О событиях 1916 года в Семиречье языком документов
24.03.2016 | Влад КОРСАК | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Росархив опубликовал 186 документов, относящихся к событиям бунта 1916 года в Туркестане, и прежде всего к Семиреченскому краю, где отмечено наибольшее количество жертв столкновений. Это интернет-проект, открывающий заинтересованным лицам наиболее полную картину событий с точки зрения фактически их участников.

В среде кыргызской интеллигенции, особенно в последние 20 лет, постоянно присутствовал мотив поиска правды о событиях 1916 года. Более того, весьма значимые фигуры в политическом пространстве Кыргызстана прямо увязывали дальнейшие взаимоотношения с Россией с возможностью сказать всю правду о трагедии, случившейся 100 лет назад.

С публикацией указанных материалов сложились условия для установления правды. Вот только в её поисках надо смелее отходить от предубеждений, а факты, даже воспоминания участников событий требуют анализа и сопоставления. Только тогда историки смогут выполнить свою профессиональную задачу.

Не будем цепляться к установке на «всю» правду, достижение которой невозможно, т.к. это процесс бесконечный, и незавершённость его связана именно с принципиальной единичностью «правды» как таковой. Другими словами, у каждого своя правда. Но вот открытость к обсуждению, когда не пытаются закамуфлировать какие-то оценки, вывести из-под внимания профессиональных историков и широкой общественности какие-то документы, это, пожалуй, главное в интернет-проекте Росархива.

Интернет-проект «События в Семиречье 1916 года по документам российских архивов» подготовлен в целях ознакомления широкой общественности, профессиональных историков и всех заинтересованных лиц с документами Архивного фонда Российской Федерации, отражающими историю событий в Семиречье 1916 года. Все документы хранятся в фондах Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА), Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного исторического архива (РГИА) и Архива внешней политики Российской империи Историко-документального департамента МИД РФ (АВПРИ).

Но сначала о самих документах.

Вниманию общественности представлены многочисленные делопроизводственные документы, а также документы личного происхождения. Для размещения электронных копий в интернет-проекте отобрано 186 документов. Пусть не вводит в заблуждение слово «отобрано». Массив документов представляет целостную, без изъятия картину, демонстрирующую оценку событий в Семиречье представителями администрации Российской империи. Знакомство с документами позволяет утверждать, что в них подробно и с разных сторон освещаются причины, развитие основных событий и последствия туркестанского бунта (мятежа, волнений, беспорядков или восстания, как кому угодно) 1916 года.

Для анализа любых событий важен контекст. Поэтому исследователей заинтересуют законодательные акты, устанавливающие порядок управления Туркестанским краем и использования войск для содействия гражданским властям за период 1886–1906 гг., опубликованные ранее в Полном собрании законов Российской империи. Для данного проекта важным оказывается прямая соотнесённость правовых актов с событиями 1916 года, как они должны были восприниматься администрацией, управлявшей краем. Только с этих позиций можно зафиксировать мотивы и устремления царской администрации, что и требуется исторической наукой. А вот как это оценят потомки, живущие через 100 лет, будет уже на совести последних.

Публикуются также документы, ставшие непосредственным поводом к событиям:

  1. Высочайшее повеление о привлечении инородческого населения империи на тыловые работы от 25 июня 1916 г. (даты по «старому стилю»).
  2. Приказы Туркестанского генерал-губернатора генерала от инфантерии А.Н. Куропаткина, касающиеся непосредственной реализации его положений на территориях Средней Азии.
  3. Указ императора Николая II об объявлении Туркестанского военного округа на военном положении от 25 августа 1916 г.
  4. Переписка, доклады, рапорты и донесения администрации Туркестанского края о ходе беспорядков и мерах, принятых в целях нормализации обстановки в Семиречье.
  5.  Доклады Военного министерства и подведомственных ему управлений на высочайшее имя с резолюциями императора.
  6. Отчёты о состоянии Туркестанской епархии за 1916 год, представленные Св. Синоду.
  7. Выдержки из речи члена Государственной думы А.Ф. Керенского о положении в Туркестане и Степной области, а также распоряжения, постановления и воззвания Временного правительства, в том числе распоряжение о возвращении на родину всех инородцев, призванных для работ на фронте, от 9 мая 1917 г. и постановление об оказании помощи пострадавшим от «киргизского»[1] мятежа от 14 августа 1917 года.
  8. Прошения местного населения Временному правительству и Государственной думе, докладная записка депутатов Семиреченской области председателю Совета министров Г.Е. Львову о причинах, ходе и последствиях мятежа, описания беспорядков, составленные уроженцами Туркестанского края, выборки из писем военнослужащих действующей армии о волнениях «киргиз».
  9. Статистические сведения об убытках, нанесённых беспорядками в Семиречье, картографические материалы с обозначением охваченных беспорядками районов.
  10. Документы личного происхождения, среди которых выписки из дневника командующего войсками Туркестанского военного округа генерала от инфантерии А.Н. Куропаткина за май-декабрь 1916 г. и другие.

Высочайшее повеление о привлечении мужского инородческого населения империи для работ по устройству оборонительных сооружений… от 25 июня 1916 г.

Таким образом, открытые для широкого доступа документы содержат информацию как о политике российского правительства в отношении охваченных бунтом/мятежом территорий Средней Азии, так и о причинах и ходе волнений в Семиречье. В документах можно найти сведения о положении бежавших через русско-китайскую границу вовлечённых в кровавые события кыргызов. Здесь же можно найти документы об амнистии участников восстания в Туркестанском крае, о размерах ущерба, причиненного местному населению беспорядками, и о мерах, предпринимаемых правительством в целях его компенсации.

