Девальвации на фоне интеграции
22.02.2016 | Эдуард ПОЛЕТАЕВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Испытание неизвестностью и неопределенностью

Глобальные вызовы – спад деловой активности, нестабильность мировых цен на энергоресурсы и курсов валют – сдерживают развитие экономик многих стран евразийского пространства. Они негативно влияют на состояние платежных балансов государств, ухудшают показатели взаимной торговли, оказывают давление на международные резервные активы. При этом в рецептах от кризиса, рекомендуемых в странах постсоветского пространства, можно заметить много общего.

Предпринимаются меры по снижению зависимости от сырьевого экспорта. Активизируются торгово-экономические отношения с Китаем, наводится более жесткий порядок в использовании бюджетных средств. Кроме того, увеличиваются налоги, намечена распродажа госсобственности, идет легализация имущества, в том числе и денег, ранее выведенных из легального экономического оборота. В целом группа мер направлена на стабилизацию финансовых рынков и поддержку банковской системы и банковского кредита, на поддержание спроса и точечную поддержку уязвимых отраслей экономики и ведущих предприятий, включая инструменты госзаказа, субсидий и т.д. Много говорят о перспективах сферы услуг.

Девальвация национальных валют произошла сразу в нескольких постсоветских государствах. Туркменистан и Азербайджан идут на ограничение вывоза или продажи валюты своему населению. В Казахстане и России на фоне снижения мировых цен на энергоресурсы вновь обострилась риторика вокруг снижения зависимости от сырьевого экспорта и ужесточения контроля над использованием бюджетных средств. Страны-экспортеры ищут способы, которые позволят компенсировать недополученные бюджетом деньги от продажи основного источника доходов – нефти. Но не всегда принимаемые меры дают желаемый результат.

«Каким образом снижение курсов национальных валют может позитивно сказаться на внешней торговле? Действительно, есть такое представление: чем ниже курс, тем лучше экспорт. Но дело в том, что для достижения устойчивого позитивного эффекта это снижение должно быть постоянным, предсказуемым, – считает главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин. – С точки зрения инвестора аполитичного, у которого нет патриотичной позиции, нужна предсказуемость, определенность: что будет с обменным курсом, что произойдет со ставками на внутреннем рынке, куда будет двигаться инфляция. Скачкообразное движение курса добавляет неопределенности, а это то, чего меньше всего хочет инвестор, хоть местный, хоть иностранный. Безусловно, то, что тенге ослаб в два раза за последние два года – хорошо для экспортеров. Их деятельность важна для нашей экономики. Но в целом для большинства участников системы такое скачкообразное ослабление – большая нагрузка».

В то же время, отметил эксперт, бизнесменам необходимо научиться хеджировать валютные риски, как это делают, к примеру, британские предприниматели, а не перекладывать всю ответственность на плечи потребителя.

В свою очередь политолог, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замир Каражанов усомнился в эффективности ослабления национальной валюты для поддержки местных производителей, товары которых становятся заведомо дешевле импортных аналогов.

«По поводу выгоды низкого курса тенге – здесь, конечно, все очень спорно. В Казахстане это уже не первая девальвация, а промышленного производства в стране больше не стало. Проблема не в девальвации. Для инвесторов не столь важен курс национальной валюты, – полагает З. Каражанов. – Мне кажется, что для инвесторов важно, насколько вменяема и адекватна проводимая правительством, Нацбанком политика. Иногда кажется, что мы сами можем спровоцировать кризис, из которого будем долго выбираться. А если завтра из страны начнут выводить деньги, и это могут быть не только олигархи, но и просто обеспеченные граждане? Девальвация – излюбленный метод не для того, чтобы привлекать инвесторов и создавать производства, а для обеспечения финансовой стабильности в стране, чтобы дефицит бюджета не вырос, профицит в торговле не выскочил…»

Между тем профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев рассказал, что жители России также сетуют на непредсказуемость действий финансовых институтов.

«Я вижу разрыв между населением, лицами, принимающими решения, и непредсказуемостью этих решений для населения. Эта же проблема переносится и на межстрановые отношения. Если решения непонятны для населения, они таковы и для партнеров», – убежден профессор Р. Бурнашев.

