В чьих руках в действительности «миграционная бомба»?
14.03.2016 | Ольга СОКОЛАЙ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

В дни, когда одна шестая часть Земли погрузилась в очередной каникулярный цикл по случаю гендерных завоеваний, старушка Европа высоким собранием пыталась превозмочь иной, более актуальный сегодня эффект «продвижения демократии»: в Брюсселе на саммите ЕС – Турция обсуждались пути выхода из накрывшего Старый Свет миграционного кризиса. Итоги встречи подтвердили мнения некоторых западных экспертов о том, что этот кризис становится своеобразным оружием геополитики. Но в то же время они показали ошибочность заявлений относительно того, в чьих руках это оружие.

Фактор «неточности» в раскрутке мифов

Незадолго до начала экстренного саммита ЕС – Турция, состоявшегося 7 марта в столице Бельгии, мировые СМИ распространили «сенсационное» заявление главкома объединенными Вооруженными силами НАТО в Европе Филипа Бридлава об использовании Москвой и Дамаском сирийских беженцев в качестве «оружия» против Европы. По словам американского генерала, массовый поток мигрантов из охваченной гражданской войной Сирии оказывает дестабилизирующее влияние на многие страны Европы, отвлекая их от насущных проблем. И такая ситуация якобы выгодна российской стороне.

«Россия и режим Асада намеренно превращают миграцию в оружие, пытаясь подавить европейские структуры и сломать европейскую решимость», – заявил генерал на слушаниях в сенате США, подчеркнув, что не может найти миграционному феномену иное объяснение. Зато у него нашлось объяснение, каким изощренным способом достигается коварная цель – использованием российской авиацией «неточного» оружия. «Мы видим, что наши российские партнеры в Сирии используют вооружения, не отличающиеся высокой степенью точности. Процент высокоточного оружия очень мал», – резюмировал генерал.

Подобные умозаключения развенчиваются включением элементарной логики. Генерал либо забывает, либо умышленно замалчивает, что российская воздушная операция в Сирии длится лишь полгода, но при этом весьма успешно, что, очевидно, особенно раздражает натовцев. Не упоминается и трехлетний период деятельности в регионе сил западной коалиции, борьба которой с террористами ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация. – Ред.) велась настолько «прицельно» и «тактично», что её позитивных результатов никто не заметил. Кроме того, как отметил в комментарии официальный представитель Министерства обороны России генерал-майор Игорь Конашенков со ссылкой на данные ООН, именно после начала российской операции произошло кратное сокращение числа беженцев. Перспективный оптимизм в этом плане внушают и вступившие в силу договоренности о перемирии воюющих на территории Сирии сторон, инициированные президентами России и США. В этом контексте заявления американского генерала выглядят, мягко говоря, не вписывающимися в реальность. Впрочем, тут нет ничего удивительного. Вступив в должность командующего ОВС НАТО в середине 2013 года, Ф. Бридлав пополнил плеяду «говорящих голов» альянса, специализирующихся на агрессивной антироссийской риторике. Его публичные заявления относительно ситуации на Украине, в частности, неоднократно подвергались критике из-за того, что основывались на недостоверных данных.

Тем не менее страстное рвение служить Европе не щадя живота своего имело прагматичный эффект. Навязчивая идея генерала о неминуемом грядущем вторжении на территорию стран Балтии «зеленых человечков» способствовала существенному укреплению финансовой основы и расширению ареала долгосрочной программы альянса под названием «Атлантическая решимость». Комментируя развертывание в рамках проекта контингента из 3 тыс. военнослужащих США и НАТО в Эстонии, Латвии и Литве, Бридлав отметил: «Присутствие наших сил в Европе – это основа, которая позволяет обеспечить союзников возможностью противостоять реальным и потенциальным противникам, а также реагировать своевременно и оперативно в случае девальвации эффекта сдерживания».

Несложно догадаться, кого подразумевает генерал в качестве «реального и потенциального противника» и на кого априори им возлагается ответственность за гипотетическую «девальвацию эффекта сдерживания». «Россия выбрала путь противника и является долгосрочной угрозой для США, а также наших европейских союзников и партнеров», – конкретизирует Ф. Бридлав в одном из интервью.
К слову, бюджетный запрос на 2017 год по программам Европейской инициативы предусматривает значительное увеличение объема их финансирования: с 800 млн. долларов в 2016 бюджетном году до 3,4 млрд. долларов.

