Двуликая Турция: впечатления от делового путешествия
06.03.2016 | Эгамберды КАБУЛОВ | 00.06
A
A
A
Размер шрифта:

Маленький кусочек Турции в несколько десятков километров находится в Европе, все остальное – в Азии. Это география. Но турки хотят быть Европой. И одновременно старшим братом для всех азиатских народов. Это амбиции.

По ту сторону прилавка

В аэропорту Стамбула никаких проблем не было. Ну российский паспорт, ну приехал. Раз приехал – заходи. Мой отель расположен в районе Аксарай, где находятся большинство оптовых магазинов, торгующих обувью и текстилем, и где наравне с турецкой речью также часто можно услышать речь узбекскую, азербайджанскую, украинскую, молдавскую, уйгурскую, но чаще русскую. Продавцы говорят по-русски, ибо большинство родом из бывшего Союза, покупатели тоже. Всюду вывески и объявления опять же на русском. Обычный базар. Только вместо лотков и киосков вполне приличные магазины «а-ля бутик».

Обычное турбюро. Надписи – на русском

Вот в магазин, торгующий джинсами, зашла съемочная группа местного телеканала. Берут интервью у управляющей-турчанки. Вопросы предсказуемые: снизились ли объемы продаж в связи с российско-турецким конфликтом, появились ли серьезные барьеры при перевозке товаров, не сократилось ли число покупателей? Отвечает: все нормально. Вначале вроде был спад, когда конфликт только разгорался, теперь все вернулось на круги своя. Конечно, прежние советские челноки не покупают тут товары контейнерами в расчете на продажу по всему бывшему СССР, но объемы немаленькие. Турчанка кляла вовсю политиков, как российских, так и турецких, что не дают честным людям спокойно торговать, и высказала опасения, что продолжение конфликта все же может сказаться на торговле.

Продавец оптового обувного магазина Григорий из Молдавии, как он представился, сказал, что торговля все же упала, но не существенно. Некоторые турки – продавцы, владельцы магазинов, перевозчики товаров – плохо относятся к России, но терпят и надеются, что ситуация нормализуется. Торговля есть торговля: подчас матерятся, но от прилавка не отходят.

А вот турбизнес, как сказал мне продавец-турок, у которого брат владеет отелем на черноморском побережье, серьезно страдает от отсутствия отдыхающих из России. Европейский поток туристов вдруг и резко не увеличится. Вдобавок мой собеседник отмечает щедрость россиян, вернее, их способность тратить деньги на отдыхе. И лично к конкретным россиянам претензий у него нет, а вот к Путину… На вопрос же, как он относится к Эрдогану, продавец ответил, что тот перестал заниматься внутренними проблемами, то есть экономикой, инвестициями, безработицей. Но другого такого сильного лидера, по его словам, в стране нет. Поэтому терпят. Ругают, но терпят. Внешнеполитический курс своих лидеров мой собеседник благоразумно комментировать не стал.

На «вражеской» трибуне

В тот день состоялся футбольный матч в рамках Лиги Европы между стамбульским клубом «Фенербахче» и московским «Локомотивом». Купить билеты на сайте железнодорожников не было никакой возможности: руководство клуба просто на стало продавать их даже своим фанатам, судя по всему, заботясь об их здоровье и жизни. Сектор, по правилам ФИФА предназначенный для болельщиков гостевой команды, был заполнен турками. Учитывая, что турецкие болельщики самые буйные, пришлось покупать билет с рук в сектор фанатов «Фенера». Есть фанаты – просто психи, которым игра и результат – без разницы. Они приходят выпустить пар, поорать. Вот и в тот день на фанатской трибуне можно было услышать турецкий мат в отношении «Локомотива», России, ее президента. Москвичи проиграли. Радости фанатов не было предела.

После игры, переправляясь на пароме из азиатской части Стамбула в европейскую, познакомился с некоторыми из них. Они страстно болели, но не буйствовали. И оказались вполне мирными мужиками. Говорили о том, что футбол – не политика и нечего привносить в спорт внешние проблемы. Ругали своих же отмороженных фанатов, которые закидали камнями перед стадионом автобус игроками «Локомотива», мол, это уже не по-человечески. И все вместе мы хвалили турецкого футболиста Карадениза Гёкдениза, играющего за казанский «Рубин», отметили, что он для дружбы двух народов делает очень многое, вспомнили, что он строит на свои деньги мечеть в Татарстане. Но мои новые знакомые также отметили, что в среде фанатов становится все больше оголтелых патриотов-националистов.

Восток – дело тонкое

Тем более если это восток Турции. И тем более если это Курдистан. Такой страны нет на карте. Это область проживания курдов на территории Турции, Сирии, Ирана. Их в стране, по разным данным, от 4 до 6 миллионов, и составляют они от 15 до 20 процентов населения. Проживая в основном в восточных провинциях, они там, естественно, составляют большинство. А близость иранской и сирийской границы, неадекватная политика Анкары в этом регионе, а также наличие такого фактора, как Курдская рабочая партия, делают турецкий Курдистан не менее взрывоопасным районом, чем Курдистан сирийский.

