Молдавский вектор НАТО
08.04.2016 | Валерий ОСТАЛЕП | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Недавний визит в Молдавию главнокомандующего Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе генерала Филипа Бридлава придал новый импульс дискуссиям о путях обеспечения военной безопасности страны, векторах её внешнеполитической ориентации. Своим мнением по этим проблемам с «Ритмом Евразии» поделился Валерий Осталеп, директор Института дипломатических, политических исследований и вопросов безопасности, экс-вице-министр иностранных дел Молдавии.

– Валерий Иванович, было бы очень интересно узнать о причинах визита Филипа Бридлава в Молдавию, чем мы заслужили такую честь?

– На этот вопрос легче ответить, если коротко описать внешнеполитическую ситуацию.

Противостояние между США и Россией сейчас не очень интенсивно, но и нельзя сказать, чтобы пошло на спад. С военной точки зрения очень важен Приднестровский регион, нужно чётко осознавать, что порт Одесса, как транспортная развязка, играет очень серьёзную роль в том, что касается Крыма и Украины, Молдавии. И кто контролирует Одессу (неважно под каким зонтиком, будет ли это Украина, какая-то часть Украины или НАТО, в сегодняшнем гибридном мире это второстепенный вопрос) – тот контролирует стратегический пункт. Не знаю, будет ли когда-нибудь предана гласности правда о событиях 2 мая 2014 года в Одессе, но подоплёка этих событий – контроль над Одессой. Это был акт устрашения, чтобы подавить инакомыслие по отношению к Киеву, а значит, и его партнёрам.

Что произойдёт с Украиной через полгода, никто предсказать не может, мы можем только наблюдать и констатировать, что борьба за власть в Киеве перешла в новую фазу: президент Порошенко предлагает снять своего бывшего соратника Яценюка, снять генерального прокурора. Борьба за власть может принимать самые причудливые формы, никто не в состоянии сказать, может ли начаться распад Украины на какие-то территории. США внимательно наблюдают за процессами на Украине и понимают, что в какой-то момент могут пойти и неконтролируемые процессы. Потеря Одессы (а значит, и Николаевского региона, а значит, и Херсонского – а рядом Крым) на данный момент рассматривается гипотетически, но американцы не могут позволить себе потерять подобный регион. Визит не только Бридлава, но и одиннадцати адмиралов под видом туристов – всё это звенья одной цепи, и сколько бы ни говорили в посольстве, что это – визит уважения к суверенитету и нейтралитету Молдавии, понятно, что это не так.

Да, Молдавия сотрудничает с НАТО, но цели визита должны быть понятны молдавскому обществу, нельзя превращать визит такого уровня в тайну и секреты. Очевидно, что, если столь высокопоставленный чиновник приезжает на полигон Бульбоака, а рядом с ним сидят два «мощных» военных стратега Шалару и Тимофти (ирония по поводу компетентности министра обороны Шалару, ветеринара по образованию, и президента Тимофти. – Ред.), то это говорит о том, что США весьма обеспокоены тем, чтобы в ближайшее время не произошли события, в результате которых потребовался бы военный контроль над всей молдавской территорией, включая Приднестровье. Какого рода военные операции это могут быть, я сейчас не буду предсказывать, вариантов могут быть десятки.

У нас мало говорят о том, что США финансируют в Румынии определённые программы, которые обозначаются, как программы помощи в области безопасности для Молдавии. Но если это для Молдавии, то почему бы и нам, гражданам страны, не узнать об этом? А всё проводится под грифом «секретно». Что не может не вызывать законных опасений, что Молдавию хотят использовать в каких-то тёмных играх. Единственное, что может успокаивать – по информации, которой я располагаю, это пока только рекогносцировка. Но для молдавской безопасности такие визиты ничего хорошего не несут. Россия внимательно за этим наблюдает, и ничего, кроме дополнительных угроз, такие визиты нам сулить не могут.

– Неделю назад по Кишинёву прошёл марш унионистов, мы видели, как граждане Румынии ходят маршем по городу...

– И руководство Молдавии состоит из румын. Бывает очень смешно, когда нас принимаются убеждать, что румынизация приведёт к чему-то положительному, забывая, что румыны у руля Молдавии уже много лет.

