Анкара нацелена на прямые провокации против сирийских курдов
13.03.2016 | Фёдор КОЛОСКОВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

В мире не так уж много крупных древних народов, не имеющих собственной государственности. Среди них – довольно компактно проживающие курды, численность которых оценивают в 40-45 миллионов человек.

***

Происхождение курдского народа теряется в глубине веков. С ними отождествляют упоминаемое в древних источниках племя куртиев, жившее в Персии в горах, юго-западнее Каспийского моря. Значительно позже во времена распространения ислама в арабских и иранских источниках этнонимом «курт» обозначали различные ираноязычные племена, жившие в горах Иранского плато, Армянского нагорья и Верхней Месопотамии. Но у учёных нет уверенности в том, что так определялся обособленный народ, а не обобщённо назывались представители кочевого хозяйственного уклада, принадлежавшие к самым разнообразным этносам.

Впрочем, как нередко бывает при этногенезе, нередко социально-экономические отношения становятся признаком самоидентификации, как, например, пришлые земледельцы-арендаторы в Башкирии XVII-XIX веков со временем осознали себя отдельным народом – тептярями. Применима ли эта схема этногенеза к курдам, трудно сказать, но факт остаётся фактом: уже в конце XVIII века курды самоидентифицировались и соседи признавали их отдельным народом.

Генетические исследования показали, что ДНК курдов ближе всего к различным группам армян, азербайджанцев, грузин и евреев-сефардов. При этом лингвистические исследования показывают, что различные диалекты курдского языка близки к языкам белуджей, гилянцев, мазендеранцев и талышей.

Упомянув о диалектах, следует отметить отсутствие у курдов единого языка. Филологи выделяют среди языков или диалектов, на которых говорят курды (до сих пор не существует единого мнения, языки это или только диалекты), келхури, курманджи, лаки и сорани. Особняком стоит народность заза со своим языком, также входящая в состав курдского народа, а также езиды, очень закрытая этническая группа.

В вероисповедании среди курдов также нет единства. Основная масса является мусульманами-суннитами, заза – преимущественно мусульмане-алавиты, но есть среди курдов и шииты, и христиане. А езиды исповедуют собственную религию, содержащую элементы зороастризма, несторианства, иудаизма и ислама.

***

Поскольку исторически территория обитания курдов оказались разделена между Турцией, Ираном, Ираком и Сирией, в судьбе этих групп народа много общего и много различий. Общее то, что во всех этих странах они – национальное меньшинство, подвергавшееся преследованию и насильственной ассимиляции. Так, повсеместно существовали гонения на использование курдских языков, курдскую литературу, телевизионное и радиовещание на этих языках. В Турции, Сирии и Ираке действовали запреты на регистрацию курдских имён и названий, содержащих слова «курд» и «Курдистан».

В Турции, где курды составляют 30-35% населения – 20-25 млн человек, эти слова до недавнего времени были официально запрещены, а в документах, где требовалось указывать этническую принадлежность, курдов записывали как «горных турок». Хотя в последнее время прямой запрет на использование курдского языка снят, его появление в эфире является большой редкостью из-за давления на СМИ турецких националистов. Все курдскоязычные газеты находятся под негласным надзором турецких спецслужб. Преследуются даже певцы, исполняющие песни на курдском языке.

В Иране, где проживает около 5,5 млн курдов, они сосредоточены преимущественно в трёх западных провинциях, граничащих с Ираком. Поскольку они в своём большинстве являются суннитами, то подвергаются религиозному преследованию со стороны шиитского государства. При этом курдский вопрос активно используется внешними силами для политического давления на Иран, а сами курды – как фактор внутриполитической напряжённости.

Нежелание руководства Сирии ослабить дискриминацию курдов, которых на севере страны живёт около 2 млн, послужило поводом для вступления этого народа в гражданскую войну. Сирийские правительственные войска отступили из прилегающих к Турции районов, что позволило курдам существенно поднять свою роль в самоуправлении региона. В конце июня 2015 года Башар Асад сумел договориться с курдскими отрядами самообороны о совместных действиях против ИГИЛ в обмен на обязательство снизить влияние правительства на контролируемые самообороной территории. Кроме того, курды взяли на себя обязательство защищать северные границы Сирии.

Наибольших прав добились для себя иракские курды, которым после американской агрессии в Ираке было дозволено создать национальную автономию в четырёх северных провинциях, где проживает около 5,5 млн курдов. В рамках автономии Иракский Курдистан обладает собственным парламентом и правительством, активно развивается его экономика, а уровень жизни в регионе примерно на четверть выше общеиракского. В то же время Иракский Курдистан является плацдармом для поддержки различных курдских освободительных движений и организаций в соседних странах.