То, что в этом регионе неспокойно при вроде бы мирной жизни в городах и селах, говорит, например, тот факт, что в столице провинции Ван, населенной в большинстве курдами, нет полицейских машин в обычном понимании, то есть легковых автомобилей с мигалками. Есть бронетранспортеры с мигалками. Большие, с водометными пушками для разгона демонстраций, маленькие с пулеметами на крыше.

Как сказал мне курд по имени Юсуф, хозяин небольшого кафе, полицейских-курдов нет, только турки и представители в небольшом количестве других тюркских народов. Дело в том, что курды по языку относятся к иранцам, к персидской группе языков, а турки, соответственно, к тюркской. На этом строится кадровая политика в полиции. И обедают турки-полицейские только в турецких кафе и ресторанах.

Броневики на  главной площади Вана

Сейчас в Ване и других провинциях на востоке и юго-востоке относительно спокойно. Однако сказать, что вражды между турками и курдами нет, значит соврать. Мягко говоря, у взаимной нелюбви есть причины. Турки считают, что курды спят и видят, как отделятся и создадут свое государство. Курды же полагают, что их просто хотят уничтожить или же лишить всякой возможности сопротивляться, на что, кстати, нацелена вся политика турецкого государства на востоке страны. Достаточно отметить такой фактор раздражения, как отсутствие возможности получить образование на родном языке, не говоря уже о том, что у власти в Курдистане находятся в основном турецкие чиновники.

…Узнав, что я российский гражданин, Юсуф обрадовался. Официанты обслуживали быстрее, чем других посетителей, сделали небольшую скидку. Расспрашивали о том, как дальше будут развиваться российско-турецкие отношения. Сам же Юсуф сказал, что политика турок в отношении курдов весьма жесткая: вместо того чтобы договариваться с курдским сопротивлением, Анкара усиливает репрессии. А ведь курды помнят, что сделали турки с армянами.

В Ване, где располагалась столица древнего армянского царства Урарту, очень много памятников армянской архитектуры – церкви, монастыри, крепости. Но ни одного армянина. Все они были сто с лишним лет назад вырезаны, редкие уцелевшие бежали в соседние страны. Нынешние курды помнят, что сделали с их соседями, и, естественно, опасаются, как бы это не повторилось и с ними.

Нищий курд

Пантюркизм в действии

Турция мнит себя старшим братом всех тюркских народов. То есть хочет быть европейской страной, вступить в Евросоюз, но одновременно влиять на тюркские государства – Туркмению, Киргизию, Узбекистан и тюркские народы в других государствах – уйгур Китая, алтайцев, татар, башкир России.

В Стамбуле есть что-то вроде Центра (иначе – махалля) культуры тюркских народов, этакая этнодеревня с политическим уклоном, расположенная на территории культурного парка Топкапы. Каждая республика представлена отдельными домами, украшенными в стиле соответствующих народов изделиями народных промыслов, этническими костюмами, где можно найти красочные плакаты, буклеты. Задача этого центра – культурные и иные контакты с соплеменниками.

Как рассказал руководитель киргизского дома Абдулметин Кескин, центр занимается организацией киргизско-турецких форумов, оказывает поддержку киргизским студентам, обучающимся в Турции, организует культурные мероприятия – концерты, спектакли киргизских артистов. Как пример, он привел празднование 1000-летия Юсуфа Баласагуна, мыслителя и поэта, родившегося на территории современной Киргизии и жившего на территории современного китайского СУАРа, которого многие тюркские народы считают своим. Юбилейные торжества, естественно под турецким патронажем, пройдут во многих странах, но основное мероприятие состоится в Казахстане, на что выделены весьма приличные деньги.

Сам центр в Стамбуле также существует на деньги турецкого правительства, точнее финансируется мэрией. Сумма не озвучена, но отмечается, что вполне достойная. Точно также большие деньги тратятся на обменные программы, на обучение студентов из разных стран в Турции.

Все это очень напоминает «собирание земель» под турецким флагом. Одна из основных задач Анкары, и это не скрывается, – постепенное усиление влияния на тюркские народы, в том числе и в России, внушение народам особости тюркского мира под началом Турции.

Если вспомнить, что 20-е годы прошлого века именно турецкие эмиссары поднимали басмаческое движение в Средней Азии, то можно даже предположить, что одной из целей пантюркской активности является поддержка сепаратистских движений. Во всяком случае, работа активно ведется по линии религиозных, культурных, научных связей.

________________________

Фото – автор

Теги: Турция  
Рейтинг Ритма Евразии:
3
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2071