Политические страсти киргизской периферии
07.04.2016 | Ринат ФАЙЗУЛИН | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

В Киргизии прошли выборы в местные органы власти в шести городах и 20 аймаках – сельских населенных пунктах. Они не были столь масштабными как парламентские, но имели особо значение перед возможным осенним референдумом о внесении изменений в Конституцию и президентскими выборами в следующем году. Аналитики называют местные выборы лакмусовой бумажкой уровня поддержки партий на местах, проверкой готовности к новым баталиям, попыткой начал захвата власти оппозицией в стратегически важных городах и райцентрах.

По сообщениям Центризбиркома, в выборах приняли участие 26 партий, явка избирателей составила 56%, что вполне приличный показатель, учитывая, что рекламные кампании партий-кандидатов не были столь впечатлительны, как во время осенних выборов в парламент страны. Однако это не означает, что борьбы не будет.

Особенно это касается южной столицы города Оша, который после второй «революции» 2010 года считается «непослушным». Бывший мэр Мелисбек Мырзакматов, ставленник изгнанного президента Курманбека Бакиева, усидел в своем кресле и при новой власти, благодаря поддержке части населения во время межнациональной резни, долгое время отказывался подчиняться центру, а в случае попытка его смещения угрожал вывести своих сторонников «на площадь» и организовать новые волнения. В результате долгих политических комбинаций его все же удалось выдернуть из кресла градоначальника, спустя какое-то время он был заочно осужден и объявлен в розыск. При этом его сторонники в парламенте Оша оставались.

Мало того, оппозиция избрала отправной точкой нового витка борьбы за власть именно Ош, где должно было состояться народное собрание перед мэрией – курултай. При этом властям стало известно, что некоторые оппозиционеры были готовы организовать беспорядки с целью захвата власти. Двое из лидеров оппозиции были арестованы. Вдобавок стоит учесть, что извечная борьба северных и южных кланов, несмотря на то, что она в последний год резко не проявлялась, все же влияет на расстановку сил в политической жизни республики.

«В Оше вместе с изгнанием бывшего мэра Мырзакматова с политической арены исчезла и его партия «Улуттар Биримдиги», имевшая ранее почти половину мест в горкенеше (городоском парламенте). Есть лидер – есть партия. Нет лидера – нет партии, – полагает Александр Никсдорф, директор Общественного фонда «Мы – соотечественники». – К тому же нельзя забывать и о нашем менталитете. Избирателям, в принципе, всё равно за кого голосовать, их жизнь от присутствия в местных кенешах тех или иных фигур никак не меняется. Поэтому отдают голоса тем, кто до этого что-то дал им. Причем, презент мог быть в любой форме. В этом вся политика».

То есть, нынешним властям очень нужно было выиграть выборы и окончательно успокоить мятежный город. С этой точки зрения, выборы прошли для властей вполне успешно. Первое место заняла правящая Социал-демократическая партия Кыргызстана, второе место – ее партия-сателлит «Кыргызстан». Вкупе они имеют 25 мандатов против 20 мандатов других партий, пробившихся в городской парламент.

Необходимо отметить, что не смогли пробиться в депутаты и члены партии «Демократ», которая экспертами расценивается как явно прозападная партия, поскольку в её рядах достаточно тех, кто работал или работает в международных или западных организациях, грантовых НПО, кто активно выступал против вступления страны в Евразийский экономический союз. Ни в Оше, ни где либо еще они не смогли добраться до заветных мандатов.

Из других результатов стоит отметить победу оппозиционной парламентской партии «Республика - Ата-Журт» в городе Майли-Сай. Но это не стратегически важный город, как Ош. Он постепенно превращается в город-призрак, так как люди уезжают: нет работы. Стоит отметить выигрыш выборов в Балыкчи (бывший Пржевальск) партии «Замандаш», которая полтора года назад вдруг объявила, что будет придерживаться идеологии «гражданского национализма». Изменились ли взгляды лидеров партии? Вряд ли. Хотя они сами до сих пор не могут толком объяснить, чем отличается «гражданский» национализм от национализма обыкновенного.

«Безусловно, местные выборы можно считать проверкой расклада политических сил на местах. Хотя, точнее, на мой взгляд, было бы говорить об авторитете конкретных лидеров в том или ином регионе, – полагает А. Никсдорф. – Фактически это должно было проявиться ещё в октябре прошлого года на парламентских выборах. Тогда точно просчитывалось, сколько голосов в конкретном городе, айыл окмоту (сельской управе) набрали представители той или иной партии. Хотя кандидаты в депутаты легко перебегают из одного политобъединения в другое. Поэтому сегодня было бы любопытно эти данные сравнить, насколько изменились предпочтения электората. Если, например, партия «Замандаш» на выборах в Жогорку Кенеш оказалась в аутсайдерах, то нынче в Балыкчы они стали лидерами, набрав почти в два раза больше голосов, чем СДПК».

Местные выборы ранее не привлекали столь пристальное внимание. На этот раз все дело в том, что они стали как бы промежуточным этапом между парламентскими выборами прошлой осени и предстоящими в следующем году выборами президента. Увидеть расклад сил важно как власти, так и оппозиции. И они такую возможность получили.

«Значение этих выборов является достаточно высоким, что показали сами выборы. К примеру, в Оше за места в горкенеше вели борьбу 13 партий, что показывает солидный уровень политической конкуренции, – полагает бишкекский политолог Игорь Шестаков. – В парламентском Кыргызстане местная власть решает порой гораздо больше, чем правительство, Депутаты будут решать вопросы по ключевой мэрской должности. И в этом контексте, учитывая предстоящие президентские выборы в 2017 году, мандат местного кенеша становится еще более значимым. Ведь судьба президентских выборов будет решатся не в Бишкеке, а именно в регионах, где политическая активность населения гораздо выше. К тому же для партий это ведь и своеобразный тест на популярность на местном уровне».

Расстановка сил в парламенте и в органах власти на местном уровне оказалась приблизительно одинаковой, что, по идее, должно говорить о том, что выборный процесс не испытывал влияние административного ресурса, который мог бы оказать существенное влияние. Кстати, об этом свидетельствует и отсутствие в прессе упоминаний о каких-либо крупных нарушениях, повлиявших на результат.

«То, что в основном места в местных кенешах завоевали те партии, которые уже присутствуют в главном законодательном органе страны –  это не удивительно, поскольку у них более выстроенная региональная работа и есть финансовые средства, – сделал вывод И. Шестаков. – Поэтому в лидерстве СДПК, «Республика – Ата-журт», «Кыргызстана», «Онуггу-Прогресс» ничего удивительного нет. Они выиграли парламентскую гонку. Но «Ата-Мекен» (оппозиционная партия, имеющая меньше других мест в парламенте. – Ред.) везде пока терпит поражение, либо она готовит все ресурсы для президентских выборов, либо теряет голоса в регионах из-за работы в парламенте. Стоит отметить, что победу в ряде регионов праздновали и чисто местные политобъединения, что свидетельствует о росте политической активности на местах. Партия «Онугуу-Прогресс» в 2012 году тоже стартовала на местных выборах, а теперь уже находится в парламенте».

Теперь Киргизию, возможно, ждут дни пожарче: возможен референдум по внесению изменений в Конституцию. Если же они – изменения – станут реальностью, то страну будут вскоре ждать новые парламентские выборы, так как республика станет чисто парламентской, а должность президента – «выставочной».

Теги: Киргизия 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:646