Нельзя сказать, что большинство курдов стремится к созданию собственного национального государства. Как отмечают эксперты, многие курды вполне довольствовались бы автономией в границах существующих стран и снижением уровня их дискриминации. Однако не стоит сбрасывать со счетов и радикалов, которые стоят на позициях сепаратизма и национальной государственности. Причём их поддержка у населения тем выше, чем сильнее давление на курдов со стороны правительств.

***

Поддержка курдами сирийской армии в борьбе с ИГИЛ вовсе не случайна. Своей цели – автономного управления контролируемых самообороной территорий – они добились. Ни о чём подобном, если победят игиловцы, речи идти не будет, поскольку именно сирийские курды более чем все другие, испытали на себе «прелести» арабизации. Для исламских радикалов курдской проблемы не существует и не может существовать: все, кто не согласен с «генеральной линией», кто пытается даже намекнуть на какую-либо самостоятельность, просто подлежат уничтожению.

Именно поэтому сирийские курды, в свою очередь, стали костью в горле руководителей ИГИЛ. Не зря же, согласно разведданным Министерства обороны Российской Федерации, боевики этой террористической организации готовят нападение на приграничные населённые пункты Сирии, где проживают курды.

Эта информация любопытна ещё и в другом плане. Боевики концентрируются на территории Турции. Как сообщил начальник российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии генерал-лейтенант Сергей Кураленко, «на территории Турции, в районе населённого пункта Нусайбин (1,5 км от сирийской границы), сосредоточилось несколько вооружённых формирований ИГИЛ. По нашей информации, террористы готовят нападение на населённый пункт Камышлия, находящийся на сирийской территории и населённый сирийскими курдами».

Можно было бы предположить, что речь идёт всего лишь о том, что Анкара не контролирует свою территорию, которой свободно пользуются террористы для ведения боевых действий против антиигиловской коалиции. Если бы не одно «но»: в настоящее время Турция борется с курдами на своей территории, используя для этого армию, авиацию и бронетехнику. А заодно нападает на сирийских курдов, считая их союзниками курдов турецких.

Это проявляется и в регулярных обстрелах сирийской территории, контролируемой курдскими отрядами самообороны, и в поставках боевикам ИГИЛ, действующих против курдов, оружия. В том числе  химического, используемого для террористических актов в Сирии, о чём сообщил курдский депутат сирийского парламента. Нападения на сирийских курдов подтверждал и турецкий премьер Ахмет Давотоглу. Доходит даже до того, что президент Турции высказывает претензии США за посещение американскими высокопоставленными дипломатами районов Сирии, контролируемых курдским ополчением.

***

Принято считать, что суть конфликта в Сирии заключается в авторитарности власти Башара Асада, а успех ИГИЛ на Ближнем Востоке продиктован тайной поддержкой этой террористической организации Соединёнными Штатами. Разумеется, всё это имеет место. Но, как и во всём, происходящем на Востоке, это лишь отдельные нити огромного клубка противоречий, и каждый участник конфликта стремится в условиях войны всех против всех под шумок решить какие-то собственные проблемы. Сирийские курды добились ослабления дискриминации, США обеспечили возникновение ещё в одном регионе зоны управляемого хаоса, чтобы в этой мутной воде получать прибыли от торговли оружием и, благодаря нелегальным поставкам нефти, снижения мировых цен на неё.

Свои задачи под шумок решает и турецкий президент Реджеп Эрдоган. Являясь исламистом и турецким националистом, он пытается, не привлекая внимания Европы, осуждающей Анкару за дискриминацию курдов, существенно ослабить курдское национально-освободительное движение, выступающее за равноправие курдов в Турции и предоставление им национальной автономии. В том числе расправиться с курдами руками радикальных исламистов, в связях с которыми замешаны и сын Эрдогана, торгующий нефтью, поставляемой игиловцами, и дочь, в клинике которой лечатся раненые боевики.

Однако эти попытки Эрдогана и поддерживающих его турецких националистов, ненавидящих курдов (во время резни армян в 1915 году несколько сот тысяч армянских женщин и детей укрывали от убийства турками именно курдские семьи), могут привести к совершенно противоположному результату. Обстрелы территории других государств и поставки химического оружия для уничтожения иностранных граждан могут превратить его самого в военного преступника, и тогда мир перестанет закрывать глаза на убийства и преследования курдов. А у многомиллионного народа появится реальная возможность если не создать собственное государство, то получить реальную автономию в составе Турции, где живёт наибольшее число курдов.

Рейтинг Ритма Евразии:
6
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:660