Армения: большие торги вокруг «Избирательного кодекса»
14.03.2016 | Оганес ТЕР-МНАЦАКАНЯН | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Актуальные политико-правовые процессы в Армении по-прежнему связаны с конституционными изменениями, принятыми на референдуме 6 декабря 2015 года, и начавшейся трансформацией президентско-парламентской формы правления в парламентскую. Поскольку нынешний глава государства Серж Саргсян планирует остаться лидером «партии власти», то, исходя из логики реформы основного закона страны, ему необходимо подготовить не только выгодную для себя диспозицию, но и расставить соответствующим образом фигуры на внутриполитической «шахматной доске».

Политический альянс правящей Республиканской партии Армении (РПА) и АРФ-Дашнакцутюн, о котором мы писали ранее, был лишь одним из первых шагов в реализации этой стратегии. Следующим шагом является ослабление позиций премьер-министра Овика Абрамяна – влиятельной фигуры в рядах республиканцев. Налицо стремление президента сузить возможность главы правительства в вопросе контроля над финансовыми потоками. С этой целью Министерство финансов было разделено на два ведомства: Комитет государственных доходов (его возглавил экс-глава Контрольной службы президента Овсеп Овсепян) и Министерство финансов (его по-прежнему возглавляет Гагик Хачатрян). При представлении О. Овсепяна президент потребовал от сотрудников «обеспечить равный подход ко всем предпринимателям», из чего можно предположить, что до последнего времени подход таковым не был. Выглядит немного странно, т.к. в течение последних нескольких лет министр Г. Хачатрян был одним из немногих членов правительства, который неоднократно удостаивался публичной похвалы президента за свою работу. КГД был включен в Министерство финансов всего два года назад и теперь его вновь выделяют.

Во время представления главы КГД президент дал ясно понять, что процент собираемости налогов от ВВП должен возрасти. И это при том, что даже проправительственные эксперты начали говорить о том, что доходы государства могут возрасти только в случае роста ВВП, который несколько лет «топчется» в пределах 10-10,5 млрд долларов – и это несмотря на различные манипуляции с цифрами в Национальной статистической службе.

Впрочем, ослабление позиций в «партии власти» премьер-министра О. Абрамяна является лишь одной из задач, которые необходимо решить главе государства и его команде «молодых реформаторов». Другой важнейшей задачей является победа возглавляемой им политической колонны (РПА либо альянса РПА и АРФ-Дашнакцутюн) на предстоящих в 2017 году парламентских выборах (скорее всего, они пройдут в первой декаде апреля). Для обеспечения такого результата действующему президенту необходимо сохранить суть нынешней избирательной системы, которая – и это уже не секрет – позволяет фальсифицировать итоги голосования и воспроизводить власть.

Поэтому в середине января рабочей группой (в ее составе – глава аппарата парламента и экс-министр юстиции Грайр Товмасян, главный эксперт, готовивший конституционные изменения, Вардан Погосян и министр-руководитель аппарата правительства Давид Арутюнян) был разработан и отослан в Венецианскую комиссию проект нового «Избирательного кодекса». Совершенно очевидно, что документ был разработан келейно и без учета рекомендаций международных и общественных организаций, а также без обсуждения с оппозицией.

Далее произошло то, что, видимо, не планировалось в высших эшелонах власти Армении, а именно: 22 февраля Венецианская комиссия опубликовала на своем интернет-сайте текст проекта кодекса на английском языке, что дало возможность ознакомиться с текстом документа всем заинтересованным организациям. Этот шаг Венецианской комиссии был для властей совершенно неожиданным, т.к. еще полгода назад она без больших проблем одобрила проект конституционных изменений – при том, что со стороны армянской парламентской оппозиции были выдвинуты обвинения в коррумпированности этого международного органа.

По мнению ряда общественных организаций, новый «Избирательный кодекс», несмотря на клятвенные обещания «партии власти», оказался даже хуже действующего. Например, в нём ограничены права и возможности избирателей, доверенных лиц и представителей СМИ, начиная с аккредитации и заканчивая кругом действий при нахождении на избирательном участке. Также были ограничены права наблюдателей и круг тех организаций, которые могут осуществлять наблюдение за выборами. Для последнего требуются приглашения и не только для международных наблюдателей, но и для местных, чего никогда ранее не было. На одном избирательном участке запрещено находиться более 8 наблюдателям и журналистам. Председателю участковой избирательной комиссии предоставлено право удалять наблюдателей. Кроме того, исчез пункт, который разрешал аккредитованным в Армении дипломатам осуществлять наблюдательную миссию, что наличествует в действующем кодексе.

Столь большое число запретов и ограничений, видимо, не случайно и связано с тем, что наблюдатели и журналисты во время конституционного референдума в прошлом году зафиксировали большое число нарушений и фальсификаций. Они были представлены дипломатам, аккредитованным в Ереване, международным организациям, породив сомнения в официальных итогах референдума.

По существу, «рабочая группа», составляя текст «Избирательного кодекса», нарушила практические все действующие процедурно-процессуальные акты, в том числе и указ президента страны от 10 февраля. Согласно указу, ответственность за разработку «Избирательного кодекса» несут Министерство юстиции и ЦИК, а документ должен был представлен в парламент страны не позже 1 марта. Между тем кодекс был разработан некоей «рабочей группой», а Министерство юстиции до последнего отфутболивало многочисленные общественные организации, заявляя, что работа над документом еще идёт. Де-факто правительство нарушило закон страны «О правовых актах» (статья 27.1 части 2 и 4), не предоставив проект в ЦИК и Министерство юстиции, а также не устроив обсуждения с общественностью.

