Кому в странах Балтии и Польше мешает атомная программа Белоруссии?
23.02.2016 | Юрий ПАВЛОВЕЦ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Строительство атомной электростанции в Белоруссии, несмотря на потепление в белорусско-европейских отношениях, по-прежнему остается одним из наиболее злободневных вопросов на повестке дня в Восточной Европе. Это связано, в первую очередь, с тем, что БелАЭС способна кардинальным образом изменить структуру региональной энергетики, что вызывает негативное отношение к ней со стороны западных и северных соседей республики. В странах ЕС, и в первую очередь в Прибалтике, все еще считается «делом чести» если и не сорвать белорусскую стройку века, то как минимум затормозить ее темпы.

Недавним примером может служить обращение 22 января двух бывших руководителей Литвы В. Адамкуса и В. Ландсбергиса к правительству своей республики с требованием «сделать все, чтобы строительство атомной станции в Островце (Белоруссия – Ю.П.) было незамедлительно остановлено». Чуть раньше литовский министр энергетики Р. Масюлис, обвиняя белорусов в неправомерности строительства, направил официальное письмо министрам экономики и энергетики Латвии, Эстонии, Польши и Финляндии, в котором фактически призвал к обсуждению механизмов предотвращения импорта электроэнергии с БелАЭС, обосновав это тем, «что электроэнергия, вырабатываемая в нарушение международных регламентов ядерной безопасности, безопасности и межгосударственной оценки воздействия на окружающую среду, не будет принята в Евросоюзе».

Эти, как и многие другие, призывы остановить строительство АЭС в Островце и перестать покупать электроэнергию у России, а в будущем и у Белоруссии уже на протяжении нескольких лет не перестают литься из уст европейских политиков, которые якобы заботятся об экологической безопасности Европы. При этом ни идеи постройки новой станции в районе Висагинаса в Литве, ни проекты польской атомной станции не вызывали и не вызывают столь бурной и негативной реакции со стороны прибалтов и их западноевропейских спонсоров. В этой связи кажется вполне убедительным утверждение о том, что продолжающаяся сегодня борьба со строительством атомной станции в Белоруссии практически не связана с охраной окружающей среды, а является попыткой предотвратить грядущий передел энергетического рынка Европы и усиление на нем позиций Союзного государства России и Белоруссии.

Необходимо напомнить, что идея строительства АЭС на территории Белоруссии далеко не нова и существовала еще во времена Советского Союза, так как промышленность республики уж тогда была энергоемкой и требовала дополнительных источников электроэнергии. В 1983 году под Минском даже было начато строительство первой АТЭЦ с планируемой мощностью в 2 000 МВт, а в 1986 г. подготовлено проектное задание на сооружение АЭС в Витебской области общей мощностью 6 000 МВт. Однако чернобыльская катастрофа на долгие годы перечеркнула все планы по развитию атомной энергетики в Белоруссии, а на базе Минской АТЭЦ в начале 1990-х была построена ТЭЦ-5.

Вполне вероятно, что если бы не произошли события 1991 года, а в независимой Белоруссии не разразился глубокий экономический кризис, о собственной атомной станции руководство республики еще долго не задумывалось бы. Однако уже в 1992 году, согласно программе Совмина РБ по развитию энергетики и энергоснабжения до 2010 года, было решено предусмотреть строительство атомной электростанции. Впоследствии из-за постоянно растущих в 1990-х годах долгов за энергоресурсы власти страны окончательно пришли к выводу, что именно развитие атомной энергетики позволит стране выйти из тяжелой экономической ситуации. Правда, из-за отсутствия финансовых возможностей изначально в Минске сделали ставку на участие в строительстве дополнительных энергоблоков на действующих российских АЭС, для чего в 2002 году была даже создана специальная российско-белорусская группа для изучения данного вопроса. И лишь позже после неудачных переговоров с руководством России и ростом финансового благополучия страны за счет созданного в ней нефтяного офшора 25 августа 2005 года А. Лукашенко подписал указ «О Концепции энергетической безопасности Белоруссии», где в одной из статей говорилось о необходимости строительства в стране собственной АЭС.

В 2008 году глава государства подписал постановление Совета безопасности № 1 «О развитии атомной энергетики в Республике Беларусь», где говорилось о необходимости строительства АЭС суммарной электрической мощностью 2 000 МВт. При этом ввод в эксплуатацию первого энергетического блока должен был быть осуществлен в 2016 году, а второго – в 2018-м. Это по планам должно позволить удовлетворить около 25% потребности страны в электроэнергии и привести к снижению ее себестоимости на 13% за счет сокращения затрат на топливо, в первую очередь, российского газа.

К декабрю 2008 года в качестве места строительства АЭС была выбрана островецкая площадка и определена окончательная стоимость проекта – около 10 млрд долларов США. На протяжении последующих нескольких лет, обремененных как политическими, так и экономическими проблемами, в том числе и во взаимоотношениях с Россией, Белоруссии все же удалось окончательно согласовать все основные вопросы относительно планов, сроков и финансирования проекта. В качестве подрядчика была выбрана ГК «Росатом», хотя белорусские власти были готовы рассмотреть предложения Франции, Китая и США.

