Мораторий на изменение конституции? Преодолевается через референдум
30.03.2016 | Марс САРИЕВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

В ноябре прошлого года глава Киргизии Алмазбек Атамбаев, чьи полномочия истекают в конце 2017 года, сделал следующее заявление: «Надо сократить полномочия президента и переходить на чисто парламентскую форму правления. До выборов осталось всего полтора года, они пройдут быстро, как полтора дня».

В начале марта этого года президент вновь вернулся к этой теме. «В нынешней редакции Основного закона также есть противоречия между полномочиями президента и премьер-министра, которые в будущем могут привести к конфликтам», – отметил глава государства.

Итак, проблема обозначена более чем определенно. О том, насколько вероятно изменение конституции, и как оно может происходить, с «Ритмом Евразии» поделился ведущий киргизский политолог Марс САРИЕВ.

– Президент заговорил об изменении конституции. Однако, как известно, на этот счет существует мораторий. Здесь нет противоречий?

– Мораторий есть. Но есть и оговорка, что при определенном количестве голосов населения и при, так сказать, созревшей необходимости следует провести референдум. При положительном исходе в Конституцию могут быть внесены изменения.

– И кто же будет решать, проводить референдум или нет?

– Любая инициативная группа – партия, общественное объединение, НПО могут собрать нужное количество голосов для проведения референдума. Помнится, например, Феликс Кулов, будучи депутатом, вместе с другими парламентариями пытался инициировать проведение референдума, но тогда ничего не получилось. На этот раз, как только появится инициативная группа из депутатов, представителей общественности, президент подпишет указ – и дело пойдет

– А что это будет? Полная смена конституции, то есть новый Основной закон? Или изменениям подвергнутся какие-то конкретные статьи?

– Нет, это будет не новая конституция. Внесут изменения, но ключевые. Президент станет фигурой чисто представительской, не будет решать практически ничего. Как я понимаю, прежде всего, это расширение полномочий премьер-министра, я бы даже сказал, усиление полномочий. Сейчас глава правительства является фактически мальчиком для битья. Так было, так есть. В этих условиях президентом быть хорошо, так как фактически за все отвечает премьер, а вот прав, соответствующих его полномочиям, он не имел. Сейчас, правда, премьер почти сравнялся по полномочиям с президентом. Но конструкция власти все-таки старая…

– И кто в случае изменения Основного закона станет премьером? Нынешний глава правительства?

– Если представить, что референдум прошел, изменения внесены, то я могу по пальцам одной руки перечислить тех, кто достоин и может работать премьер-министром. Именно работать, потянуть экономический блок. Но при таком подходе 90 процентов претендентов на этот пост, а в Кыргызстане очень нездоровое соревнование за обладание тем или иным креслом, больше похожее на козлодрание, уйдут в осадок со своими амбициями. Многие хотят стать президентом и иметь при себе премьера как мальчика для битья или козла отпущения. Но как только будут внесены изменения и президент станет выставочной фигурой, вся игра такого рода претендентов сломается.

– И тогда может получиться так, что власти пойдут навстречу оппозиции, которая все твердит про узурпатора президента?..

– В принципе да, может. Сейчас президентско-парламентская республика, а будет просто парламентская. И вроде бы это то, чего хотела оппозиция. Но в то же время вряд ли противники власти извлекут из этого пользу. Но польза будет для страны. Ведь не каждый готов и способен возглавить экономический блок и отвечать за свои действия, имея при этом все полномочия. Вот это для страны важно.

– Но ведь в Кыргызстане мало кто обращает внимание на свои возможности. Главное добраться до кормушки, а там…

– Нет, не так. Не будет шелухи. Сейчас уже не те условия, что были недавно. Например, когда страна занималась реэкспортом китайских товаров, сидела на игле американских грантов и рассчитывала на фонд ЕврАзЭС. Говоря языком улиц, халявы уже нет, все обломилось. И кризис еще свое слово добавил.

А на пост президента теперь смогут претендовать представители региональных кланов. Пост главы государства станет неактуальным, выставочным. Люди станут больше обращать внимание на тех, кто способен управлять экономикой, а не говорить лозунгами.

– По идее, нового премьера должен избирать парламент, а не народ. Иначе чем этот пост будет отличаться от нынешнего президентского. Здесь будут какие-то изменения?

– Должны быть. Сейчас премьера избирают, можно так сказать, по парламентским спискам. Должно что-то поменяться обязательно. Сам парламент должен как-то трансформироваться, и механизм избрания премьера тоже, это не должен быть межфракционный междусобойчик. Я затрудняюсь сказать, как именно будет все это выглядеть. Но я уверен, что президент Атамбаев обратил на этот внимание. Наверняка пост премьера займет кто-то из адекватных людей, его сторонников. Учитывая состав парламента, оппозиция не сможет этому помешать.

Я так понимаю цель изменений в конституции – отсечь людей с амбициями и с большими деньгами. К примеру, половина депутатов в парламенте хотят стать президентами. А при новых условиях количество желающих резко поубавится.

– Когда это все может случиться? В какие сроки?

– Нужно торопиться. Думаю, осенью уже проведут референдум. Если все получится, то изменения внесут до осени следующего года, когда нынешний президент Атамбаев должен будет сложить свои полномочия и состоятся выборы нового президента. То есть до этого срока все должно быть решено.

– Как будет выстроен весь процесс? Кто должен писать новые варианты статей Основного закона? Нынешнюю конституцию писал один человек – нынешний глава фракции «Ата-Мекен» Омурбек Текебаев. Тогда её приняли на скорую руку, а теперь ругают Текебаева, виня именного его в «нехорошей» конституции. Как избежать повторения такой ситуации?

– Пока трудно сказать. Конечно, правящий блок попытается взять процесс под контроль, манипулировать нужными людьми. Текебаева уже не допустят. Есть еще гражданское общество. Будет ли, вернее, и сможет ли оно участвовать? В свою очередь, правящая верхушка таким путем хочет продолжать контролировать ситуацию. Этого же хочет и оппозиция. Но парадокс как раз в этом и состоит: оппозиция хотела парламентской республики – она ее получит.

Беседовал Эгамберды Кабулов

Теги: Киргизия 
Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:661