Наконец, 3 марта правительство на своем заседании приняло проект «Избирательного кодекса» и направило его в парламент страны. При этом представители правящей коалиции (РПА и АРФ-Дашнакцутюн) дали ясно понять, что они не намерены выполнять ни рекомендации БДИПЧ ОБСЕ, ни требования парламентской и внепарламентской оппозиции относительно «Избирательного кодекса».

В чем суть этих требований, которые уже почти 15 лет предъявляются со стороны оппозиции, но только сейчас привлекли внимание международных организаций?

Дело в том, что миграционные процессы вывели за последние годы из Армении на постоянное место жительство в другие страны не менее 500 тысяч человек (300 тысяч в последние 8 лет). При этом находящиеся вне страны избиратели продолжают числиться в избирательных списках, и их голоса являются постоянным объектом различного рода манипуляций во время голосования и подведения итогов в ходе разных выборов и референдумов. Таким образом, «партия власти» изначально имеет гандикап в полмиллиона голосов перед своими оппонентами. Поэтому все предложения парламентской оппозиции и общественных организаций, которые во многом отражены и в рекомендациях БДИПЧ, ориентированы на то, чтобы не допустить повторного голосования одного и того же лица, на совершенствование системы идентификации избирателей и системы контроля (через транспарентность списков проголосовавших избирателей). Некоторые элементы аналогичных требований были успешно апробированы во время последних парламентских выборов в Кыргызстане (4 октября 2015 г.), которые, по отзывам наблюдателей, прошли без грубых нарушений и в спокойной обстановке.

Сюжет происходящего стал еще более интересным, когда 1 марта Ереван посетила с рабочим визитом глава европейской дипломатии Федерика Могерини. Во время пребывания в Ереване она встретилась с президентом С. Саргсяном, главой МИД Э. Налбандяном, представителями гражданского общества а также дважды была в парламенте (встретившись с правящей коалицией и с партиями, не входящими в парламентское большинство).

В ходе своего визита Ф. Могерини поддержала Минскую группу ОБСЕ как главного посредника в вопросе урегулирования нагорно-карабахского конфликта, настаивая на его исключительно мирном урегулировании. Также она обсудила двусторонние отношения «Армения – ЕС», в том числе в рамках программы «Восточное партнерство» и идущих переговоров по новому соглашению, которое должно учитывать обязательства Армении в рамках Евразийского экономического союза. Также было обещано рассмотрение вопроса об оказании содействия Армении, принявшей от 17 до 20 тыс. беженцев из Сирии (в основном из числа этнических армян). При этом госпожа Могерини заявила о поддержке со стороны ЕС негативного отчета БДИПЧ ОБСЕ относительно состоявшегося 6 декабря референдума по конституционным реформам.

Информация по переговорам с парламентариями, согласно договоренности между сторонами, была полностью закрыта. Тем не менее утечки в прессу свидетельствуют о том, что главной темой разговора с депутатами были не вопросы углубления двусторонних отношений Армении с ЕС и создания для этого правовой базы, а новый «Избирательный кодекс». Обсуждение его основных положений становится, похоже, одним из ключевых вопросов политической жизни страны и будет оставаться таковым до начала лета (крайний срок принятия указанного документа). Первая реакция Венецианской комиссии на представленный проект кодекса ожидается 15-16 марта, и есть немало оснований полагать, что она будет негативной.

В то же время будущий «Избирательный кодекс» является сегодня лишь вершиной айсберга внутриполитических процессов в Армении. Конституционные изменения, одобренные населением на референдуме 6 декабря 2016 года, повлекли за собой ряд изменений, включая кадровые. Как утверждает «независимая пресса», они становятся прологом смены поколений в исполнительной власти, а также знаком возросшего интереса к Армении со стороны внешних игроков. Европейские структуры принимают достаточно деятельное прямое и опосредованное участие в процессах законотворчества.

По мнению известного армянского политтехнолога Армена Бадаляна, действия властей относительно «Избирательного кодекса» следует рассматривать в контексте политической торговли: они хотят показать Западу, что учитывают мнение критиков. Некоторые несущественные пункты, возможно, потом будут изменены, что будет представлено как уступка обществу. Нынешние переговоры Брюсселя с Ереваном по «Избирательному кодексу» А. Бадалян сравнил с закрытыми переговорами Армения – ЕС по ассоциативному соглашению (DCFTA), которые велись в 2010-2013 гг.

Всё это вызывает немалую тревогу у местных наблюдателей, равно как и смена поколений в государственном аппарате, в котором непререкаемый приоритет получают лица с дипломами западных стран. При этом Москва не высказывает каких-либо признаков обеспокоенности складывающейся ситуацией. В то же время очевидно, что в России отслеживают внутриармянскую динамику весьма внимательно, а контакты между сторонами имеют весьма насыщенный характер (10 марта состоялась очередная рабочая поездка президента Армении в Москву).

Теги: Армения 
Рейтинг Ритма Евразии:
5
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2778