Таджикистан и ЕАЭС: ждать у моря погоды?
01.04.2016 | Лилия ГАЙСИНА | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

В середине марта в департаменте экономического сотрудничества Исполнительного комитета стран СНГ в очередной раз заговорили об интересе со стороны Таджикистана к вступлению в Евразийский экономический союз. Членство пророчат ему с самого момента создания союза. Все это время таджикские власти говорят о том, что идет процесс изучения вопроса, эксперты утверждают, что вступление рано или поздно произойдет, а обычные граждане страны мечтают об этом союзе, видя в нем решение своих насущных проблем.

Пожалуй, охотнее всего вступление своей страны в ЕАЭС обсуждают люди, совершенно далекие от политики. Особенно этот вопрос интересен живущим в районах, которые находятся на приграничной территории Таджикистана и Кыргызстана. Например, жителям таджикского селения Хистеварз достаточно перейти автомобильную дорогу, чтобы оказаться в кыргызском Ляйлякском районе, и об изменениях в жизни простых кыргызстанцев после вступления КР в ЕАЭС они узнают из первых рук.

«Что там слышно о нашем вступлении в союз с Россией? – спрашивает нас житель таджикского селения Хистеварз Эргашбой. – Вот мои родственники из Ляйлякского района ездят в трудовую миграцию в Россию без бед, почти никакие документы не нужно оформлять, и все у них там хорошо. Когда у нас так будет?»

Граждан, которые в большинстве своем выезжают на территорию России в качестве трудовых мигрантов, ЕАЭС привлекает, прежде всего,  тем, что в случае если страна станет участником союза, то таджикистанцев ждет послабление в оформлении документов при приеме на работу. С августа прошлого года, когда Кыргызстан стал полноправным членом этого союза, гражданам этой страны, наряду с другими преимуществами, теперь не требуется оформлять патенты и специальные разрешения на работу, тогда как у таджикистанцев именно при оформлении этих документов возникают дополнительные проблемы.

По мнению известного таджикского экономиста Ходжимухамада Умарова, сложности при получении патента влияют на снижение денежных переводов трудовых мигрантов из России, объем которых в 2015 г. по сравнению с 2014 г. сократился на 33,3%. Между тем переводы кыргызских трудовых мигрантов сократились в прошлом году лишь на четверть в сравнении с предыдущим.

«Да, переводы из России в обе страны в последние годы сократились, на это повлиял ряд экономических трудностей, с которыми столкнулась Россия. При этом в Таджикистан они сократились больше. Во многом на снижение повлияло то, что таджикским трудовым мигрантам находиться в России теперь намного сложнее, чем кыргызским», – говорит Х. Умаров.

Вопрос на стадии изучения

В официальной позиции Таджикистана за последнее время мало что изменилось: работа по изучению вопроса о присоединении к ЕАЭС продолжается. Для этого при Министерстве экономического развития и торговли РТ (МЭРТ) работает специальная межведомственная группа, которая изучает все стороны участия Таджикистана в этом альянсе, о результатах изучения говорить пока рано. Такую позицию таджикская сторона высказывала в прошлом году, повторяет и теперь.

«На мой взгляд, стадия изучения вопроса о вступлении Таджикистана в ЕАЭС еще будет продолжаться, – говорит таджикский политолог Нурали Давлат. – Во-первых, официальная Москва ничего сейчас не делает для того, чтобы у таджикских властей появилось желание присоединиться к ЕАЭС; у России сейчас даже нет политики кнута и пряника. Во-вторых, многие обещания, которые официальные российские власти давали Таджикистану, не были выполнены в полном объеме, теперь в Душанбе считают, что толка от новых союзов с Россией будет мало, зато появится некоторое раздражение у других партнеров нашей страны».

Одним из главных партнеров Таджикистана на сегодняшний день является соседний Китай. Его влияние в последние годы заметно усилилось. Например, по итогам прошлого года из общего объема прямых инвестиций в Таджикистан на долю Китая пришлось почти 58% ($272,6 млн.). Доля России в 2015 г. составила всего 7,4% ($35 млн.), тогда как еще десять лет назад прямые российские инвестиции в страну занимали 30% в общем объеме. То же самое происходит и с внешним заимствованием: главный внешний кредитор Таджикистана сегодня – это китайский «Эксим банк»; ему республика задолжала около $950 млн. из общей задолженности, равной $2,3 млрд.

