствуют, живут на последние копейки – такого быть не должно. Есть очень богатые люди в Норвегии, Швеции и Финляндии – я говорю об этом потому, что в этих странах экономика и государственное управление основаны на социалистических принципах, но там нет такого разрыва между бедными и богатыми. Вот я бы хотел, чтобы у нас был такой социализм, как в Норвегии. Нужна налоговая система, стимулирующая появление среднего класса. А богатые люди во власть не должны идти. 

– Не обязательно быть во власти лично.

– Я понимаю, что просто не будет, но других вариантов нет. Если мы этого не сделаем, то не будет Молдовы. 

 – Я хотел бы спросить о партнёрах, о которых вы упомянули. Я не пытаюсь вас рассорить, просто хочу понять. Дивная фраза Ренато Усатого (председатель партии «Наша партия». – Ред.) «Я найду Колумба, который закроет Америку» всем понравилась, но совершенно ясно, что мы видим перед собой популиста. И как популист Ренато будет искать небольшие конфликты, придумывать экстравагантные выходки, использовать любую возможность присутствия в информационном поле для поддержания личной популярности. И электорат у него будет соответствующий – без определённой идеологии. Можно ли опираться на такого партнёра?

– Я бы хотел иметь возможность выбирать партнёров. Я бы хотел иметь такую возможность сейчас. К сожалению, у меня такой возможности нет. Я должен работать с теми, кто ближе мне в сравнении с другими. Понятно, что если социалисты возьмут большинство, мы будем реализовывать свою программу. А если не будет большинства, нам надо будет принимать какие-то решения. К сожалению, выбор партнёров не очень велик. Я очень надеюсь, что у наших партнёров будет больше политической ответственности, когда придёт время принимать решения в интересах страны. 

Возможно, вы заметили, что в течение последнего года я на все выпады старался отвечать, исходя из интересов будущего страны. Может быть, при этом я что-то терял. Может быть, кто-то думал: «Вот как Усатый «сделал» Додона, и Додон ничего не ответил». А я делал это потому, что для меня общие интересы выше личных. И буду пытаться поступать так и впредь. Это непросто. Потому что все мы – люди и у каждого из нас есть эмоции. Но я ещё не потерял надежду, что из этого партнёрства может что-то получиться. 

Я не буду заниматься популизмом. Я прагматик, экономист, который называет вещи своими именами, реалистично смотрит на внутреннюю и внешнюю политику. Я критикую Соединённые Штаты, жёстко. И Соединённые Штаты мне жёстко отвечают. Сегодня они выступили с заявлением «Додон неправ» в ответ на моё утверждение, что США хотят слить Молдову Румынии. Но такое создаётся впечатление, и я хочу спросить посольство США, почему Нуланд прилетала в Бухарест, чтобы признать молдавское правительство? В Кишинёве нет аэропорта? Или заявила бы из Вашингтона: «Признаю правительство Плахотнюка», почему – Бухарест? Это немного другая тема, но из-за сиюминутной выгоды я популизмом заниматься не буду. 

Для меня не являются целью должности. У меня были должности. И могут быть и сейчас, и в Молдове, и за рубежом. Меня не это интересует. Я здесь остался, чтобы попытаться поменять ситуацию. Я никогда не кричал, что буду президентом или премьером. Потому что быть президентом или премьером без команды, без понимания того, куда идёшь, – быть клоуном или куклой в руках кукловодов. 

Я далёк от мыслей, что «стану президентом Молдовы и всё сразу будет хорошо», «стану Лукашенко». Это всё, конечно, хорошо, Лукашенко и мне импонирует. Но играть в Лукашенко или Путина без системного подхода, без команды – это несерьёзно. Если мы сможем «заразить», в хорошем смысле, наших партнёров системным подходом, системным мышлением, убедим перестать думать о сиюминутной выгоде, это будет хорошо. Время покажет. 

– Платформа «ДА», Андрей Настасе и его соратники – в значительной части служащие различных неправительственных организаций, зависимых от внешнего влияния. Они покинут протестное движение, как только будет прямая команда от спонсоров, за исключением, возможно, самого Настасе, поскольку для него это будет означать политическую смерть. Мы это уже видим по реакции так называемых экспертов, блогеров, правозащитников, резко изменивших тональность выступлений. 

