США усиливают военные связи с Центральной Азией
04.03.2016 | Кирилл СОКОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Планы Соединенных Штатов по расширению своего военного присутствия в Афганистане, оформившиеся в прошлом году, начинают сказываться и на Центральной Азии. В течение последнего времени американцы заметно активизировали контакты с государствами региона по военной и политической линии, явно рассчитывая в будущем распространить на них свое военное присутствие.

22 февраля таджикское информационное агентство «Азия-Плюс» сообщило о планах США в течение двух лет выделить на борьбу с терроризмом в Центральной Азии 50 млн. долл., большая часть которых предназначена Таджикистану. Причиной этого в программе поддержки противодействия терроризму, опубликованной на сайте Пентагона, названа нестабильность в соседнем Афганистане. Выделенные по этой программе средства предназначены для оказания помощи в охране границы с целью пресечения незаконного передвижения людей, наркотиков и оружия, а также борьбе с незаконными экстремистскими организациями. Средства будут направлены на улучшение охраны, технического и инженерного оборудования таджикско-афганской границы. В предыдущие два года все средства, выделенные партнерам США по этой программе, были направлены на Ближний Восток и в Африку.

23 февраля в Вашингтоне состоялись переговоры Узбекистана и США по вопросам обороны и безопасности. Узбекскую делегацию возглавлял первый заместитель министра обороны – начальник Генерального штаба генерал-лейтенант Шавкат Норматов. С американской стороны в переговорах участвовал высокопоставленный чиновник Пентагона Дэвид Шайер, курирующий вопросы безопасности по Азии и Тихому океану. О содержании переговоров сообщается крайне мало. Представитель пресс-службы Министерства обороны США Кристофер Шервуд в интервью узбекской службе «Голоса Америки» заявил, что на встрече обсуждались вопросы безопасности Центральной Азии и улучшения системы военного образования в республике. Между тем в последние годы США реализуют масштабную программу оказания военно-технической помощи Ташкенту. Только за прошлый год Узбекистан получил по ней более 300 бронетранспортеров и другую военную технику.

Ранее, 15 января состоялась встреча начальника Генерального штаба Вооруженных сил Киргизии полковника Жаныбека Капарова с недавно назначенной послом США в республике Шейлой Гуолтни. «В ходе встречи стороны обменялись мнениями по вопросам международного военного сотрудничества, отметили особую значимость налаживания контактов в свете современных вызовов и угроз с учетом особенностей Центральноазиатского региона, – писал в связи с этим «Вечерний Бишкек». – Кроме того, стороны заявили о своей готовности к дальнейшему сотрудничеству в области обороны, национальной безопасности, усиления борьбы с терроризмом, экстремизмом и наркотрафиком, а также другим вопросам». Заметим, что должность начальника Генерального штаба активного осуществления дипломатических функций не предполагает, однако посол США почему-то встретился именно с ним.

Почти сразу в прессе появились предположения, что американцы прощупывают почву на предмет возвращения своей авиабазы в бишкекский аэропорт Манас, откуда она была выведена в июле 2014 г. Киргизско-американские отношения тогда заметно охладели. Однако определенное разочарование первыми результатами вступления в ЕАЭС, а также экономический кризис, вызвавший повсеместный спад торговли, заставили Бишкек вновь вспомнить о былом сотрудничестве, за которое американцы в свое время платили 60 млн. долл. в год.

Свою роль сыграли и трудности с реализацией проекта строительства Верхне-Нарынского каскада гидроэлектростанций и ГЭС Камбар-Ата-1, соглашение о строительстве которых с РФ были в спешном порядке денонсированы Киргизией в конце прошлого – начале нынешнего года.

18 января президент Киргизии А. Атамбаев на встрече с главой МИД Эрланом Абдылдаевым заявил, что условиях роста напряженности в мире внешняя политика должна соответствовать национальным интересам страны, что было воспринято оппозиционными политиками как призыв к развитию связей с США и Турцией.

