Космодемьянские и Гризодубовы Первой мировой войны
08.03.2016 | Виктор РОГОЖИН | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

«…9 сентября сего (т.е. 1915-го. – В.Р.) года… она, состоя при 105-м пехотном Оренбургском полку, все время перевязывала раненых под страшным огнем неприятеля, а затем, узнав, что командир и офицеры 1-й роты сего полка убиты, собрала к себе солдат, бросилась с ними на неприятельский окоп и взяла его, но тут же, получив смертельную рану, скончалась, запечатлев своею смертью беспримерный для женщин боевой подвиг».

Это строки из датированного 7 января 1916 г. высочайшего рескрипта Николая II. Он поведал о подвиге, совершенном почти век назад 20-летней сестрой милосердия Риммой Ивановой. Документ лишний раз доказывает, что многие десятилетия замалчивавшаяся Первая мировая война знала своих Зой Космодемьянских и Валентин Гризодубовых.

Римма Михайловна Иванова – уроженка провинциального Ставрополя, дочь служащего местной консистории. Окончила там же гимназию, немного учительствовала в сельской школе. Вот и вся короткая биография, точку в которой поставила война. С началом боевых действий девушка окончила курсы милосердия и добровольно ушла на фронт. Вначале была зачислена в 83-й Самурский полк под мужским именем, но когда её тайна была раскрыта, Римма стала служить под своим настоящим именем. За мужество при спасении раненых была удостоена Георгиевского креста 4-й ст.

Римма Иванова

В августе 1915 г. её служба продолжилась в 105-м пехотном Оренбургском полку, в котором уже воевал её брат полковой врач Владимир Иванов, в чье подчинение она и поступила. Через месяц в бою у деревни Мокрая Дуброва на территории нынешней Брестской области Белоруссии Римма Иванова под вражеским огнём подняла роту в свою последнюю атаку… Ей был всего 21 год. 

«В воздаяние подвигов, мужества и храбрости, оказанных сестрой милосердия Риммой Ивановой», она была посмертно награждена офицерским орденом св. Георгия 4-й ст. Обращает на себя внимание большой временной разрыв между моментом подвига и обнародованием высочайшего рескрипта. Дело в том, что некоторое время командование сознательно не придавало огласке героический поступок Ивановой, поскольку медперсонал по нормам международного права не должен был брать в руки оружие. Общественность узнала о подвиге лишь после того, как германские газеты опубликовали протест председателя кайзеровского Красного Креста генерала Пфюля, заявившего, что, согласно конвенции о нейтралитете медицинского персонала, сестрам милосердия «не подобает на поле боя совершать подвиги». На эту публикацию обратили внимание русские журналисты, после чего история о совершенном «героиней долга» – а Римма Иванова за время пребывания на фронте вынесла с поля боя около 600 раненых – стал широко известен.

К слову, отец девушки Михаил Павлович счел необходимым сразу заявить в печати, что дочь отправилась на фронт «не ради наград, не ради почестей родительских, но ради токмо родного народу». Прах Риммы был доставлен в специальном вагоне на ее родину в Ставрополь, где его захоронили в ограде кафедрального собора при огромном стечении народа.

Насколько известно, это единственный случай в истории России, когда женщина была награждена офицерским орденом св. Георгия (в свое время Екатерина II возложила на себя знак ордена 1-й ст., но не за подвиг, а будучи его учредительницей).

Награждений же солдатским Георгиевским крестом было больше. Установлены имена по меньшей мере десяти женщин, ставших георгиевскими кавалерами в 1914-1918 гг. Поиск затруднен тем, что многие женщины, стремясь во что бы то ни стало попасть в ряды воюющих, вынуждены были скрываться под мужскими именами и обличьем.

Е.К. Цебржинская, дочь и жена профессиональных военных, участвовала в боях в составе 186-го Асландузского пехотного полка как фельдшер Цетнерский. Оказывала помощь раненым, не раз добровольно ходила в разведку. В бою 4 ноября 1914 г. была ранена, но обратилась за помощью лишь после того, как вытащила с поля боя раненого же командира роты. При перевязке ее святая ложь обнаружилась, поэтому после излечения Елена продолжала службу уже как фельдшерица в 3-м Кавказском передовом отряде Красного Креста. А за тот подвиг она удостоилась Георгиевского креста 4-й ст.

