«Выбью себе глаз назло теще»: когда же Евросоюз откажется от газовых войн с Россией?
23.03.2016 | Юрий ПАВЛОВЕЦ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Вопросы поставок российского газа в Европу по-прежнему не перестают быть актуальными, особенно в нынешних сложных условиях переговоров России со странами–транзитерами голубого топлива. Возникшие проблемы с Турцией, а также антироссийская позиция Киева уже стали причинами заморозки проектов «Южного» и «Турецкого» потоков. Однако, несмотря на это, в Кремле не оставляют планов после истечения транзитного контракта с Украиной прекратить поставки голубого топлива через территорию южного соседа, так как политика шантажа украинских властей, умноженная на псевдоподдержку из Брюсселя, не просто надоела России, но и несет ей постоянные риски и убытки.

Необходимо напомнить, что из-за непрекращающихся в последнее десятилетие споров вокруг транзита российского газа через украинскую территорию в Москве было принято решение создать альтернативные пути транспортировки голубого топлива. В свое время именно для этого у белорусов за 5 млрд. долларов была выкуплена газотранспортная система республики, которая позволяет транспортировать в страны Европы около 50 млрд. кубометров в год. Следующим шагом отвязки от украинского направления стало строительство «Северного потока», который соединил балтийское побережье России под Выборгом с Германией в районе Грайфсвальда. Совокупность двух нитей данного проекта составляет 55 млрд. кубометров газа в год. Однако на сегодняшний день белорусского и северного направлений по-прежнему недостаточно, чтобы обеспечить потребности европейских потребителей без участия в этом Украины.

Политическая нестабильность в этой стране и невыполнение Киевом взятых на себя обязательств, в том числе и неприкрытое воровство газа, в конечном счете привели к появлению проектов новых газопроводов – «Южного» и «Турецкого» потоков. Однако, как уже говорилось выше, из-за политических проблем, возникших в последние два года, данные проекты оказались свернуты. По сути, после переворота в Киеве и инцидента с российским бомбардировщиком в сирийском небе южное направление для «Газпрома» оказалось закрыто. Тем более если учесть, что и в Брюсселе, прикрываясь словами о заботе об украинских интересах, сегодня делают все, чтобы не дать россиянам построить новые газотранспортные пути. Правда, как показывают последние события, все это вряд ли остановит российского монополиста.

Еще 24 февраля глава «Газпрома» Алексей Миллер вместе с руководителями итальянской компании Edison и греческой DEPA подписали «Меморандум о взаимопонимании в отношении поставок природного газа из России по дну Черного моря через третьи страны в Грецию и из Греции в Италию». Этот проект является новым вариантом газопровода в обход Украины взамен потерявшим пока актуальность «Южному» и «Турецкому» потокам. В данном случае это направление является своеобразным модернизированным вариантом «Южного потока» («ЮП»), где изначально предполагалось разделение его сухопутного маршрута на два направления, с выходом одного из них на юг Италии, как и сейчас. Это означает, что деньги, потраченные в свое время на реализацию «ЮП», не пропадут зря – почти готовый сухопутный коридор и уже лежащие в Болгарии трубы все-таки будут использованы. Если данный проект будет реализован, то позиции Украины в газовом споре еще более ослабнут, что прекрасно понимают в Киеве, для которого потеря значимости украинской территории для транспортировки российского газа является практически самоубийством. Правда, пока киевские правители не обращают на новое соглашение «Газпрома» особого внимания, сосредоточившись вместе с Брюсселем на борьбе против другого проекта россиян. Речь в данном случае идет о проекте «Северный поток-2» («СП-2»), который по экономическим и политическим причинам неразрывно связан с российско-украинским конфликтом и используется в ЕС в качестве еще одного инструмента давления на Россию.

«СП-2» предполагает строительство двух ветвей газопровода общей мощностью в 55 млрд. кубометров газа в год от побережья России через Балтийское море до Германии. В нем «Газпрому» должно принадлежать 50%, BASF, E.ON, Engie, OMV, Shell – по 10%, при этом трубу планируется положить рядом с «Северным потоком-1». Если строительство удастся завершить, то это будет иметь для Украины катастрофические последствия. Уже сегодня украинская ГТС используется наполовину, так как «Газпром» использует газопроводы в Белоруссии и «СП-1». Последний, к слову, из-за европейских ограничений не удается загрузить полностью. Но даже этого достаточно, чтобы сократить загруженность южного направления через Украину – около 62 млрд. кубометров в год. Если помнить, что совокупная мощность «СП-1» и «СП-2» должна будет составить порядка 110 млрд. кубометров газа, то оказывается, что роль Украины в поставках углеводородов в страны ЕС в будущем будет сведена практически к нулю.

Конечно, какой-то транзит в сторону южной Европы останется, но если он упадет ниже 35 млрд. кубометров в год, то у Киева возникнут серьезные проблемы. Например, придется выводить из эксплуатации некоторые участки трубопровода, а значит, и пересматривать схему транзита газа внутри страны, что является крайне дорогостоящим мероприятием. К этому стоит добавить, что из-за снижения доходов от транзита и рентабельности работы компании «Укртрансгаз» начнутся массовые увольнения и закрытие целых производственных подразделений, что только ухудшит социальную ситуацию в стране.

Так или иначе Киев готов сделать все, чтобы не дать России реализовать ни «СП-2», ни «ЮП». И в этом с ним полностью солидарны в Брюсселе, где руками украинцев стремятся защитить собственные интересы. Сегодня, как и прежде, для Евросоюза главное не допустить усиления роли России на газовом рынке континента, для чего еврочиновники готовы сделать все от них зависящее: начиная от строительства интерконнекторов – трубопроводов, обеспечивающих перетоки газа между странами, и заканчивая судебными исками к «Газпрому». При этом Украина для ЕС по-прежнему остается одним из основных инструментов в борьбе с Россией.