– В правительстве всё же молдаване с румынскими паспортами, а тут приехали для участия в политической деятельности румыны без молдавских паспортов.

– Это дополняющие факторы. Кишинёвом управляет румын по духу и по паспорту (мэр Дорин Киртоакэ. – Ред.), в парламенте заседают такие же, и Тимофти (президент Молдавии) – такой же, судьи Конституционного суда – и они открыто говорят о временности существования нашего государства. Они и не будут пресекать деятельность иностранных граждан, а на самом деле своих соотечественников, которые разгуливают по центру Кишинёва. Специалисту по безопасности достаточно пять минут посмотреть на этот марш, чтобы сделать соответствующие выводы, на деятеля с барабаном и в шляпе, подающего знаки – когда прыгать, когда орать. Это – довольно известный деятель в шляпе, он засветился во многих местах в Европе. Акция была не очень многочисленной, но по своей наглости беспрецедентной.

Около 2 тыс. унионистов прошли 27 марта по центральным улицам Кишинева с румынскими флагами. На ступеньках перед Национальной оперой выстроился «духовой» оркестр, играющий на бучуме. В толпе скандировали «Cine sare, vrea unire» («Кто скачет, тот хочет объединения»)

Но в происшедшем есть и нечто положительное – я вижу в молдавской среде беспрецедентный подъём патриотизма. Я уже не раз говорил, что румыны не очень понимают, что побуждают молдаван уходить вправо. У нас ведь молдавских крайне правых партий нет…

– …Как и русских...

– Совершенно верно. Румыны сейчас оказывают себе плохую услугу, потому что неприятие их действий будет расти не на уровне этнического, а на уровне гражданского сопротивления. Я прогнозирую, что в следующие полгода по унионистской идее будет нанесено множество неприятных ударов. Граждане начинают понимать опасность унионизма и осознавать, что от властей ждать нечего.

– Молдаване перестали стесняться быть молдаванами. Ещё некоторое время назад было неловко не быть румыном.

– Это – новый феномен, который румыны разбудили, сами того не осознавая.

– Но ведь сегодня нет возможности легальным путём, через референдум, присоединить Молдавию к Румынии?

– Конечно же, нет. Но в 1918 году (год присоединения Бессарабии к Румынии. – Ред.) тоже ничего легального не было, однако сегодня об этом уже никто не помнит. В 1992 и 1993 годах, а также в 1989 и 1990 годах здесь тоже было много фокусов со стороны Румынии, но и об этом никто не помнит. Кто-то историю не знает, у кого-то память коротка. Никто и не будет проводить референдум – сценарий, который они избрали, построен на деморализации, на ослаблении гражданского сознания, чтобы люди свыклись с мыслью, что другого пути нет. Курс на присоединение  будет проводиться путём психологического давления, с использованием своих людей, которые есть везде.

Обратите внимание, в воскресенье на Национальном телевидении был чрезвычайный выпуск, посвященный маршу унионистов, и кого же туда решили пригласить в качестве эксперта? Историка-униониста Иона Варту и журналиста из Румынии, который открыто ненавидит Молдавию и молдаван.

А людей, жёстко отстаивающих независимость и суверенитет своей страны, в публичном пространстве не очень много, и хорошо известно, как с ними поступают. В Киеве покойный Олесь Бузина получил пулю в лоб буквально через неделю. В молдавском медийном пространстве людей, открыто отстаивающих свою точку зрения, можно посчитать по пальцам. Основная масса либо аморфна, либо оппортунистична.

– Тем не менее, на референдуме основная масса за Румынию не проголосует.

– Согласен! Но никто не боится жёсткой реакции. Унионисты же постоянно трогают воду пальцем. Прогуляйтесь по улицам – ночью в центре города на стенах появились их надписи. Никто не стирает – значит, уровень толерантности нормальный. А должно быть закрашено в тот же день, и в случае повторения – там же видеокамеры и полицейские – соответствующее наказание за такие шалости, тогда они прекратятся. Они тестируют сопротивление общества. К этому надо добавить, к сожалению, заинтересованность молдавской власти в том, чтобы пугать население страшилками, систематически придумывая донбасские танки и российский спецназ, по принципу «разделяй и властвуй». Чтобы никто не задавал вопрос: «А что там с экономикой?».