Впрочем, Х. Умаров указывает на тот факт, что, несмотря на лидерство Китая в прямых инвестициях в Таджикистан, эти объемы несравнимы с теми средствами, которые поступают из России в РТ в виде денежных переводов трудовых мигрантов. К примеру, даже в достаточно сложный 2015 г. от них поступило $2,6 млрд.

«Таджикистану не позавидуешь: страна небольшая по численности населения и ВВП, но при этом находится в самом центре, среди практически всех держав большой Центральной Азии, – говорит председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов. – Поэтому, вне всяких сомнений, Таджикистан не может строить одновекторную политику, вне зависимости от амбиций и интересов разных соседей. Разумеется, у Китая особые виды на Таджикистан как на центровое и исключительно важное государство, отсюда и давление со стороны Китая крайне сильное».

Вместе с тем Ю. Крупнов считает, что иллюзорная многовекторность может быть опасной. «Именно в период экономического кризиса и серьёзной эрозии мирового порядка и стабильности, да ещё и вблизи с непрерывно дестабилизируемым Афганистаном необходимо принимать решения по стратегическому союзу. Влияние Китая нарастает, но даст ли Китай перспективу маленькому Таджикистану? Я не уверен», – объясняет он.

Юрий Крупнов – один из тех специалистов, кто считает, что Таджикистану не следует откладывать решение о вступлении в ЕАЭС

Между тем в начале марта этого года в Душанбе прошли переговоры начальников генеральных штабов вооруженных сил Китая, Таджикистана и Пакистана. После чего начальник Генштаба Народно-освободительной армии Китая генерал-полковник Фан Фэнхуэй отбыл в Кабул, где обсуждал, помимо политического взаимодействия и координации действий правоохранителей, процесс формирования договорно-правовой базы между Пекином, Исламабадом, Душанбе и Кабулом по обеспечению безопасности в регионе. По мнению экспертов, это принципиально новый региональный союз, инициированный Китаем, который строится в том числе и на военном сотрудничестве.

Россия в переговорах по созданию нового альянса не участвует.

Вступлению быть

Впрочем, несмотря на то, что по вопросу о членстве в ЕАЭС в Таджикистане эксперты традиционно разделяются на тех, кто «за», и тех, кто «против», почти все соглашаются, что в итоге страна станет полноправным членом союза. Только причины и даты специалисты прогнозируют разные.

Так, по мнению Н. Давлата, активизация в изучении вопроса о вступлении РТ в ЕАЭС может произойти в преддверии всенародного референдума о внесении поправок в Конституцию Таджикистана, который назначен на 22 мая 2016 г. Одна из поправок в конституцию, выносимых на голосование, дает возможность действующему главе государства Эмомали Рахмону избираться президентом неограниченное количество раз.

«Скорее всего, Россия признает результаты этого референдума, – говорит Н. Давлат. – А для Таджикистана сейчас это очень важно, т.к. в начале марта прозвучало заявление специального докладчика ООН по вопросам свободы слова Дэвида Кайе, в котором он высказал мнение о том, что таджикским властям не стоит проводить референдум в мае, потому что подготовка к нему проходит без необходимых дискуссий и обсуждения». В случае если этот вопрос не будет решен в этом году, Н. Давлат прогнозирует срок до 2020 г. При условии, что к этому времени Китай не укрепит свои позиции в Таджикистане еще глубже, чем сейчас.

Почти такие же сроки обозначает и Ю. Крупнов. «Полагаю, не позднее 2018 года Таджикистан станет членом ЕАЭС, – говорит он. – Дело в том, что евразийская интеграция – это не прихоть нескольких стран и тем более не амбиции одной Москвы, в которой до сих пор крайне сильны изоляционистские и антиинтеграционные настроения. Союз – это способ выжить и, выживая, попытаться вместе вырваться к развитию».

Кроме того, Ю. Крупнов указывает на тот факт, что к 2018 году будет ясна перспектива воспроизводства власти в России и устойчивость самого ЕАЭС. «Я убежден, что Таджикистан осознает, что ждать у моря погоды больше незачем и даже вредно», – говорит эксперт.

Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1676