В туркменском МИД в середине января прошла встреча с сотрудником НАТО по связям и взаимодействию со странами Центральной Азии Розарией Пульизи. Несмотря на свой нейтральный статус, признанный на уровне ООН, Туркмения дольно активно сотрудничает с этим военным блоком, активно проявившим себя в отнюдь не миротворческих операциях. Впрочем, двустороннее сотрудничество осуществляется по внешне «мирной» программе «Наука ради мира и безопасности» (SPS), одним из направлений которой является взаимодействие по вопросам предотвращения стихийных бедствий и борьбы с чрезвычайными ситуациями. В прошлом году при содействии НАТО в Ашхабаде прошла региональная экспертная конференция «Вопросы мира и стабильности в Центральной Азии и Афганистане: взгляд из нейтрального Туркменистана». Кроме того, Туркмения и НАТО активно развивают сотрудничество в научной и гуманитарной сферах, которое, как известно, является для Запада классическим инструментом усиления своего влияния с помощью «мягкой силы».

Политические контакты со странами региона США постарались активизировать еще в ноябре прошлого года, когда глава Госдепартамента Дж. Керри посетил сразу все пять стран региона и встретился с руководителями их внешнеполитических ведомств. По итогам этих переговоров была создана организация «С5+1», представляющая собой своего рода переговорную площадку между Вашингтоном и среднеазиатскими столицами. Заметное место в ходе этого турне занимали и вопросы безопасности. Так, во время переговоров в Киргизии Дж. Керри заявил о стремлении продолжить военное сотрудничество с республикой. «Нам также необходимо на каком-то этапе завершить подготовку соглашения о военном сотрудничестве, – заявил он. – И я надеюсь, что это будет возможно». Что касается вывода базы США из Манаса, то соглашение по нему, как отметил Дж. Керри, носило временный характер, и у США нет на этот счет никаких обид. Туркмении он предложил сотрудничество по охране границ, что, учитывая ухудшение ситуации в Афганистане, для нее крайне актуально.

Вообще тема военной помощи США странам Центральной Азии обсуждается, по крайней мере, с июня 2012 г., когда американцы предложили передать им часть выводимой из Афганистана военной техники и оборудования. Речь шла о бронемашинах, трейлерах для перевозки танков, тягачах, заправщиках, грейдерах, бульдозерах, водовозах, медицинском оборудовании, средствах связи и пожаротушения и т.п. Подарить их американцы собирались Киргизии, Таджикистану и Узбекистану. Не избалованные большими военными бюджетами страны региона такой перспективе обрадовались, что заставило Россию сделать ответный ход. В ноябре того же года РФ заявила о планах предоставить военную помощь на сумму порядка 1,5 млрд. долл. Киргизии и Таджикистану. 1,1 млрд. из них предназначалась Бишкеку, испытывавшему хронический дефицит военной техники, а около 200 млн. долл. – Таджикистану. Причем получить ее республики региона должны были не деньгами, контролировать расход которых было бы затруднительно, а в виде прямых поставок российский техники.

Узбекистан, который участником ОДКБ не является, в программу российской военной помощи не попал. Зато получил в прошлом году от США 308 единиц бронеавтомобилей M-ATV и 20 единиц бронетехники для их поддержки и ремонта. «Узбекистану требуются эти транспортные средства, чтобы поддержать усилия, направленные на борьбу с терроризмом и наркотрафиком, – прокомментировал поставку помощник госсекретаря США по делам Центральной Азии Дэниэль Розенблюм. – Кроме того, мы считаем, что это не смертельные вооружения. Они предназначены для защиты персонала, экипажей и пассажиров от взрывных устройств, мин и тому подобного». По оценкам аналитиков, эта партия является самой крупной военной помощью, оказанной Соединенными Штатами государствам региона.

Не успели американцы уйти из Манаса, как норовят вернуться и уже не только туда

В самой по себе военной помощи США странам Центральной Азии ничего плохого нет. Проблема в том, что она может быть использована не столько для усиления их оборонного потенциала, сколько для расширения военного присутствия США. Примечательно, что военная активность американцев в настоящее время сконцентрирована на юге и востоке Афганистана, а на север они внимания не обращают. «Как губернатор я не понимаю, почему американцы проводят воздушные операции на юге и востоке страны – в Гельманде, Нангархаре и других районах и направляют свои силы в Гельманд, – заявил порталу «Афганистан.ru» глава провинции Тахар Ясин Зия, – тогда как север остается без внимания, несмотря на высокую степень угрозы и сложную геополитическую обстановку».

Вероятно, это неспроста: напряженность на границах сделает государства Центральной Азии более сговорчивыми в вопросах военного сотрудничества с США и в перспективе позволит Пентагону развернуть здесь полномасштабные военные базы.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1717