Прорыв на молдо-российском направлении?
10.04.2016 | Андрей МОСПАНОВ | 00.22
A
A
A
Размер шрифта:

На конец марта – начало апреля пришлась неделя довольно интенсивных российско-молдавских контактов. Сначала Кишинев и Тирасполь 28-29 марта посетил заместитель министра иностранных дел РФ Григорий Карасин, а 4 апреля уже министр иностранных дел и европейской интеграции Молдовы Андрей Галбур нанес визит в Москву, где провел переговоры со своим российским коллегой Сергей Лавровым. В промежутке между этим Сергей Лавров встретился также с Натальей Герман, которая выдвинута кандидатом на пост Генерального секретаря ООН от Молдовы.

Последняя встреча тоже была важна, потому что теоретически Россия как один из пяти постоянных членов Совета безопасности ООН может поддержать кандидатуру от Молдовы. Но это, как и вообще шансы Н. Герман на выборах, будет зависеть от многих и многих факторов.

Вернемся к межмидовским переговорам. В сущности и в ходе визита Г. Карасина, и во время ответной поездки А. Галбура обсуждался один и тот же комплекс проблем. По словам С. Лаврова, переговоры были откровенными. Было признано, что российско-молдавские отношения находятся не в лучшем виде. А. Галбур заявил, что недавно утвержденное молдавское правительство заинтересовано в развитии сотрудничества с РФ, и пообещал, что руководство РМ, в частности, будет поддерживать русский язык в своей стране. Обсуждались также скандальные случаи задержания российских журналистов в Кишиневском аэропорту.

Разумеется, одной из главных тем стало приднестровское урегулирование. С. Лавров, поддержав тактику малых, но конкретных шагов для восстановления доверия между Кишиневом и Тирасполем, отметил, что конечной целью должно стать определение статуса Приднестровья в составе единой, неделимой и нейтральной Молдовы. Оба министра согласились, что формат «5+2», куда, кроме Молдовы и ПМР, входят Россия, Украина, ОБСЕ, ЕС и США, остается единственной общепризнанной площадкой урегулирования.

Г. Карасин, побывав 29 марта в Тирасполе, встретился не только с президентом ПМР Евгением Шевчуком и исполняющим обязанности министра иностранных дел Виталием Игнатьевым, но также с представителями местного Верховного Совета. Здесь был любопытен состав участников от приднестровской стороны – спикер парламента Вадим Красносельский, которого уже давно называют одним из возможных кандидатов в президенты на выборах в декабре нынешнего года, вице-спикер Галина Антюфеева, первый президент ПМР Игорь Смирнов, а также экс-министр иностранных дел Валерий Лицкай. Очевидно, именно эти фигуры будут заниматься приднестровской внешней политикой на топ-уровне, если на президентских выборах победит кандидат, поддержанный местной партией «Обновление». Последняя сегодня имеет подавляющее большинство в парламенте ПМР.

* * *

Надо сказать, что положение в Молдове давно уже требовало серьезного внимания со стороны России – хотя бы потому, что с начала года тут как-то уж слишком активизировались и молдавские, и румынские унионисты.  Свои планы объединить Молдову с Румынией к 2018 году (на столетие румынской аннексии Бессарабии в 1918 году) они начали наполнять конкретным содержанием. В середине февраля сенатор Виорел Бадя приехал в Кишинев и представил стратегию румынской Национал-либеральной партии под названием «Республика Молдова – приоритет политики Румынии». Национал-либералы, напомним, это партия нынешнего румынского президента Клауса Йоханниса.

Предложенная стратегия не говорит прямо об «унире» как немедленном политическом объединении двух стран, но предполагает продвижение румынского языка, дальнейшее формирование единого культурного, гуманитарного, информационного и социально-экономического пространства, а также интеграцию по линии МВД – создание совместных полицейских структур. Подтверждается предположение, что Клаус Йоханнис и поддерживающие его силы, в отличие от прямолинейного Траяна Бэсеску, станут продвигать «унирю» в ретушированном виде. Но суть от этого не меняется.

Румынский унионист Джордже Симион, которого в свое время высылали из Молдовы, рассказал, что за Прутом уже посчитали, сколько будет стоить объединение. Это немалая сумма – 400 млрд. долларов за 20 лет. Но румыны готовы пойти на такую жертву, сказал Д. Симион. При этом он уже «замахнулся» на то, чтобы «униря» постепенно распространилась и на Приднестровье.