– Мы понимаем, с кем имеем дело. Выступления платформы «ДА» в феврале прошлого года были попыткой Запада поменять «плохих» проевропейцев на «хороших», и подготовить какую-то альтернативу на случай досрочных парламентских выборов. Но не получилось. И олигархи не хотели уходить, и не получилось создать внятную структуру для парламентских выборов. Я это очень хорошо понимаю. Но, исходя из стратегического интереса, выгодно всем – стране выгодно, чтобы против этой власти протестовали и правые силы тоже. Если будут протестовать только промолдавские силы (нас называют пророссийскими), то это разделит протестное движение и будет выглядеть как политическая борьба. Поэтому мы приняли решение, и я очень рад, что наши партнёры по протестному движению это осознали, что надо выйти общим фронтом в борьбе против этой власти.

Им тоже непросто. Потому что Вашингтонский обком сказал, что нынешняя власть – это хорошо. И сразу под это «хорошо» встали в строй Майя Санду и другие правые. А Настасе пока держит удар, действует, исходя не из интересов обкома, а из интересов народа. Сейчас они, на мой взгляд, не выполняют чьих-то поручений, и мы все не выполняем поручений, а делаем то, чего от нас хочет народ. Дай Бог, чтобы у них хватило сил, я знаю, что им непросто. 

Последний Гражданский форум был очень странным (было много вопросов, почему там не было других членов гражданского общества, а было больше проевропейских и прорумынских).

– Вообще говоря, «гражданское общество» это не синоним неправительственных организаций... 

– Я попытался немного снизить накал, потому что нам всем сейчас важно убрать эту власть. Потому что если мы её сейчас не уберём, то через год-два будет не за что бороться, мне так кажется. Но в то же время я очень внимательно отношусь к их декларациям и инициативам. К примеру, декларация форума о том, что надо дать властям 30 дней – я сразу вышел с заявлением, что это неправильно. Я считаю, что это было тактической ошибкой. После так называемого ультиматума, который закончился в четверг (хотя я против ультиматумов – когда говоришь «а», надо говорить «б»), надо было продолжать протесты, нужно постоянное давление на эту власть. 

Мне скажут, что давление не даст результата. А я скажу, что если будет так, как было вчера в Высшей судебной палате, когда протестующие зашли в зал и называли всех ворами и бандитами, если подобные действия будут продолжаться два-три месяца, они (власти. – Ред.) не выстоят. Им придётся что-то менять, им придётся что-то решать. Мы можем это делать по-разному: и большими группами, и маленькими. А применение насилия ничего не даст. 

– Не очень понятна резкая реакция «бархатных революционеров» из прежнего окружения «коммуниста» Воронина.

– Мне  понятна. Это очень подготовленные ребята, не какие-то дилетанты. Хорошо разбираются в региональной геополитической ситуации и очень хорошо понимают, что захват зданий не приведёт к досрочным выборам, а может привести только к закрытию этих партий. Я не знаю, зачем они толкают народ к этому. Причём сами они ни разу не участвовали ни в каких акциях. Но когда надо дать интервью российскому каналу, они дают интервью из нашего палаточного городка. Никто из них ни разу не подошёл ко мне и не сказал: «Игорь Николаевич, вы как-никак делаете правильное дело. Давайте будем вместе, давайте чем-то поможем». К чему они сейчас нас толкают – сделать ошибку в надежде, что у них откроется ниша на левом фланге? Очень интересно всё. Я думаю, им было бы очень выгодно, чтобы запретили Партию социалистов и «Нашу партию» Усатого. Для них это был бы идеальный вариант. 

Создавайте партию на левом фланге, попытайтесь что-то делать. Когда я ничего не смог сделать в Партии коммунистов, я ушёл и сделал другой проект на левом фланге. Хотя я не смог сделать из-за них же: если бы мы вместе действовали в 2010-2011 годах, ПКРМ не была бы сегодня в такой ситуации, Партия коммунистов была бы у власти. Но они побоялись конкуренции изнутри и сделали всё возможное, чтобы меня оттуда выкинуть. Меня все хоронили тогда, но мы добились результата и будем продолжать добиваться. А они стоят у нас за спиной и занимаются подстрекательством. Хотя и сами понимают, что, если мы с вилами возьмём правительственные здания, это не приведёт к досрочным выборам. 