– Наблюдается совершенно некритичное отношение к состоянию молдавской экономики со стороны проевропейских сил – никто не замечает последствий соглашения об ассоциации с ЕС, продолжаются разговоры о неожиданно наступившем «российском эмбарго». Любопытно это слышать, поскольку я ещё четыре года назад писал, что как только Молдавия откроется западным рынкам, восточные закроются.

– В 2014 году Путин несколько раз публично сказал для Молдавии и для Украины: давайте обсудим наши отношения прежде, чем вы подпишете экономическую часть соглашения с ЕС, а политическая – уже Бог с ней. Молдавия и Украина по указке сверху ответили: не ваше дело. А теперь это уже стало нашим делом, поскольку рынок закрыт нашими же политиками.

– Аргументация сторонников соглашения об ассоциации примерно такая: где тебе больше нравится – в Европе или в Сибири? Отвечаю, что больше нравится в Европе. Однако Англия и Нигерия сто лет были единым хозяйственным механизмом, и не похоже, чтобы Нигерии это чем-то помогло…

– Никакого интереса к развитию молдавской экономики нет ни у Румынии, ни у тех, кто проводит эту линию. Нам уже уготована участь – мы должны стать уездом. Молдавия, с их точки зрения, не смогла состояться в качестве суверенного государства, а вот в качестве румынского уезда будет намного лучше. Их не интересуют люди, их интересуют только территории.

Мы рискуем вляпаться в серьёзный конфликт. Никакого объединения с Румынией быть не может, а вот конфликт – вполне. Следующим этапом может быть только противостояние, это самый большой риск. Потому что терпимость в политике (а на самом деле глупость, потому что этого терпеть нельзя), может привести к вооружённому конфликту. И претензии следует предъявлять только к себе. Меня мало интересует Брюссель, Вашингтон, это мы, живущие здесь, должны договориться – как на это реагировать.

Сегодня уже известно, что 27 марта следующего года унионисты опять что-то планируют. Я знаю десятки, сотни людей, которые после недавних событий будут группироваться, чтобы дать жёсткий отпор. В этом есть положительный момент – рост самосознания, хотя и поздновато, надо признать. Зашли мы уже довольно далеко, эти люди из Молдавии тоже не исчезнут. Речь не идёт об истреблении друг друга, но общество, которое настолько поляризовано – негармоничное общество.

– В Кишинёве появилось несколько новых пропагандистских телеканалов, что было ожидаемо, поскольку прозападные структуры давно уже говорили о противодействии пропаганде, а это надо понимать как у Джанни Родари – правда это – ложь, Центр независимой журналистики это – Центр ангажированных пропагандистов и так далее.

– А есть ли сегодня хоть одна радиостанция, или один телеканал, который бы занимался молдавской пропагандой?

– «Актуалитэць»?

– Да, но его деятельность носит фактически частный характер, как если бы я создал такой же канал. У канала нет общегосударственного вещания, нет достаточного финансирования.

– По государственному каналу Молдова-1 транслируется русскоязычный пропагандистский канал «Настоящее время», учредителем которого является «Голос Америки».

– Молдова-1 сегодня – один из рупоров румынской идеологии, это очевидно. Мы дошли до ситуации, когда всё максимально прозрачно. Идеология проплачена, каналы масс-медиа проплачены, на этом фоне идёт активизация их людей, которых не останавливают их же люди во власти. Круг замыкается. Но парадоксальным образом 80% молдавских граждан не воспринимают эту пропаганду, и с этим они мало что могут сделать.

– Это поистине удивительно после 25 лет фактически односторонней пропаганды.

– Да, без контрпропаганды. Российская пропаганда слаба, беззуба, её фактически здесь нет. Я говорю о предметной пропаганде и предметной идеологии. Россия здесь никак не работает в плане продвижения других точек зрения.

– К сожалению, и Координационный совет российских соотечественников в Молдавии объединяет разного рода декоративные организации, каких-то балалаечников.