Участники заседания выразили мнение, что для активизации экономических отношений, да и просто для улучшения взаимодействия странам ЕАЭС, необходимо синхронизировать монетарную политику. Речь идет не о коллективных решениях и не о единой валюте, а лишь о согласованности действий и большей открытости.

 

Жить за счет нефти нам не по карману

Спикеры экспертного клуба «Мир Евразии» также неоднократно подчеркивали: и официальным лицам, и предпринимателям, и рядовым гражданам пора перестать надеяться на нефть.

Дело в том, что страны постсоветского пространства, экспортирующие нефтегазовые ресурсы, относятся к так называемой группе отстающих, где уровень ВВП на душу населения относительно низкий или средний, а среднедушевая добыча, например, нефти находится на уровне до 10 тонн. При этом у ряда стран Персидского залива уровень ВВП существенно выше, себестоимость ресурсов гораздо ниже, количество добытых тонн нефти или газа на душу населения превышает 50 тонн. Поэтому необходимо вести речь о том, что всего несколько государств в мире способны решать все свои социально-экономические задачи исключительно за счет нефтегазового экспорта в условиях низких цен. А период низких цен, судя по всему, затянется.

И правительство Казахстана, и некоторые крупные компании снизили прогнозные показатели добычи нефти на этот год, напомнил директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев. Так, в проекте республиканского бюджета на 2016-2018 годы правительство снизило показатели планируемой добычи в нынешнем году до 77 млн тонн нефти (при цене 40 долларов США за баррель) в сравнении с 80,5 млн тонн в 2015 году. А по оценкам бывшего первого вице-министра энергетики Узакбая Карабалина, при мировой цене на нефть в 30 долларов за баррель ее добыча в Казахстане в текущем году может снизиться до 73 млн тонн.

Снижение объемов обусловлено себестоимостью добычи нефти в Казахстане, пояснил экономист Сергей Смирнов.

«Себестоимость добычи нефти в той же России составляет около 15 долларов за баррель, а в Казахстане, по официальным данным, эта цифра в среднем 50 долларов, самая низкая на Тенгизском месторождении – 24 доллара за баррель. Я думаю, – предположил спикер, – по факту стоимость добычи ниже, чем озвучивается, но все равно выше, чем в России».

Стоит отметить, что в последнее время нефть марки Brent лишь ненадолго поднялась на уровень 35 долларов за баррель. При этом эксперты говорят о растущей конкуренции на рынке углеводородов, в том числе вследствие отмены экономических санкций против Ирана.

«По заявлению иранского министра нефти Бижана Намдар Зангане, Тегеран намерен увеличить ежедневные поставки нефти на 500 тысяч баррелей и уже к осени этого года довести их до миллиона баррелей в сутки. Причем эта страна готова продавать нефть даже при ценах ниже 30 долларов за баррель. Трудно пока сказать, насколько реалистичны такие заявления, но уже видно, что Иран настроен решительно, – отметил А. Чеботарев. – Кроме того, США в декабре сняли действующий с 1975 года запрет на экспорт своей нефти. С января этого года из Америки в Европу уже пошли первые танкеры. Пока неизвестно, к чему в данном случае стремятся американцы и как они хотят повлиять на нефтяной рынок. В любом случае они сняли данный запрет неслучайно, скорее всего, в определенных политических целях».

Политологи и экономисты утверждают, что никаких предпосылок для повышения стоимости нефти нет. Однако в Казахстане и России живет надежда, что ситуация выправится сама собой, что черное золото вновь подорожает и все будет, как прежде. Эксперты говорят, что от подобных надежд нужно избавляться, и чем скорее, тем лучше.

Мнение единодушно: никаких предпосылок для повышения стоимости нефти нет, так что странам ЕАЭС не обойтись без срочных мер по снижению зависимости от сырьевого экспорта

«Мы прекрасно знаем, что необходимы реформы, что в экономике надо что-то менять. Но раньше не слушали, потому что цены на нефть были очень высокими. Сегодня ситуация поменялась. Мы ждем, что кризис заставит что-то делать, но ничего не происходит – мы живем так же, как и до кризиса, – констатировал политолог Замир Каражанов. – Вопрос в том, почему реформаторы остаются невостребованными? Почему проблемы, о которых говорят не первый год, никто не решает? Вот это «все обойдется» еще живет в сознании».

__________________

Фото – К. Конуспаев

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:674