За что в Одессе судят Елену Глишинскую
02.03.2016 | Яна ГОРДИЕНКО | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Елена Глишинская – журналист из города Белгород-Днестровский Одесской области, директор местной телекомпании «Новая волна». Она находится в одесском СИЗО с 29 апреля 2015 года, т.е. уже почти год, и обвиняется ни много ни мало – в государственной измене.

По версии следователей СБУ, Глишинская, также известная пользователям Facebook как Елена Романова, якобы вступила в сговор с представителями Российской Федерации для того, чтобы создать условия для отторжения от Украины южных районов Одесской области. Для этого якобы и была создана организация «Народная Рада Бессарабии» (НРБ), под прикрытием которой планировалось осуществить «сепаратистский заговор».

Кратко напомним события весны прошлого года. 6 апреля в Одессе должен был состояться съезд НРБ. Заявленные цели организации совершенно невинны – развитие этнокультурной самобытности и разнообразия народов Бессарабии. На съезд прибыли также представители этих народов из стран Евросоюза: болгары, сербы, венгры, греки. Каково же было их изумление, когда СБУ устроила полный разгром их абсолютно мирного собрания!

Мало того, исчез председатель президиума НРБ Дмитрий Затуливетер, был избит лидер молодежного крыла болгарской партии «Атака» Святослав Пройнов. Совершенно дикая история произошла с членами греческой партии «Сириза», которых заблокировали в гостинице активисты «Правого сектора» и держали в осаде более суток. Тем не менее какой-либо реакции самого Евросоюза на столь «демократическое» поведение Украины, с непомерным рвением рвущейся в его ряды, не последовало.

Съезд НРБ

Уже вечером 7 апреля начались аресты членов НРБ, конечно же, с «изъятием оружия и взрывчатых веществ». К концу апреля в деле «Народной Рады Бессарабии» оказалось четыре фигуранта: активист Сергей Загорюк, главный редактор интернет-издания «Информационный центр» Виталий Диденко, главный редактор интернет-издания «Насправди» («На самом деле») Артем Бузила и Елена Глишинская. Все остальные участники проекта НРБ успели спешно покинуть территорию Украины. По всей видимости, Елене сделать то же самое помешало наличие двух несовершеннолетних детей и престарелых родителей-инвалидов.

Сами украинские комментаторы нередко посмеиваются над тем, как СБУ, вместо того чтобы ловить реальных преступников, выдумывает «сепаратистские заговоры» с участием «российских диверсантов» и успешно их ликвидирует. При этом никакого значения не имеет реальность раскрытых «преступлений», главное – отчитаться и получить очередное поощрение.

Скажем прямо, проведение каких-либо съездов организациями, не связанными с националистическим движением, в нынешней Украине выглядит как безумие или намеренная провокация СБУ. В то же время арест Е. Глишинской практически сразу же начали связывать с бывшим депутатом Верховной рады Виталием Барвиненко. В разное время он был членом и Партии регионов, и Блока Юлии Тимошенко, и партии «Видродження» («Возрождение»). Украинские СМИ вдруг стали писать о том, что Барвиненко якобы собирался возглавить «Бессарабскую Народную Республику». Или «Народную Раду»? Как-то они с этим не определились. Тем не менее журналисты разглядели за арестом Е. Глишинской попытку добыть компромат на бывшего депутата, ныне подвизавшегося в Европарламенте. Глишинская в свое время действительно сотрудничала с Барвиненко, работая в связанных с ним средствах массовой информации Белгород-Днестровского.

По информации интернет-издания «Таймер», за последние два года СБУ «раскрыло» уже немало «заговоров против украинской государственности», однако во всех этих делах фигурантами являются преимущественно никому не известные журналисты, студенты, активисты общественных организаций, которых весьма трудно выдать за разоблаченных «заговорщиков», связанных с «режимом Януковича». Бывший нардеп-регионал Барвиненко в этом смысле – настоящая находка, а несостоявшаяся «Народная Рада Бессарабии», в рядах которой оказалась его сотрудница, – просто подарок для СБУ. Согласитесь, грязная история: держать в СИЗО невиновную женщину, мать несовершеннолетних детей, чтобы добыть компромат на Барвиненко, которым она, вполне возможно, и не обладает.