Что ж, при таких деньгах, как говорится, Париж стоит мессы…

Филип Бридлав обвинил Москву и Дамаск в использовании сирийских беженцев в качестве «оружия» против Европы

На заявление американского генерала отреагировали официальные лица и представители военного экспертного сообщества. Не только российского. «С больной головы на здоровую – специалист по бомбардировкам афганских свадеб рассуждает о точности нашего бомбометания», – написал вице-премьер России Дмитрий Рогозин на своей страничке в Facebook, прозрачно намекая на известные «ошибки» американских ВВС в ИРА.

Интересны в связи с этим и мнения военных экспертов, опрошенных французским изданием Atlantico. «Перед тем, как ответить по сути вопроса, я должен назвать слова генерала НАТО грубой пропагандой. НАТО не защищает интересы Европы, он защищает американцев в Европе», – отметил специалист в области геополитических и военных вопросов французский генерал Жан-Бернар Пинатель. По его словам, США, которые управляют блоком НАТО, стремятся избежать сближения Европы и России, дабы не лишиться мирового лидерства, достигнутого после распада СССР.

Миф о «миграционном» сговоре Москвы и Дамаска позволяет забыть о пассивной борьбе США и альянса с ИГИЛ и о том, что боевики группировки прямо или косвенно поддерживаются Вашингтоном, Саудовской Аравией, Катаром и Турцией, считает военный специалист Каролин Галактерос. По ее мнению, подобная позиция НАТО работает отнюдь не в пользу российско-американского сотрудничества, чтобы покончить с ИГИЛ. Что же касается миграционного кризиса, то, по словам К. Галактерос, «это последний гвоздь, невероятно болезненный и унизительный, вбитый в гроб европейских утопий».

Саммит ЕС – Турция: торг оказался уместен

Однако при всем богатстве выбора формулировок в складывающейся ситуации очевиден факт: миграционный кризис в его нынешних пределах становится инструментом активного политического торга. Это засвидетельствовали итоги саммита ЕС – Турция, который британская газета The Guardian без реверансов политкорректности назвала «тошнотворным зрелищем заигрывания перед Эрдоганом». И в целом смысл оценок мировых СМИ, не скупившихся на эпитеты к саммиту, можно сформулировать так: торг на восточном базаре с обещаниями и угрозами по поводу выплаты дани турецкому султану.

По итогам высокого собрания взамен на предоставление финансовой помощи в размере 3 млрд. евро (дополнительно к аналогичному, ранее заявленному траншу) и введение безвизового режима с государствами ЕС Турция обязалась принимать на своей территории нелегальных ближневосточных мигрантов, прибывающих в Европу, без учета их гражданства. Одновременно в ЕС будут направляться из Турции подтвердившие свой статус сирийские беженцы, прошедшие проверку в турецких лагерях. Обмен будет осуществляться по принципу «одного на одного».

Комментируя достигнутые договоренности, председатель Европейского совета Дональд Туск выразил уверенность в том, что новая схема станет эффективным заслоном на пути нелегальной миграции. Однако оптимистичное резюме омрачается «отсрочкой приговора»: согласовать конкретные меры по решению проблемы сторонам так и не удалось. Их обсуждение отложено до саммита ЕС, намеченного на 17-18 марта. Причина отсрочки объясняется «выдвижением Анкарой новых требований и необходимостью дополнительного времени на согласование совместных действий в рамках намеченного плана».

Что это за «новые требования»? Еще до встречи в Брюсселе агентство Reuters со ссылкой на информированные источники в ЕС, сообщило, что финансовые аппетиты «турецкого султана» простираются в гораздо более широких пределах: Анкара требовала 20 млрд. евро на решение проблем беженцев. Также отстаивалась необходимость более раннего вступления в силу соглашения о безвизовом режиме с ЕС – не в октябре, а в июне текущего года. Стратегическое условие сделки – форсирование переговорного процесса по окончательному вступлению Турции в ЕС.

То ли саммит, то ли торг на восточном базаре по поводу выплаты дани турецкому султану?

Отмечая дерзкую тональность запросов, озвученных премьер-министром Ахметом Давутоглу, многие политики и эксперты назвали позицию Анкары откровенным шантажом, посредством которого умело оказывается давление на «болевые точки» Евросоюза. «Турция на саммите открыто демонстрировала свое властное положение, – заявил сопредседатель немецкой Левой партии Бернд Риксингер. – В силу разногласий ЕС можно шантажировать в вопросе беженцев».

Вице-президент французского «Национального фронта» Флориана Филиппота по этому поводу отметила: «Турецкий шантаж стал возможным благодаря нашим слабостям. Наши нации стали уязвимее и слабее по вине Европейского союза, который устраняет национальные границы, суверенитет и возможность проведения самостоятельной иммиграционной политики. Поэтому мы скатились к необходимости выполнять требования Турции, которой всегда нужно еще больше».