Елена Цебржинская, воевавшая как фельдшер Цетнерский

Такую же награду получили: сестра милосердия 3.Ф. Смирнова, воевавшая как унтер-офицер Евгений Макаров; О. Шидловская – официально старший унтер-офицер гусарского полка Олег Шидловский; дочь уральского казака Н. Комарова, скрывавшая свой женский облик под формой рядового кавалериста, и другие героини.

Мария Бочкарева – еще одна героиня Первой мировой войны, Георгиевский кавалер, командир 1-го женского добровольческого ударного «батальона смерти», известного защитой Зимнего дворца в октябре 1917 г. В мае 1920 г. особым отделом ВЧК приговорена к расстрелу, реабилитирована в 1992 г.

Обратимся к еще одному сохранившемуся в фондах Российского государственного военно-исторического архива приказу командующего 8-й армией генерала А.А. Брусилова, датированный ноябрем 1915 г.: «На основании Высочайше предоставленной мне власти, нижепоименованных нижних чинов за проявленные ими подвиги мужества и храбрости в бою с неприятелем награждаю Георгиевскими крестами и медалями...

1. Рядов. Иосиф Глушенко, он же Евдокия Карповна Чернявская.

2 сент. 1915 г. у м. Деражно, будучи разведчиком, с явной личной опасностью проникнув в расположение неприятеля, доставила ценные сведения о его расположении...

151. Антон Тихонов Пальшин

(он же Антонина Тихоновна Пальшина)».

…За проявленные в сентябрьских боях подвиги и храбрости. У нас есть возможность расшифровать эту фразу. Антонине Пальшиной было 17 лет, когда началась война. Уже через месяц она под видом юноши-добровольца вступила в кавалерийский полк и приняла участие в боях против турок. В лазарете города Карса, куда девушка попала по ранению, ее секрет раскрылся. Тогда она возвращается в родной Сарапул, поступает на курсы сестер милосердия. В апреле 1915 г. направлена на Юго-Западный фронт, но работа в лазарете тяготила, «неудержимо тянуло на передовую линию», как писала сама Антонина Тихоновна много лет спустя.

Воспользовавшись удобным случаем, она в обмундировании умершего солдата присоединилась к обозу, который двигался к передовой линии. Зачисленная в состав 75-го пехотного Севастопольского полка под уже привычным именем Антона Пальшина, девушка «бывала в разведке за языком в тыл противника, с донесением в штаб полка, в сторожевое охранение... была два раза ранена и один раз контужена. За боевые заслуги награждалась 4 раза... а Георгиевский крест 3-й степени приколол сам генерал Брусилов в прифронтовом госпитале и велел отдать приказ по полку произвести в младшие унтер-офицеры» (из автобиографии).

Антонина Тихоновна Пальшина. Портрет работы народного художника Удмуртии П. Семенова

Наша современница (Антонина Тихоновна умерла в 1992 г. в Сарапуле, прожив 95 лет), она разделила со своим народом все бедствия, обрушившиеся на него в XX веке. Только серьезная болезнь воспрепятствовала ее вступлению в ряды Красной армии в 1941 г., но в стороне от помощи фронту она никогда не стояла. Не женский воз тянула: работала в колхозе, на лесоразработках, сбережения сдавала в Фонд обороны. В войну потеряла мужа, в одиночку подняла двух сыновей.

А на этом снимке (в центре во втором ряду) вместе с однополчанами – Кира Башкирова, кавалер Георгиевского креста 4-й ст., принявшая присягу как Николай Попов. В годы Великой Отечественной войны, работая в госпитале Мурманска медсестрой, удостоилась медалей «За боевые заслуги» и «За оборону Советского Заполярья»

…Героинь той, на протяжении многих десятилетий «неизвестной» войны давно нет рядом с нами. Знать их имена, хранить благодарную память об их подвигах – наш общий долг.

____________________

Фото – http://ordenrf.ru/geroi-rossii/georgievskie-kavalery/; http://maxpark.com/user/1330679642/content/2142340

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:691