Создание правительственной коалиции в Армении вряд ли улучшит ситуацию в экономике
01.03.2016 | Саркис МАРТИРОСЯН | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

На минувшей неделе парламент Армении принял закон о разделении Министерства по чрезвычайным ситуациям и территориальному управлению на два ведомства: Министерство по чрезвычайным ситуациям и Министерство по территориальному управлению. После принятия закона он был подписан президентом Сержем Саргсяном.

Интересным является то, что оба эти министерства были объединены в одно всего лишь в 2014 году в целях экономии средств и для большей эффективности управления. Спустя 15 месяцев под предлогом «политической целесообразности» парламентское большинство приняло обратное решение.

Что сегодня кроется под термином «политическая целесообразность» на внутриполитической кухне Армении? Речь идет о создании правящей правительственной коалиции, необходимость создания которой по чисто политическим канонам представляется бессмысленной, т.к. Республиканская партия Армении (РПА), председателем которой является президент С. Саргсян, имеет 70 мандатов в 131-местном парламенте, чего вполне достаточно для проведения любого политического решения. Кроме того, парадоксом является и то обстоятельство, что коалиции обычно создаются по итогам парламентских выборов, а не за 14-15 месяцев до них. Другим участником правящей коалиции стала традиционная армянская партия «Армянская революционная федерация» (Дашнакцутюн), которая имеет в парламенте страны 5 депутатов.

С целью обеспечения министерским креслом младшего партнера по правящей коалиции и была предпринята операция по разделению вышеупомянутого министерства.

Предполагаемый политический альянс вылился на страницах армянской прессы в настоящую «мыльную оперу», так как стало очевидно, что большинство республиканцев от этого возможного сотрудничества вообще-то не в восторге. Ведь в пользу «партнеров» им придется уступить достаточно «хлебные места» в правительстве. Это Министерство экономики (его возглавит депутат Арцвик Минасян), Министерство территориального управления (Давид Локян, который в свое время занимал пост министра сельского хозяйства) и Министерство образования и науки (Левон Мкртчян, который трижды возглавлял министерство в предыдущие годы). Кроме того, традиционная армянская партия получит также должности губернаторов двух марзов (областей) – Ширак и Арагацотн, несколько постов заместителей министров и, возможно, пост главы муниципалитета Арабкир в Ереване.

Откровенно говоря, АРФ-Дашнакцутюн получила мест во власти намного больше, чем она имеет сегодня влияния в обществе или в политическом бомонде. Это обстоятельство говорит о том, что данный политический альянс является скорее союзом не между РПА и АРФ-Дашнакцутюн, а между последней и президентом страны.

Ряд крупных партийных функционеров из числа республиканцев относятся к данному альянсу достаточно негативно и по той причине, что появление представителей традиционной армянской партии в исполнительной власти в немалой степени снижает их влияние на принятие итоговых решений. Прежде всего, речь идет о главе правительства Овике Абрамяне.

В партии АРФ-Дашнакцутюн недовольство вступлением в альянс с республиканцами выражали не только рядовые члены партии и руководители ряда территориальных организаций, но и представители региональных организаций в диаспоре, прежде всего в США и Франции. Члены и функционеры традиционной армянской партии в диаспоре полагают, что альянс с непопулярной в народе и диаспоре властью не прибавит политических дивидендов АРФ-Дашнакцутюн.

Между тем, несмотря на обоюдное недовольство сторон, «политический брак» по расчету между обеими политическими силами состоялся по следующим основным причинам. Во-первых, традиционная партия получила допуск к вожделенному административно-финансовому ресурсу. Во-вторых, президент и РПА получили некоторое пространство для маневра, в том числе и в предстоящем непростом диалоге с международными организациями по тексту нового «Избирательного кодекса». В БДИПЧ/ОБСЕ неожиданно и, видимо, совсем не случайно услышали ряд ключевых требований армянской оппозиции по изменению «Избирательного кодекса», которые критики власти озвучивали свыше 15 (!) лет.

Кроме того, недавняя «программная» речь президента С. Саргсяна от 12 февраля продемонстрировала, что он намерен в предстоящий политический сезон опираться не только на РПА и АРФ-Дашнакцутюн, но и на чиновничество или же госаппарат. Эта ситуация выгодна не только президенту и дашнакам, но и соратникам главы государства по правящей партии.

Однако политические перестановки, ориентированные на предстоящие в мае 2017 года очередные парламентские выборы, – это одно, а реалии сегодняшней экономической жизни – совсем другое. Речь идет о том, что новой правящей коалиции еще надо прожить до выборов. Между тем общество совершенно не интересует, кто из членов новой правящей коалиции какой портфель будет контролировать. Людей интересует состояние экономики и социальная ситуация в стране.

Пока же экономисты, в том числе и провластные, подвергают курс правительства критике. По данным Национальной статистической службы (НСС) Армении, рост экономической активности в стране в прошлом году составил 3,1% (при росте ВВП в 3,3%). Экономисты поставили под сомнение эти данные. На фоне сокращения объемов трансфертов и падения курсов драма и рубля о развитии экономики речь не идет, заявил экс-глава армянского Центробанка Баграт Асатрян. Правительство должно пересмотреть экономическую модель, считает экономист Атом Маргарян. Такие точки зрения были высказаны в ходе дискуссии на тему «Перспективы и проблемы макроэкономических показателей в Армении за 2015 год».