Долгосрочный характер посыла «нужно еще больше» очевиден, однако лидеры европейской интеграции, желая сохранить хорошую мину при плохой игре, стараются не замечать растущих амбиций Анкары. Более того, пытаются продемонстрировать способность держать удар.

Так, несмотря на то, что канцлер ФРГ Ангела Меркель допустила возможность удовлетворения требования Анкары о сроках вступления в силу безвизового режима, ее добрый друг Франсуа Олланд подчеркнул, что для этого Турции придется выполнить список встречных требований из 72 критериев. А глава Европарламента Мартин Шульц добавил: возможная либерализация визового режима не говорит об изменении статуса Турции по отношению к Евросоюзу.

Вероятно, в этих ремарках проявляется та самая «европейская решимость», наличие которой пафосно констатировал Филип Бридлав. Но как долго Евросоюзу удастся ее проявлять? Пока в складывающейся ситуации явное преимущество – на стороне Анкары, четко осознающей, в какие дебри завела ЕС политика «открытых дверей» и какими последствиями чревата проблема, если ее не удастся «спихнуть» на Турцию.

Об этих последствиях ясно заявил по итогам саммита премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон. Цитируя его, The Guardian отмечает: миграционный кризис обострил внутренние противоречия в Евросоюзе. Из-за него интеграционный блок находится на грани распада. Но Лондон ни при каких обстоятельствах не собирается присоединяться к европейской политике «предоставления убежища» всем нуждающимся.

Карт-бланш на безответственность

Как уже отмечалось, окончательное согласование деталей совместного плана ЕС и Турции по предотвращению миграционного кризиса состоится в Брюсселе на этой неделе. Скорее всего, Евросоюз вынужден будет максимально учесть «пожелания» Анкары, иного выхода просто нет. Однако уже сейчас эксперты задаются вопросом: способна ли будет Турция выполнить принятые обязательства в полном объеме, намерена ли она вообще это делать?

Сомнительно. Как известно, республика уже запретила вход в свои территориальные воды кораблей НАТО, которые должны были вести наблюдение за нелегальными перевозчиками и оказывать помощь терпящим бедствие лодкам с беженцами в Средиземном море.

Кроме того, правозащитная организация Amnesity International неоднократно заявляла о том, что Анкара не выполняет обязательств перед сирийскими беженцами. Зафиксированы многочисленные факты, когда турецкие власти отправляли их обратно в зону конфликта. Те же, кого эта участь миновала, живут в ужасающих условиях.

Обеспокоенность правозащитников вызывает и непосредственно контент соглашений между ЕС и Турцией, нарушающий, по их мнению, Конвенцию ООН о статусе беженцев от 1951 года. Об этом, в частности, заявил верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль Хуссейн. «Обсуждаемые ЕС и Турцией меры вызывают у нас очень серьезную озабоченность. Пока у нас нет полных деталей этих предложений. И я планирую обсудить мои опасения во время визита в Брюссель в начале следующей недели, до саммита ЕС – Турция, который должен начаться 17 марта. По моим опасениям, потенциальная и коллективная высылка является незаконной», – сказал верховный комиссар, выступая в минувший четверг на Совете по правам человека ООН.

Оценивая ситуацию, председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев констатировал, что лидеры ЕС смогли решить лишь тактическую задачу – через новые заслоны на дальних подступах смягчить кризис на собственных территориях. При этом проигнорирована стратегическая цель – содействовать политическому и гуманитарному урегулированию проблем Ближнего Востока с отказом от политики смены режимов.

«Никаких обязательств Турция на себя не взяла. Да Евросоюз и не настаивал, судя по всему. Поэтому кризис не завершен. В исходной точке он продолжается с прежней силой, а переговорами ЕС – Турция никак не затронут его катализатор – радикальный исламизм террористического толка», – написал в своей странице в Facebook К. Косачев.

С учетом всех вводных и принимая во внимание уже известные факты, когда в погоне за собственными интересами Анкара легко пренебрегала обязательствами перед партнерами, уместно предположить, что Турция и далее будет продолжать «зарабатывать на хаосе», наращивая день ото дня свои амбиции и аппетиты. И не исключено, что «успешный» совместный план действий ЕС и Турции по преодолению миграционного кризиса обернется новой головной болью для старушки Европы…

________________________

Фото – http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2483046

Теги: Турция   ЕС  Сирия 
Рейтинг Ритма Евразии:
6
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1735