Как бы там ни было, но после нормализации белорусско-российских отношений и невозможности привлечь финансирование со стороны западных структур белорусы в 2013 году все же начали строительство своей АЭС после того, как республика получила на это российский кредит в 10 млрд долларов. При этом отношение к данному проекту внутри страны оказалось более чем спокойным – белорусское общество, до сих пор переживающее последствие чернобыльской аварии, в массе своей оказалось индифферентно к строительству в стране АЭС.

Иное дело соседи Белоруссии, у которых с началом подготовки и строительства Островецкой станции истерия только увеличилась. Причем негативное отношение к БелАЭС, как уже указывалось выше, на деле не связано с заботой об экологии. Скорее оно связано со страхом перед ростом, напрямую или косвенно, российского влияния в регионе. В ЕС прекрасно понимают, что если Москва в будущем получит в свои руки часть мощностей АЭС в Островце и при этом достроит ныне замороженную Балтийскую АЭС, то она вполне может превратиться в ведущего игрока на энергетическом рынке Восточной и Центральной Европы. Это, в свою очередь, внесет кардинальные коррективы в планы ЕС по превращению восточноевропейского региона в дешевого энергетического донора для западной экономики – сегодня никто не запрещает строить экологически небезопасную промышленность и новые АЭС подальше от «развитого» Запада.

Для противников БелАЭС наибольшую опасность представляет то, что ныне строящийся объект в Островце это, по сути, российский проект, реализуемый российскими компаниями и за счет российских денег. Более того, реализация электроэнергии на экспорт, по всей видимости, также будет проводиться совместными усилиями двух стран, что явно указывает на прямую заинтересованность России в БелАЭС. Даже несмотря на то, что сегодня все больше ведется разговоров о возможных в будущем проблемах с продажей избыточной электроэнергии на европейский рынок.

Необходимо отметить, что в настоящее время белорусско-российский проект остановить, как бы этого кому-то ни хотелось, крайне сложно. Но несмотря на это, страны Прибалтики и вместе с ними Польша продолжают любыми способами ставить палки в колеса строительства. При этом их деятельность в ряде случаев и вовсе граничит с саботажем. Например, не так давно член комиссии по энергетике литовского сейма Л. Бальсис объявил, что Литва в любом случае откажется в будущем от закупок электроэнергии из Белоруссии, так как Минск нарушил требования безопасности к АЭС и не соблюдает Конвенцию об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (конвенция Эспо). Правда, окончательного решения по поводу белорусской АЭС со стороны международных структур в Вильнюсе так и не представили, а постоянные встречи руководства Белоруссии с представителями МАГАТЭ, последняя из которых состоялась 15 февраля в Мюнхене, и вовсе свидетельствуют об отсутствии между сторонами серьезных противоречий. Однако все это нисколько не смущает прибалтов.

Стремясь доказать Белоруссии и России бессмысленность строительства новой АЭС в регионе, еще в конце декабря прошлого года Литва организовала символическое включение соединений своей электросети с Польшей (LitPol Link) и Швецией (NordBalt). До этого большинство электросетей стран Балтии были объединены в рамках единой энергосистемы Белоруссии, России, Эстонии, Латвии и Литвы (БРЭЛЛ), оставшейся со времен СССР, от которой прибалты мечтают когда-нибудь отсоединиться. Правда, сколько это потребует средств и времени, не оговаривается, но даже по самым оптимистичным прогнозам произойдет это не раньше 2025 года. Видимо, в Вильнюсе надеются на то, что Брюссель, опасаясь усиления позиций России в регионе, снова предоставит им финансирование, лишь бы не дать странам Прибалтики попасть в сферу влияния Москвы. И поэтому строительство АЭС в Белоруссии, которое идет при непосредственном российском участии, никак не должно входить в планы европейских чиновников.

Сегодня уже стало понятно, что бороться с белорусско-российским атомным проектом в ЕС будут руками поляков и литовцев, так как в сложившихся сегодня обстоятельствах напрямую предъявлять претензии ни Минску, ни тем более Москве у Брюсселя нет никакого желания. При этом в то, что строительство БелАЭС будет остановлено, по всей видимости, не верит никто. Однако это совсем не означает, что белорусам дадут свободно продавать излишки образовавшейся у них электроэнергии, чтобы сделать атомную программу Белоруссии как можно более убыточной.

Впрочем, несмотря на все препятствия и грядущие проблемы, в Минске не теряют оптимизма и предпочитают считать, что ситуация так или иначе разрешится. Именно поэтому белорусское руководство не отказалось от планов по строительству новой линии электропередач в Литву и продолжает вести подобные переговоры с Польшей. Более того, даже если Белоруссии и не удастся начать продажу электроэнергии на экспорт, у правительства есть своеобразный запасной план. По словам А. Лукашенко, он готов в случае необходимости максимально электрифицировать страну, начиная от замен газовых плит на электрические и заканчивая массовым внедрением в жизнь электромобилей.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1256