Белорусский выбор – ЕС или ЕАЭС?
04.03.2016 | Юрий ПАВЛОВЕЦ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Как известно, 15 февраля Совет стран Евросоюза на своем заседании в Брюсселе постановил частично отменить санкции в отношении Белоруссии. Ограничения сняты со 170 белорусских чиновников и 10 компаний республики, которые до сего времени обвинялись в «пособничестве режиму А. Лукашенко».

Если абстрагироваться от европейской политики двойных стандартов и нескрываемого лицемерия в отношении стран вне еврозоны, то нынешнее сближение Брюсселя и Минска было для большинства аналитиков предсказуемым. Даже тот факт, что санкции так и не сняты в области поставок в страну вооружения и в отношении четырех чиновников, которых обвиняют в исчезновении в 1999-2000 гг. нескольких оппозиционеров, никак не меняет существующую картину.

Процесс потепления отношений между Белоруссией и Евросоюзом на этот раз оказался довольно специфическим, так как он, в отличие от прошлых периодов, не стал итогом ухудшения отношений между Минском и Москвой. В его основу легли иные причины, в которых политика тесно переплетена с экономикой. При этом конечные цели сторон серьезно отличаются: Белоруссия рассчитывает за счет демонстрации своей лояльности Западу получить дополнительную финансовую помощь, а ЕС – при помощи экономических инструментов добиться ослабления российского влияния в республике. Решением этих задач и белорусы, и европейцы озабочены уже давно, и, по всей видимости, именно 2016 год может стать определяющим в выборе дальнейшей стратегии и Брюсселя, и Минска. Тем более что на фоне сближения с ЕС Белоруссия не отказывается от евразийской интеграции, хотя и демонстрирует определенную разочарованность своим участием в ЕАЭС.

Из-за девальвации российского рубля, резкого падения цен на нефть, а также санкционного противостояния России и стран Запада Белоруссия пока не получила того эффекта от ЕАЭС, на который рассчитывала. В 2015 году внешнеторговый оборот Белоруссии составил лишь 57 млрд долларов США, что означает его падение даже в сравнении с 2014 годом на четверть. При этом в натуральном выражении белорусский товарный экспорт в 2015 году даже увеличился на 2,4%, что в конечном счете не принесло республике особой выгоды. Учитывая тот факт, что именно Россия и страны ЕАЭС являются главными покупателями белорусской продукции, многим в Белоруссии показалось, что открытый доступ в рамках Союза не дал для страны видимого эффекта.

Более того, не была достигнута и самая главная цель – получение сверхприбыли от переработки и продажи на Запад дешевых энергоносителей. Из-за падения мировых цен на нефть и газ маржа белорусских предприятий нефтехимии существенно сократилась, что не позволило им, как прежде, содержать остальные убыточные отрасли белорусского хозяйства. По статистике, представленной Белстатом, деятельность 60% организаций республики по итогам 2015 года оказалась нерентабельной или низкорентабельной, при этом большая часть из них находится в сфере промышленности и сельского хозяйства, то есть на тех направлениях, которые традиционно работают на рынок ЕАЭС и России. Все это в итоге и породило определенный пессимизм в глазах белорусских чиновников, который был дополнен официальным решением России не выдавать кредиты иностранным государствам. Поэтому перед официальным Минском встал вопрос – где брать деньги и что, собственно говоря, делать в сложившейся ситуации?

Трудности белорусов прекрасно видят не только в Москве, но и Брюсселе, для которого любая возможность усилить свое присутствие в традиционно пророссийских регионах вызывает неподдельный интерес. За прошедшие два года в республике побывало большое количество различных европейских и американских чиновников, дипломатов, политиков и представителей бизнеса, которые прощупывали почву для разработки дальнейшей стратегии. Удручающее состояние белорусской экономики и невозможность ее финансирования со стороны России буквально подтолкнули официальный Минск в объятия Брюсселя. Итогом этого стало ослабление политического режима в республике, освобождение так называемых политзаключенных, проведение «многовекторной» внешней политики, множественные заверения о необходимости воссоздания белорусско-европейских связей и, наконец, заморозка, а затем и снятие большинства санкций.

Сегодня белорусское государство ожидает помощи как от России, так и от Запада. Не случайно накануне недавнего заседания Высшего государственного совета СГ в Минске побывала довольно представительная делегация из Европы во главе с заместителем генерального директора Европейской комиссии по вопросам соседства и переговорам о расширении Катариной Матерновой и вице-президентом Европейского инвестиционного банка Ласло Бараняй. Представители ЕС успели провести встречи с представителями практически всех заинтересованных министерств и ведомств РБ. По официальной информации, на встречах обсуждались возможности расширения экономического и финансового сотрудничества между двумя сторонами, пути интенсификации белорусско-европейского отраслевого диалога, а также расширения взаимодействия республики с европейскими и международными финансовыми институтами. При этом министр экономики Белоруссии Владимир Зиновский заявил, что сотрудничество его страны и ЕС обусловлено не только географической, исторической и культурной близостью, но и серьезными экономическими факторами, а значит, надо «активно переходить к новым прикладным формам взаимодействия и проектам с реальным экономическим эффектом».