27 марта, за день до визита Г. Карасина, унионисты, собравшись в концертном зале Национального дворца в Кишиневе, учредили свой парламент – «Сфатул Цэрий-2» (первый «Сфатул Цэрий», проголосовавший за объединение Бессарабии с Румынией, был в 1918 году). Тут, вдохновившись, они в своих геополитических фантазиях пошли еще дальше – что надо бы и у Украины часть территорий отобрать. К унионистскому мейнстриму присоединилась даже винодельческая компания Vinaria Purcari, выпустившая вино «Берега Прута» под слоганом «один язык, одна страна, одно вино». А советник главы молдавского Минздрава однофамилец местного министра иностранных дел Драгош Галбур прокомментировал: «Пуркарское вино – для особых людей, а не для всякого Ивана».

В общем, это унионистское «весеннее обострение» надо было уравновесить – и вот как раз вовремя последовал визит Карасина в Кишинев. После него демократы, составляющие основу нынешней молдавской правящей коалиции, вместе с оппозиционными социалистами и коммунистами проголосовали 31 марта за декларацию «О принципе незыблемости суверенитета, независимости и постоянного нейтралитета Республики Молдова». То есть можно сказать, что визит обернулся и вполне практическими результатами.

Впрочем, их, наверное, не стоит переоценивать. Есть давнее и обоснованное мнение, что молдавский финансовый магнат Владимир Плахотнюк, сосредоточивший в своих руках все реальные рычаги власти, успешно манипулирует как «унионистами», так и «государственниками», выпуская на арену то одних, то других в зависимости от конъюнктуры.

В молдавском кабмине продолжают благополучно заседать прорумынские либералы. Если они, вразрез с вышеупомянутой декларацией, и дальше станут призывать к скорейшей «унире» и вхождению в НАТО, им, как говорится, ничего за это будет – декларация хоть и провозглашает «незыблемость суверенитета», но не предполагает какой-либо практической ответственности за его подрыв.

* * *

Россия заинтересована в том, чтобы Молдова, во-первых, осталась нейтральной с военно-политической точки зрения (причем нейтральной на деле, а не только на бумаге). Во-вторых, нужно остановить процесс «унири», грозящий дестабилизировать положение в регионе. Унионисты, какими бы «потешными» они ни казались, набирают в РМ вес. Есть данные опросов, показывающие, что идею объединения с Румынией сегодня поддерживают уже более 20% населения. Это вчетверо больше, чем 10 лет назад. Так что процесс нельзя пускать на самотек.

Давайте представим себе на минутку, что «униря» состоялась. Для России здесь сразу возникает вопрос – что делать с Приднестровьем? Можно и, очевидно, нужно будет официально признать его независимость, но как обеспечить жизнеспособность ПМР, когда на западе – НАТО и Румыния, а на востоке – недружественная Украина? Это будет трудно и с военной, и с экономической точки зрения.

Конечно, ситуация может измениться, если на Украине произойдет радикальное политическое переформатирование, и Киев повернется в сторону Евразийского союза. Но пока предпосылок к этому не видно, даже несмотря на то, что украинские «европерспективы» после референдума в Нидерландах стали еще более призрачными.

Говоря об экономической жизнеспособности Приднестровья, надо обратить внимание на следующее. По итогам 2015 года общий объем экспорта ПМР составил 611 млн. долларов. Из них почти 300 млн. пришлось на Молдову, а 95  – на Румынию. В сумме это 395 млн. или почти 65% общего объема. Румыния является главным потребителем приднестровской продукции в Евросоюзе – ровно половина поставок, идущих из ПМР на Запад, пришлась на нее.

От экспорта на молдавский и румынский рынки критически зависит крупнейшее предприятие Приднестровья – Молдавская ГРЭС, принадлежащая группе компаний «Интер РАО ЕЭС». Да и другой промышленный гигант – Молдавский металлургический завод по итогам прошлого года расширил свое присутствие на европейском рынке именно за счет Румынии, куда он отправил 75% всего объема отгрузки.

Теперь еще раз представим себе «унирю». В нынешних условиях она будет означать, что под контролем Румынии окажется до двух третей приднестровского экспорта. И возможный подход Бухареста здесь может быть жестче, чем нынешний подход Кишинева. Даже если удастся обеспечить военную безопасность ПМР, в экономическом отношении она станет более уязвимой, чем сейчас.

Позитивной альтернативой остается создание федеративного нейтрального государства, куда путем переговоров вошло бы и Приднестровье. Но это по-прежнему кажется очень далеким. Несмотря на сегодняшние усилия спецпредставителя председателя ОБСЕ от Германии Корда Мейера-Клодта, посла по особым поручениям МИД РФ Сергея Губарева и других посредников, переговоры в формате «5+2», приостановленные летом 2014 года, пока не удается даже возобновить.

Теги: Молдова 
Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2467