По данным Национальной статистической службы, в прошлом году экономическая активность в сельскохозяйственной и промышленной отраслях, а также в сфере услуг составила 3,1%. В то же время, согласно официальной статистике, объем импорта и экспорта сократились на 27% и 4% соответственно. На 37% сократились трансферты.

В частности, трансферты из России, составляющие 87% от общего числа переводов, уменьшились на 43,4%. Опубликованные официальные данные по макроэкономическим показателям не вызывают доверия, заявил в ходе дискуссии экс-глава Центробанка Армении Баграт Асатрян. Он отметил, что ощутимого роста в сельскохозяйственной и промышленной отраслях по сравнению с 2014 годом не было зарегистрировано. По словам экономиста, внутренний валовый продукт в сельскохозяйственной отрасли в 2014 году составил 993 млрд драмов, в то время как в 2015 году этот показатель составил 1,002 трлн драмов. «Рост не превышает 1%. Если же оценивать в долларах США, то, с учетом падения курса драма, получим падение. По сравнению с 2014 годом сокращение промышленной отрасли составило 10,3%, производства сельхозпродукции – 12,2%, объемы же строительства уменьшились на 8,2%», – пояснил Б. Асатрян, заключив, что рост экономической активности в 3,1% «нельзя характеризовать как развитие».

Рост экономической активности в сельскохозяйственной и промышленной отраслях зарегистрирован за счет увеличения объемов производства, заявил председатель постоянной парламентской комиссии по экономическим вопросам, депутат от фракции «Процветающая Армения» Микаел Мелкумян. Однако он подтвердил, что в экономике сложилась сложная ситуация, связанная с уменьшением трансфертов, которые в 2015 году, по его словам, уменьшились примерно на 500 млн. долларов. По прогнозам парламентария, в нынешнем году денежные переводы из-за рубежа не превысят 1  млрд долларов. Он считает, что правительство не приняло своевременных мер по поощрению экспорта. «Программа содействия экспортерам, чтобы те не несли убытки из-за падения курса рубля, была реализована с запозданием. Однако и это не способствует оздоровлению ситуации.  Компенсация в размере 10% от объема товаров не даст положительный результат, так как, к примеру, убытки экспортеров фруктовой водки, маринадов и консервов составляют 20-25%», – подчеркнул М. Мелкумян.

Декан факультета регулирования экономики и международных экономических отношений Государственного экономического университета Армении Атом Маргарян уверен, что необходимо пересмотреть модель экономики. Он полагает, что после финансового кризиса 2008 года модель, основанная на добыче горнорудного сырья и трансфертах, больше не работает. Для развития и модернизации экономики нужны инновационные шаги. «До сих пор правительство пытается решить проблемы, занимая новые кредиты. Внешний долг достиг почти половины ВВП. Однако эти шаги кабмина лишь оттягивают время. Подобная экономическая политика неизбежно приведет к экономическому коллапсу», – заключил экономист.

Отметим, что власти Армении отказались повышать зарплаты и пенсии в 2016 году из-за необходимости субсидировать повышение тарифов на электроэнергию. Проект государственного бюджета на текущий год одобрен с дефицитом около 3,5%. Для того чтобы как-то изменить ситуацию, Совет Центрального банка решил снизить на 0,25% ставки рефинансирования, установив их на уровне 8,5%.  Процентные ставки ломбардных РЕПО и средств, привлеченных из банков, установлены на уровне соответственно 10% и 7%. Этот шаг ЦБ обосновал ростом цен за последние месяцы.

По мнению одного из ведущих оппозиционных экспертов главы экономической комиссии партии «Армянский национиональный конгресс» (АНК) Ваагна Хачатряна (по сути, теневого министра экономики), шаг ЦБ вполне логичен, исходя из уровня инфляции и перспектив развития экономики. Но эффект от этого решения будет несущественным, т.к.  в экономике нет конкуренции: законы действуют выборочно, для бизнеса нет равных условий, и в таком случае даже самые правильные шаги ЦБ не принесут результатов. Это просто дает возможность немного улучшить финансовое состояние банковской системы.

Ситуация, по мнению В. Хачатряна, очень сложная: покупательская способность граждан не повышается, зарплаты и пенсии не растут, трансферты в прежнем объеме не поступают, поэтому ставку рефинансирования можно было еще больше снизить. Однако ЦБ очень осторожен, так как боится высокого уровня инфляции.

В своей выше упомянутой речи президент много говорил и о том, что в стране должен действовать закон. И применение закона должно стать обязательной как экономической, так и политической нормой, при этом бизнес также должен действовать в правовых рамках. Однако оппоненты С. Саргсяна полагают, что, по крайней мере, пока его слова остаются лишь словами, и в изменения можно будет поверить лишь тогда, если те произойдут в реальной жизни. Будет ли способствовать этому процессу создание правительственной коалиции – большой вопрос.

Теги: Армения 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2172