Официально Брюссель может помешать реализации российских проектов, только введя ограничения из третьего энергопакета, который запрещает одной и той же компании поставлять газ и заниматься его транспортировкой. В случае с «СП-2» на использование его сухопутной части (трубы по дну Балтийского моря не попадают по действия ограничений) европейские антимонопольные органы вполне смогут ввести ограничения, так как «Газпрому» и его компаньонам придется расширять инфраструктуру для приема газа на суше. К слову, из-за третьего энергопакета в свое время был свернут «ЮП», а сейчас то же самое происходит и с сухопутным продолжением «СП-1» – газопроводом OPAL, где российскому монополисту разрешили использовать только половину его мощности (около 18 млрд. кубометров в год). В остальном же из-за участия в «СП-2» коммерческих структур помешать строительству Брюссель практически не может, а потому Украина становится для Евросоюза крайне важным союзником.

В Киеве уже неоднократно заявляли, что сделают все, чтобы сорвать планы «Газпрома». По словам Арсения Яценюка, введение второго «СП» лишит страну около 2 млрд. долларов транзитных доходов, а значит, сам проект является «антиукраинским». Поэтому украинские власти уже подали жалобу в Еврокомиссию, требуя заблокировать данный проект. К слову, ситуация выглядит крайне нелепо – Украина, не являющаяся членом ЕС, жалуется Евросоюзу на Россию, которая также не входит в его состав. Однако это нисколько не останавливает еврочиновников, которые официально соглашаются с тем, что «СП-2» – не только «антиукраинский», но и «антипольский», и «антиевропейский» проект. Исходя из этого, совсем не удивительно, что восемь стран-членов ЕС выразили несогласие с проектом «СП-2» и 7 марта подписали письмо председателю Еврокомиссии Жан-Клоду Юнкеру. Среди подписантов – премьер-министры Чехии, Эстонии, Венгрии, Латвии, Польши, Словакии, Румынии и президент Литвы, которые заявили, что «проект «Северный поток-2» может нести определенные риски для энергетической безопасности в Центральной и Восточной Европе».

По мнению экспертов, совместные усилия Украины и ЕС вполне могут нарушить планы «Газпрома» не только на южном, но и на северном направлениях. Брюсселю и Киеву необходимо лишь затянуть реализацию проектов до 2020 года, когда перед Москвой возникнет дилемма – продлевать ли транзитный контракт с Украиной или нет, как это обещалось ранее. И по всей видимости, такое развитие событий вполне вероятно. Тем более если помнить, что у европейцев есть собственные планы на создание дополнительных газопроводов без участия России, что также, по их замыслам, должно «приструнить» «Газпром».

Речь в данном случае идет о так называемом Трансадриатическом газопроводе, который является частью «Южного газового коридора», объединяющего несколько газопроводных проектов, предназначенных для поставок из Каспийского региона в Европу в обход России. При этом данный проект – и это показательно – по просьбе его акционеров британской ВР, итальянской Snam, бельгийской Fluxus, испанской Enagas, швейцарской Axpo выведен из-под действия третьего энергопакета. И это при том, что он ничем не отличается от «Южного» или «Северного» потоков.

Слова европейцев о том, что Украина должна сохранить свое значение как транзитер российского газа, при нынешней политике Брюсселя выглядят довольно нелепо. По сути, Россию, от которой всеми силами отрывают Украину, пытаются заставить за это еще и платить, помогая явно антироссийскому руководству, находящемуся в Киеве. Никакие коммерческие интересы «Газпрома» в данном случае не принимаются европейцами во внимание. Проще говоря, обвиняя Москву в политизации поставок газа в Европу, Брюссель сам ставит вопросы политики гораздо выше экономических интересов не только России, но и некоторых стран ЕС.

При этом еврочиновники не стесняются использовать любые средства для достижения своих целей – начиная от политических обвинений и санкций и заканчивая многомиллиоными исками, которые должны подорвать финансовое состояние «Газпрома», а значит, и не дать ему реализовать свои проекты. Сегодня стало известно, что в середине марта из-за закрытия проекта «Южный поток» «Газпрому» был предъявлен первый иск итальянским подрядчиком Saipem, выбранным в свое время для строительства подводной части газопровода. Итальянцы требуют – ни много ни мало – 759 млн. евро. Вряд ли на фоне нарастающей конфронтации с Россией этот случай будет единичным.

В конечном счете закрытие «ЮП» и возможный срыв строительства «СП-2» больно ударит по всем, в том числе и по европейцам. В то же время Украина вряд ли получит возможность и дальше шантажировать Россию, ставя перед ней свои условия. В Москве уже неоднократно отмечали, что разговаривать с ней с позиции силы не стоит. Если в ближайшее время не удастся договориться, то вполне вероятно, что «Газпром» не только не пойдет на серьезные уступки Киеву и Брюсселю, но и переключит свое внимание на восток. Последствия этого для Украины и ЕС вполне могут стать печальными. Компенсировать за короткий срок поставки российского голубого топлива в Европе, в первую очередь в южной ее части, вряд ли удастся – слишком много для этого нужно газа и еще больше денег для замены российского поставщика.

Поэтому нынешняя борьба с «Газпромом», а через него и с Россией вполне может вылиться в серьезный экономический кризис в самом ЕС, значительная часть производства которого завязана на российских углеводородах. Что будет в этом случае с Украиной, так рьяно защищающей интересы европейских чиновников, представить также несложно.

Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1885