– Разрешение на насилие может дать только Запад, причём может дать правительству, как это было в Греции и Турции, а может и мятежникам, как на Украине и в Грузии. А где же выход, ведь наши власти мирных протестов не понимают? 

– Сложный вопрос. С одной стороны, мы понимаем, что просто так они не уйдут. С другой стороны, им были бы выгодны беспорядки и кровь. Сами они власть не сдадут. Все революции, которые мы видели, поддерживались кем-то из геополитических игроков. А в сегодняшних массовых выступлениях в Молдове нет геополитического следа – ни российского, ни западного. Народ восстал против этой власти, народ недоволен.

10 февраля. Очередной митинг в Кишинёве: «Воров – в тюрьму, власть – народу»

Есть три возможных варианта действий. Успокоиться, ничего не делать, и это – худший исход. Применить силу, и это закончится плохо. Я уверен, что у этой олигархической власти есть американская лицензия на разгон митингующих и запрет партий. Они могут пойти на запрет левых партий, но могут пойти и на запрет правых, потому что Настасе немножко не послушался. Достаточно дать повод. Это два крайних варианта, оба из которых мне не нравятся. Между ними есть нечто среднее – постоянный прессинг. Нужно измотать эту власть, которая и так находится в очень сложной ситуации. 

Демократы сделали большую ошибку. Все шесть лет у власти они контролировали почти всё, но ни за что не отвечали. Виноватым у них был либо Филат, либо Стрелец, либо Габурич, либо Лянкэ, либо кто-нибудь ещё. Была Либерально-демократическая партия, которая разделяла с ними ответственность. Сейчас они взяли всю полноту власти в Молдове при плохой экономической конъюнктуре и серьёзной геополитической ситуации. И всю полноту ответственности. 

Если их постоянно прессовать – проводить митинги, блокировать дороги, блокировать деятельность правительства, каждую неделю проводить одну-две акции, то это приведёт к тому, что так называемые партнёры по развитию, тот же МВФ (а мы их тепло встретим, если они приедут), должны будут очень хорошо подумать. Вы скажете, что им выгодно, чтобы не было выборов. Да, сейчас выгодно. А пройдёт полгода и если что-то появится на правом фланге, станет невыгодно. Посмотрим. Нужно сделать всё возможное, чтобы блокировать эффективную деятельность этой власти.

Только это нельзя делать одной партией – нас сразу назовут рукой Москвы и так далее. Это нужно делать всем вместе, без партийных флагов и геополитического вектора. И основной удар нужно нанести в момент избрания президента. Если мы упустим этот момент и они изберут президента, то роспуска парламента не будет. Если мы, не дай Бог, попадём в такую ситуацию, то я боюсь, что мне не удастся удержать людей. И тогда всё выйдет из-под контроля. Это должны понимать и власть, и «партнёры по развитию». 

– Не очень сложно организовать кровь, мы видели беспорядки 7 апреля 2009 года, мы видели украинский «майдан». Для этого нужно несколько десятков подготовленных людей, а то и меньше. Выстрел из толпы. В толпе люди из разных политических формирований, не все друг друга знают. 

– Я поэтому и говорю, что всё очень непросто. Идём по лезвию ножа. Пока удавалось избегать провокаций, надеюсь, и в будущем получится. 

– Каковы планы на ближайшее будущее?

– Еженедельно проводить акции протеста, собрать серьёзный протест к следующему заседанию парламента, которое состоится 19 или 26 февраля. Настаивать на том, чтобы по возможности быстро запустили процедуру избрания президента. Добиться неизбрания президента в парламенте всеми возможными путями – блокировать деятельность парламента, вывести на улицы 100-150 тысяч человек, не позволить депутатам попасть в здание парламента, но только без захвата здания и без крови.

Добиться досрочных парламентских выборов – вот задача. И она реальна. 

Беседовал Олег Краснов

_________________

Фото – http://www.vesti.ru/doc.html?id=2718922

Теги: Молдова 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1903