Череда уголовных преступлений и госпереворот: ко второй годовщине второго «майдана»
25.02.2016 | Алексей ДАНИЛОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

 В эти дни на Украине вспоминают события двухлетней давности. Не имеет смысла напоминать местной аудитории, как проходил государственный переворот. Но напомнить коротко о характере действий, из которых он состоял, – необходимо. Спустя два года еще и в контексте текущей социально-экономической и политической ситуации в стране возвращение к оценке тех событий полезно для скорейшего обретения гражданами Украины умственной и морально-психической адекватности, для пробуждения своей совести.

 Государственный переворот, в результате которого была свергнута власть законно избранного в 2010 году президента В. Януковича, состоял из череды тяжких уголовных и антигосударственных преступлений зачастую террористической направленности: захват государственных учреждений и органов власти в Киеве и регионах, массовое насилие и убийства милиционеров, совершенные при отягчающих обстоятельствах с особой жестокостью и по умыслу (мы помним, когда озверевшая толпа всякого рода отморозков жгла живьём милиционеров коктейлями Молотова, когда их убивали на улицах из засады и пр.), убийства собственных подельников из среды боевиков (Жизневский – идейный сторонник гитлеровского нацизма и Нигоян – участник экстремистских организаций в Армении), хранение и сбыт огнестрельного оружия и взрывчатых веществ (это «добро» сотрудники СБУ и МВД периодически находили в транспорте боевиков и подвалах зданий, которые те покидали), пытки идейных оппонентов в подвалах захваченного здания Киевской госгорадминистрации и пр., пр.

Почти с первых дней «майдана» неонацистские боевики взяли власть над улицей в свои руки и были главными участниками всех уличных силовых акций против сил правопорядка. Их численность резко увеличилась в конце ноября 2013 года, когда в ночь на 1.12 произошла известная провокация, переключившая внимание обывателей с мирных лозунгов о необходимости евроинтеграции на лозунги борьбы с властью вплоть до отставки правительства Азарова и президента Януковича.

А 1 декабря, когда неонацистские штурмовики устроили настоящее побоище на Банковой, пытаясь захватить здание администрации президента, западные послы и оппозиция, митингуя на майдане, ждали конца штурма. Если бы АП удалось захватить, штурмовики стали бы «героями-активистами», взявшими Банковую, а в случае провала – то «провокаторами Банковой». Как мы хорошо помним, случилось последнее, и все олигархические СМИ вместе с западными послами бились в истерике, уверяя, что Банковую штурмовали провокаторы АП и всех российских спецслужб, вместе взятых.

Тогда многие обратили внимание на рост числа боевиков с жёлтыми нарукавными повязками и стилизованным знаком СС в виде скандинавской руны «вольфсангель». Это были боевики из неонацистской организации «Патриот Украины». Они открыто каждый день выступали с трибуны «евромайдана», открыто пропагандировали свои расистские взгляды, выступая под флагом ЕС. Позже оказалось, что это и был «Правый сектор», который объединил идейных национал-социалистов и разного рода невменяемых экстремистов для уличной вооружённой борьбы с законной властью.

Эсэсовцы-«революционеры» на охране «майдана»

Их услугами для давления на законную власть, для её запугивания пользовалась легальная оппозиционная тройка Яценюк – Кличко – Тягнибок. Поскольку часть из этих боевиков имела политическую крышу в виде, например, той же неонацистской «Свободы» Тягнибока или опекаемого США Наливайченко – покровителя «Патриота Украины», после победы госпереворота неонацисты частично пришли к власти. Представители гитлеровско-бандеровской по своим идейным убеждениям «Свободы» взяли власть в ГПУ (генпрокурор Махницкий), в Минобороны (Тенюх), в ряде областей были назначены главами ОГА.

Идеология и лозунги если и не откровенного нацизма, то крайне радикального галицкого национализма, под которыми неонацисты-бандеровцы обеспечили силовой успех государственного переворота, естественно, стали официально принятыми символами киевского режима. Это и перефразированный гитлеровский лозунг «Германия (Украина) превыше всего», и приветствие, заимствованное нынешними галицкими фашистами у своих идейных предшественников 20-х гг. прошлого века, а ими у Гитлера – «Слава Украине», и пр. Тот факт, что бандеровцев из «Свободы» Порошенко вытеснил из власти, не отменяет факта, что идеологией его режима остался радикальный галицкий национализм с элементами гитлеровско-бандеровского фашизма. Следует отдавать отчёт в том, что это – абсолютно неприемлемая дикость и неслыханное кощунство в стране, которая как часть СССР понесла тяжелейшие потери в ходе гитлеровской оккупации и борьбы с нацизмом в Великой Отечественной войне.