Из застенков периодически поступали сообщения о голодовках, объявленных Глишинской в знак протеста, а также о её непримиримой позиции: на сделку со следствием она не пошла, в отличие от трех мужчин, проходящих по тому же делу. Мало того, по некоторым сведениям, те дали показания против Глишинской: именно так «сепаратистская» статья трансформировалась в «измену Родине». По словам одесской правозащитницы Надежды Мельниченко, активист Загорюк уже получил три года условно, а журналисты Диденко и Бузила приговорены к трем годам ограничения свободы. Ожидается, что Бузила даже выступит как свидетель на суде над Глишинской.

Мы далеки от мысли осуждать этих людей: не дай Бог кому-либо оказаться на их месте. Но так или иначе, несговорчивая и на удивление мужественная женщина на скамье подсудимых теперь одна. В этом позорном деле появилась новая деталь – Елена беременна. Причем беременность протекает тяжело: тюрьма – не самое лучшее место, да и возраст уже, скажем так, не юный. Здоровье подследственной вызывает серьезные опасения, врачи неоднократно рекомендовали срочную госпитализацию, но женщина оставалась в СИЗО. И почему-то совсем неудивительно, что когда у нее в очередной раз началось кровотечение, «Скорую помощь» вызвали только на следующий день. Защита Глишинской неоднократно настаивала на изменении меры пресечения в связи с состоянием ее здоровья. Но прокуратура и суд остались непреклонны: обвиняемая якобы может скрыться от следствия или влиять на свидетелей.

В связи с таким информационным поводом, как беременность подсудимой, активизировались одесские СМИ. Именно это обстоятельство стало причиной госпитализации Глишинской в один из родильных домов, специализирующийся на патологиях беременности. Прокурор даже продемонстрировал на очередном судебном заседании справку, согласно которой Елене оказывается вся необходимая помощь и жизни её и ребенка ничто не угрожает.

Характерно, что за этим процессом непосредственно в зале суда наблюдают активисты т.н. патриотических организаций. Разумеется, не для того, чтобы не дать свершиться несправедливому приговору, а совсем даже наоборот… А вот демократических правозащитников, всяких «репортеров без границ» и членов «международных амнистий», поднимающих вой по любому поводу ущемления прав тех же сексуальных меньшинств, как-то совсем не видно.

В зале суда

Интересна юридическая составляющая процесса над Еленой Глишинской. Статья об «измене Родине» со временем трансформировалась. Ее обвиняют уже не в преступлении, предусмотренном ст. 110 УК Украины, а в приготовлении к преступлению – т.н. «110-й через 14-ю». Согласно же ст. 14 УК Украины, приготовлением к преступлению является приобретение или приспособление средств или орудий, поиск соучастников или сговор на совершение преступления, устранение препятствий, а также иное умышленное создание условий для совершения преступления. То есть Глишинская якобы создавала некую возможность для отделения Бессарабии от Украины, «желая наступления социально-опасных последствий в виде создания условий для дальнейшего нарушения установленного Конституцией Украины порядка изменения государственной границы». Так написано в обвинительном акте СБУ. Ежов с Берией могли бы гордиться своими украинскими последователями по части фабрикации обвинений или, как теперь принято говорить, «нащадками».

Определенный оптимизм вызывает то, что даже если «вина» Глишинской и будет доказана, тюремное заключение ей вряд ли грозит. Беременность или наличие ребенка в возрасте до 3 лет служит по УК основанием для освобождения от отбывания наказания. Кроме того, в силу вступил т.н. «закон Савченко» – той самой «героини Украины» из неонацистского корпуса «Айдар», согласно которому день пребывания в СИЗО засчитывается как два дня колонии. Таким образом, Елена даже при самом плохом раскладе, скорее всего, окажется на свободе вскоре после вынесения приговора. Некоторые аналитики полагают, что в этом тоже есть некий хитрый план СБУ, выходящий за пределы «дела Глишинской» …

В заключение нельзя не сказать о том, что сама тема культурного разнообразия или даже особого статуса тех или иных регионов не содержит в себе ничего противозаконного или несущего угрозу государственному суверенитету. На Украине об «особых статусах» говорят не только «сепаратисты», но и политики, в лояльности которых сомневаться не приходится. Так, например, о «Соединенных Штатах Украины» не так давно говорил с трибуны Верховной рады вице-президент США Джозеф Байден. Это и есть так самая хваленая «децентрализация», которая прописана в минских соглашениях.

Так за что же так цинично издеваются над беззащитной женщиной одесские «правоохранители»? За что судят Елену Глишинскую?

_______________________

Фото – http://timer-odessa.net/; http://dumskaya.net/

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1242