Вероятно, в Белоруссии действительно видят некие перспективы расширения своего сотрудничества с ЕС, а в Брюсселе понимают, чем можно заманить белорусов. И, на первый взгляд, сегодня в ЕС готовы предложить Минску немало. Во-первых, возможность выхода белорусских облигаций на европейский рынок, чтобы пополнить казну республики (и оказаться в еще большей зависимости от европейских толстосумов, о чем, конечно, не говорится). Во-вторых, приход в республику Европейского инвестиционного банка, который должен начать привлекать инвестиции под предлагаемые правительством проекты. В-третьих, поддержку со стороны ЕС в вопросе вступления РБ в ВТО, что в нынешних непростых условиях для республики уже не кажется столь выгодным, как еще несколько лет назад. В-четвертых, возможность финансирования Европейским банком реконструкции и развития проектов государственных организаций и предприятий. В-пятых, подготовку и подписание в будущем базового «Соглашения о партнерстве и сотрудничестве», которое якобы должно перезапустить отношения двух сторон. К слову, последнее было поддержано еще в декабре прошлого года главой МИД РБ Владимиром Макеем.

Как видно, белорусам в какой-то мере выгодно расширение сотрудничества с ЕС и его финансовыми структурами, так как от этого во многом зависит наполнение госказны. Однако большинство из предложений Брюсселя не несут никакой реальной возможности улучшить экономическую ситуацию в республике и жизнь простых граждан, так как все они в основном сводятся к увеличению кредитной нагрузки. А учитывая то, что в отличие от России, в Европе не привыкли просто так давать кредиты и проводить их реструктуризацию в случае необходимости, вышеуказанные предложения и вовсе кажутся для Белоруссии бесперспективными. Тем более что большинство из них содержат условия, которые наравне с условиями МВФ ведут только к обнищанию населения и усилению зависимости страны от западных финансовых структур.

К тому же сегодня так до конца и не понятно, планирует ли ЕС заменить Россию в роли локомотива «белорусского экономического чуда», или ситуация будет развиваться по испробованному на Украине варианту. Ведь западным финансовым структурам в Белоруссии интересны в лучшем случае дешевая рабочая сила и некоторые государственные активы в области нефтепереработки и добычи калийных удобрений, но ни о какой помощи в создании эффективной экономики, способной на равных конкурировать с европейской, речи не идет.

Более того, абсолютно все предложения ЕС и США ведут только к усугублению социально-экономической ситуации в стране. Например, в погоне за западными кредитами в стране за последние несколько месяцев уже была резко увеличена стоимость услуг, подорожал проезд в общественном транспорте, были введены ограничения по ряду социальных программ, а также началась работа по повышению пенсионного возраста (с 1 января 2015 года увеличился минимальный стаж работы для назначения пенсии по возрасту и пенсии за выслугу лет с 10 до 15 лет работы с уплатой обязательных страховых взносов). И как стало понятно из недавних встреч с представителями ЕС, Минску ради нескольких миллиардов долларов поддержки придется пойти еще дальше.

При этом Белоруссия меньше стала обращать внимание на необходимость дальнейшего экономического развития в рамках ЕАЭС, думая сегодня только о кредитах. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что даже накануне и во время проведения 25 февраля заседания ВГС в белорусской столице только и говорили, что о финансовой поддержке со стороны России и финансовых структур Евразийского союза, чтобы «белорусская экономическая модель» окончательно не рухнула.

По всей видимости, такой настрой белорусского руководства должна была переломить не только встреча руководителей двух стран 25 февраля, но и предшествовавшие переговоры высших государственных чиновников России и Белоруссии, которые носили антикризисный характер. Их центральной темой было не выделение кредитов республике, а попытка придать импульс нынешним торгово-экономическим отношениям в рамках всего ЕАЭС. Об этом свидетельствуют итоговые документы, которые были прияты после заседания ВСГ. В них не сказано ни слова о финансовой поддержке или кредитах, а главный упор был сделан на переформатирование белорусско-российских экономических отношений, чтобы у белорусов появилась реальная возможность выбраться из сложившейся ситуации, а не набрать как можно больше кредитов в расчете на то, что отдавать их придется уже другим поколениям.

Рейтинг Ритма Евразии:
3
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1363