Понятно, что привычными фашистскими методами киевский режим попытался ответить на решительное неприятие госпереворота и его лозунгов в Донбассе, пойдя на тягчайшее военное преступление – полномасштабную войну с целым регионом.

Следующий момент. В силовых уличных акциях по мере развития «майдана» уже практически не оставалось киевлян. Чтобы избавиться от сомнений в отношении точности термина «галицкий национализм», напомним географию мест, откуда прибыли боевики, которым посчастливилось (или нет?) стать навозом для взращивания новой «революционной» символики – «небесной сотни». Эта география в высшей степени симптоматична. Как нетрудно убедиться, пройдя по ул. Институтской в Киеве, где расположены памятные таблички с информацией о погибших, это на 99% три области – Львовская, Тернопольская и Ивано-Франковская, давнее и особо запущенное гетто наиболее психопатичных сторонников бандеровско-гитлеровского нацизма.

Жители Украины, и особенно юго-востока, обязаны задуматься над этим фактом и точно определить вклад бандеровской идеологии и её посланцев в тяжелейшее состояние страны.

Т.н. «небесная сотня» по строгому юридическому определению и по характеру её фактических действий – сборище уголовных преступников, погибших во время вооружённого сопротивления силам правопорядка, причём, как сейчас выясняется, в основном от своих же, и ушедших от справедливого наказания. Никакие идеологические ярлыки, навешиваемые на события государственного переворота, не смогут изменить этого факта. Родным погибших можно сочувствовать, но в цивилизованном обществе дико и абсолютно неприемлемо чествовать преступников. В конце концов, не приходит же мысль чествовать в качестве героев бандитов, погибших во время вооружённого сопротивления полиции при, например, ограблении банка.

Была в государственном перевороте иная, именно общественно-классовая и внешнеполитическая составляющая. У массы населения страны она оказалась связанной с желанием более справедливой власти и вхождения в ЕС, хоть в виде ассоциации.

Однако фактом является то, что до госпереворота сторонники сближения с ЕС и сторонники сближения с ЕАЭС составляли примерно две равные части. И решать этот вопрос, который в большей степени является предметом экспертного обсуждения, а не уличных акций, на митингах и методом госпереворота, – всё равно что выяснять, сколько будет дважды два голосованием.

В области социально-экономической Янукович не делал ровно ничего, чего бы до него не делали предыдущие президенты. Собственного бизнеса и системы смотрящих на госпредприятиях и по областям не было только у Кравчука – не успел. Тем более анекдотично выглядят обвинения Януковичу в олигархической узурпации власти и в коррупции на фоне олигарха-главы режима Порошенко, олигархического же сговора во время цирка с отставкой Яценюка, а также разоблачений Абромавичуса, Касько и разных общественных активистов.

Иными словами, никаких значимых мотивов для насильственного свержения Януковича ценой фактического государственного преступления и жизни более сотни человек не было.

Но особенно симптоматично то, что практически никто из опрошенных недавно киевлян не в состоянии назвать суть «диктаторских законов» Януковича от 16 января 2014 года. А именно они послужили для уличных боевиков, в частности для радикальной части т.н. автомайдана удобным информационным поводом к началу решающей фазы вооружённых уличных боёв на улице Грушевского, завершившихся месяц спустя – 21 февраля свержением законного президента.

Авторы законопроектов из правящей тогда Партии регионов в определённой степени заимствовали нормы зарубежного законодательства, вводя понятия «экстремистская деятельность» и «иностранный агент». Практически все эти законы были ответом на развивавшийся госпереворот и имели прямые аналоги в законодательстве стран ЕС и США.

* * *

И вот два года спустя на майдане в центре Киева 21 февраля снова собрались очередные боевики из неизвестной пока национал-радикальной организации «Революционные правые силы». Заслуженные, так сказать, неонацисты из «Правого сектора» уже приревновали их к «революционной национальной идее», доказывая, что это они настоящие, а «эти» – просто «агенты Путина и ФСБ». На фоне нынешних «респектабельных» бандеровцев, обросших материальными ценностями и связями, кажется, что «Революционные правые силы» настроены серьёзно и решительно против «антинародного и продажного» режима Порошенко. Раздавались призывы к свержению «шоколадного» президента, причём с применением той же лексики, что и два года назад. В центре Киева – снова погромы, ругань и шум агрессивной толпы. Требования создать национально чистое правительство, отдать власть украинцам и пр.

Узаконенный фашизм, а вместе с ним насилие, убийства инакомыслящих и война с целым регионом, пренебрежение правами и достоинством человека, запугивания, террор, репрессии против оппонентов, оскорбления на почве этнической принадлежности, а кроме того, экономическая деградация, закрытие сложных производств, обвальный рост безработицы, идущий развал системы образования, нарастающее ухудшение качества жизни – это и есть настоящий итог государственного переворота 21 февраля 2014 года.

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1456