 Интернет-проект включает 3 раздела.

  1. Первый содержит 4 документа: законодательные акты об управлении Туркестанским краем и об использовании войск для содействия гражданским властям.
  2. Второй содержит 179 делопроизводственных и иных документов ведомств, учреждений, общественных организаций, должностных и частных лиц о ходе событий в Семиречье в 1916 г.
  3. Третий включает 3 документа – извлечения из дневников Туркестанского генерал-губернатора и командующего войсками Туркестанского военного округа А.Н. Куропаткина за время его пребывания в Туркестане в 1916 г.

Большая часть документов проекта охватывает хронологический период с сентября 1915 по октябрь 1917 г. Следует отметить, что из 179 делопроизводственных архивных документов 149 публикуются впервые. Дневники А.Н. Куропаткина публиковались ранее в извлечениях, в настоящем проекте представлена полная подборка из дневниковых записей, относящихся к событиям в Семиречье.

Страница из дневника командующего войсками Туркестанского военного округа А.Н. Куропаткина

* * *

Теперь о продолжающихся дискуссиях относительно событий столетней давности. В Кыргызстане накал противоположных точек зрения и оценок поддерживается как политиками и общественными деятелями, так и участниками различных форматов, позволяющих высказать своё мнение в интернете. Если постараться в первом приближении обобщить взгляды и структурировать их многообразие, то можно увидеть, что дискуссии ведутся вокруг нескольких главных вопросов.

Во-первых, в обыденном сознании превалируют предельно упрощённые представления о событиях, сводящиеся к «происходившим 100 лет назад кровавым столкновениям кыргызов и русских» (буквально так). Если развивают идею дальше, то появляется и утверждение о «геноциде», т.е. сознательном истреблении людей, желании согнать их с родной земли и т.п. Дальше, конечно, стараются надумать, а сколько представителей коренной национальности погибло в этих событиях, включая массовое бегство в Китай.

Для этого типа сознания характерно, что о потерях со стороны переселенцев и особенно, как они погибли, обычно забывают. Поясним: когда мы говорим об обыденном сознании, то речь идёт в такой же мере о политиках страны и общественных деятелях, в какой и о так называемых простых людях, не обладающих знаниями. К большому сожалению, в местной прессе, невзирая на заявления руководства страны, продолжают появляться материалы подобной направленности.

Во-вторых, в среде профессионалов, и прежде всего историков, делаются попытки понять сущность происходивших событий. Люди методологически подготовленные делают успешные попытки проанализировать совокупность факторов, приведших к трагическим столкновениям. И тогда выясняется, что события 1916 года не являются восстанием, классовой борьбой, национально-освободительным, панисламистским или пантюркистским движением.

Прежде всего, можно сказать, что события 1916 года – это бунт на основе борьбы за ресурсы, спровоцированный и/или усиленный самоуправством колониальной и местной администраций, подстрекательством иностранных агентов, местной феодальной знати и местного духовенства. И тогда вина за жертвы среди кыргызского населения ложится не только на царскую власть, но и на местную администрацию, сплошь состоявшую из волостелей и других правителей, назначенных из т.н. знати, которая провоцировала кровавые события.

В-третьих, дискуссии ведутся и относительно взаимоотношений народов, населяющих Центральную Азию. События 1916 года захватили всё население Средней Азии и широко распространились по Казахстану. Однако было бы большой натяжкой проводить анализ событий так, как будто в тот период имелись межгосударственные отношения, противостояние и война. Всё происходило в рамках одного государства и было внутренним делом этого государства. Поэтому для власти это выглядело, да и было по существу, бунтом и мятежом. К сожалению, даже некоторые историки, исходя из формально занимаемой профессиональной позиции, рассматривают дело так, будто в 1916 году произошёл эксцесс межгосударственных отношений.

А отсюда очень важные выводы. Царская власть, которая жестоко подавляла бунт или восстание, уже понесла историческую кару в последующей революции. Современная Россия не несёт ответственности за события столетней давности. Но главное – 1916 год не является проблемой современных межэтнических отношений в Кыргызстане. Русские и представители других народов являются потомками переселенцев, прибывших во времена индустриализации, эвакуации во время войны, в ссылку во времена репрессий, на комсомольские стройки, для создания современных учебных заведений, центров культуры и искусства и т.п. В чём же их вина? В том, что они, как их деды и отцы, трудились в Кыргызстане, отдавали свои силы на благо страны, считая её своей родиной?

Дискуссии, развернувшиеся в интернете, показывают, что объективная историческая оценка может быть достигнута историками в своём профессиональном кругу, но на это нужно время. Большим подспорьем в этом деле будут опубликованные Росархивом материалы, если к ним относиться исторически, без «злобы дня» и политической нечистоплотности.

Ещё раз подчеркнём: на это нужно время. А пока любые экскурсы в эту сферу, даже профессиональные, не говоря уже о самозваных «историках», каковым несть числа, только плодят новые обиды и обвинения. Если обратиться к опубликованным материалам, то можно почерпнуть аргументы в пользу любой из альтернативных точек зрения. Особенно, если не утруждать себя анализом и подробным рассмотрением и сопоставлением фактов.

 

 

[1] В документах начала XX в. под словом «киргизы» часто подразумевались казахи («киргиз-кайсаки») и собственно киргизы («кара-киргизы», «черные киргизы», «дико-каменные киргизы»). В связи с этим в научно-справочном аппарате интернет-проекта термин «киргизы» употребляется в кавычках.

Рейтинг Ритма Евразии:
4
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1031