– (смеётся) Главной угрозой нашей безопасности я бы назвал наш политический класс. Если были бы досрочные выборы, я убеждён, что его состав поменялся бы довольно радикально. Сложно говорить, что новый состав политиков радикально поменял бы ситуацию в стране, но к тем вопросам, о которых мы говорим, было бы другое, конечно, отношение. Самое важное для меня – я чувствую, что начинает меняться настроение в обществе. Я думаю, что молдавенизм в сознании общества будет нарастать. К сожалению, это будет приводить к определённым проблемам. Румыния будет спекулировать на том, что это – «рука Москвы», и чем больше будет молдавенизма, тем глубже будет конфликт с интересами Евросоюза. Невозможно защищать интересы Молдавии, от экономических до политических, чтобы не входить в конфликт с Евросоюзом.

– А почему у колонии должны быть свои интересы? Зачем колонии образование, промышленность, наука?

– Совершенно верно. И чем больше люди будут этим заниматься, тем больше они будут понимать необходимость продвижения своих интересов, что и означает возникновение конфликтных ситуаций. А иначе произойдёт быстрое скатывание по линии деградации, которую нам уже нарисовали братья-румыны. Что такое быть румынской провинцией? Половина девочек – проститутками в Европе, половина мужчин крадут или нищенствуют. Вот и вся экономика. Но зато – в НАТО и ЕС. Конечно, я далёк от мысли, что мы до этого дойдём даже с нынешней полностью скомпрометированной властью. Я жду улучшений после того, как рухнет эта система, а она очень близка к тому – полгода, год, и её не будет. Потому что они надоели всем. Они надоели американцам, румынам, россиянам, молдаванам, они надоели всем, кто тут находится.

– А на кого их менять, на Майю Санду (министр просвещения в 2012-2015 гг. – Ред.)?

– Нет, конечно. Её раздувают, как могут, но какие могут быть перспективы у Юрие Лянкэ и Майи Санду, которых за пределами центральной улицы не знает никто? Кто бы как ни относился к Додону и Усатому (я уж не знаю, едят ли они младенцев), но объективно население сегодня проголосовало бы за левые силы.

– Олигархи никуда не денутся, опять коррумпируют власть, разложат…

– Не исключаю, но, как прежде, уже не будет. Значение сейчас имеют три вещи. Первая – диалог США и РФ, это очень важно. Вторая – события на Украине. Если Украина во внутренней политике пойдёт вразнос (что, возможно, никому из внешних игроков и не нужно), то на нас это будет сильно влиять. И третья – внутриполитическая ситуация в Молдавии, которую никто не может предсказать. Ясно, что у власти есть свои планы, у оппозиции есть свои планы, но ситуация не поддаётся управлению, власть не может чётко обещать, что она не рухнет через неделю. В любой момент могут произойти неожиданности.

Есть, правда, и четвёртый фактор. Если возникнет необходимость дестабилизации, то она произойдёт. Но я склоняюсь к мысли, что ситуация пойдёт по плохому сценарию для Украины, а в случае Молдавии я оптимистичнее смотрю на вещи. Изменения будут в пользу молдавского народа, а не в пользу власти. Сегодняшняя власть ни при каких условиях не решит проблему с внешними партнёрами, они доигрались и с Москвой, и с Вашингтоном, и с Брюсселем. А для молдавского народа это хорошо, потому что выводы сделаны, мы видели стандарты Евросоюза, разобрались, как они к нам относятся, видели, что вытворяют, если дать им волю. И у нас ещё есть возможность отката в сторону нормального нейтралитета, как военного, так и политического. Возможность торговли с Россией, установления связей и одновременно – нормальных отношений с Евросоюзом. Но нормальных не означает вассальных, к чему нас пытаются принудить, и я надеюсь, получится избежать этого.

– А что может произойти в краткосрочной перспективе?

– Ближайшая перспектива для нас – бодание оппозиции с властью, многое будет зависеть от того, договорится ли власть с оппозицией по поводу президента. Не информируя нас с вами, как и всех остальных. Если не договорятся, то у власти будут проблемы в дополнение к тем, которые я описал. Затишье в следующие полгода будет означать, что в принципе договорились. Отсутствие договорённостей между властью и оппозицией вызовет новые революционные всплески. Евросоюз и США будут здорово давить на сегодняшнюю власть, и в принципе мы можем осенью увидеть досрочные выборы, если власть не выдержит прессинг.

Беседовал Олег Краснов

________________________

Фото – http://ru.sputnik.md/politics/20160324/5479553.html

Теги: Молдова  НАТО 
Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:803