«Барометр» показывает «ясно»: в ЕАЭС сформировалось интеграционное ядро
14.04.2016 | Кирилл СОКОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Итоги исследования «Интеграционный барометр-2015», осуществленное Центром интеграционных исследований Евразийского банка развития и агентством «Евразийский монитор» и отражающее отношение населения стран СНГ к евразийской интеграции, рисуют довольно интересную картину. В рамках ЕАЭС сформировалось интеграционное ядро из группы стран с высоким и довольно устойчивым позитивным восприятием евразийской интеграции. Причем в состав этого ядра входят не только пять государств-участников Евразийского экономического союза, но и не присоединившиеся к нему республики Средней Азии.

Ежегодное исследование отношения населения республик бывшего СССР к евразийской интеграции проводится указанными выше структурами с 2012 г. В прошлом году опрос проводился в девяти государствах – Армении, Белоруссии, Грузии, Казахстане, Киргизии, Молдавии, России, Таджикистане и на Украине, тогда как в 2014 г. в нем участвовало 11 стран. Вне рамок исследования на этот раз оказались Туркмения и Узбекистан, руководство которых проводит последовательную «антиевразийскую» политику, отказываясь от участия в любых интеграционных проектах. В то же время опрос удалось провести в Грузии и на Украине, отношение которых к России и патронируемым ею интеграционным проектам, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Всего же «Барометром» было охвачено 11 тыс. человек, а выборка в каждой из девяти участвовавших в нем стран составила от 1050 до 2010 человек.

В государствах-участниках ЕАЭС его положительное восприятие населением преобладает. Евразийская интеграция пользуется высокой поддержкой в двух крупнейших экономиках союза – России и Казахстане, где ее позитивно оценивают соответственно 78 и 80% жителей. По сравнению с 2014 г. в РФ она осталась практически на прежнем уровне (-1%), а в Казахстане – сократилась на 4%. Значительное падение симпатий к евразийской интеграции в прошлом году наблюдалось в Белоруссии (с 68 до 60%) и Армении (с 64 до 56%). Эта тенденция настораживает тем, что Белоруссия является участником «интеграционной тройки», стоявшей у истоков объединения, а Армения вошла в него с начала 2015 г. и является типичным примером «второй волны» интеграции. Вместе с тем обе страны имеют небольшие по размеру экономики, тесно связанные с Россией. Поэтому они понесли значительные потери от экономического спада в РФ, вызвавшего падение спроса на основные предметы их экспорта и снижение инвестиционной активности.

Резкий рост поддержки участия в ЕАЭС в прошлом году был зафиксирован в Киргизии, где он увеличился с 50% (2014 г.) до 86% (2015 г.). Правда, на момент проведения опроса (апрель – июнь 2015 г.) полноправным участником союза республика еще не являлась, и поэтому ее жителям задавался вопрос о желательности присоединения к ЕАЭС. Однако столь резкий рост поддержки интеграции за четырехлетнюю историю «Интеграционного барометра» не наблюдался ранее нигде. Свою роль в этом сыграла активная информационная политика киргизских властей, подчеркивавшая преимущества ЕАЭС, а также высокие общественные ожидания.

Несмотря на экономический кризис, негативно сказавшийся на динамике товарооборота внутри союза и частично нарушивший сложившиеся ранее торговые связи, определенные преимущества республика действительно получила. В то время как количество трудовых мигрантов из Таджикистана и Узбекистана в России резко сократилось, число граждан Киргизии, напротив, возросло. И еcли в Таджикистане денежные переводы в прошлом году упали на 2/3, то в Киргизии – всего на 1/3.

Высоким уровнем поддержки идея вхождения в ЕАЭС пользуется в «неприсоединившихся» государствах Средней Азии – Таджикистане (72%) и Узбекистане (68%), по которому есть данные опроса «Интеграционного барометра» за 2014 г. Уровень поддержки евразийской интеграции населением этих республик в прошлом году был существенно выше, чем в Белоруссии и Армении. Во многом «проевразийская» позиция таджикистанцев и узбекистанцев объясняется их активным участием в трудовой миграции, основными направлениями которой являются Россия и Казахстан. По данным ФМС, на 5 апреля в РФ находились 1 млн. 756 тыс. граждан Узбекистана и 879 тыс. граждан Таджикистана. По сравнению с ситуацией двухлетней давности их численность заметно сократилась, но все еще остается очень значительной. Еще более высоким является экономическое значение трудовой миграции. В докризисный период денежные переводы мигрантов обеспечивали около половины ВВП Таджикистана и около 1/10 – Узбекистана. К тому же перед глазами у них опыт соседней Киргизии, граждане которой теперь спокойно пользуются плюсами единого рынка труда ЕАЭС и могут ездить в Россию и Казахстан без ограничений.

Небольшой рост симпатий к Евразийскому союзу в прошлом году был зафиксирован в Молдавии (с 49 до 53%). В прочих же государствах СНГ доля «проевразийски» настроенного населения сократилась. Особенно резким ее падение было на Украине, где за последний год поддержка идеи вступления в ЕЭАС снизилась более чем в полтора раза (с 31 до 19%). Впрочем, она и ранее была одной из самых низких на постсоветском пространстве, что объяснялось как негативным отношением к евразийской интеграции украинских властей (включая В. Януковича), проводивших соответствующую информационную политику, так и пиар-усилиями США и ЕС, активно агитировавших через подконтрольные им политические структуры, общественные объединения и СМИ за интеграцию с Евросоюзом. В условиях оголтелой антироссийской и русофобской кампании, развязанной нынешним киевским режимом, еще удивительно, что почти пятая часть жителей Украины до сих пор поддерживает идею присоединения к ЕАЭС. И это в условиях, когда Крым уже «ушел» в Россию, а в Донбассе идет периодически обостряющаяся гражданская война.

В Грузии поддержка евразийской интеграции в прошлом году снизилась с 53 до 41%, а число ее противников в полтора раза увеличилось (с 23 до 34%). Причинами этого, судя по всему, стало негативное отношение к роли России в конфликте в Донбассе, а также ухудшение экономической ситуации в странах ЕАЭС. Негативное влияние на Грузию мог оказать и опыт Армении, где «просоюзные» настроения в прошлом году также пошли на спад. Хотя до уровня Украины в текущей ситуации Грузии пока еще далеко.

Традиционно негативно к евразийской интеграции относится население Азербайджана, ориентированное на Турцию. В 2014 г. идее вступления в ЕАЭС симпатизировали всего 22%, а против нее выступали 64% азербайджанцев. Определяющее влияние на их настроения оказывает недавно обострившийся конфликт в Нагорном Карабахе. Главный противник Азербайджана – Армения является участником ОДКБ и военным союзником России. В основном проармянски настроено и российское общественное мнение. Ожидать от азербайджанцев симпатий к ЕАЭС в этой ситуации было бы по меньшей мере наивно.

Довольно любопытную картину рисует отношение к ЕАЭС у людей из разных возрастных групп. В Казахстане и Армении, например, молодежь в возрасте от 18 до 34 лет относится к евразийской интеграции несколько лучше, чем население более старшего возраста. В России и Белоруссии, напротив, ЕАЭС больше симпатизирует старшее поколение. Такая же ситуация характерна для Киргизии и Таджикистана, хотя возрастные различия у них выражены слабее. Среди молдавской молодежи преобладают сторонники, а грузинской – противники присоединения к Евразийскому союзу. В целом же молодые жители Украины, Грузии и Молдавии относятся к евразийской интеграции заметно хуже старшего поколения. На Украине, например, ЕЭАС негативно воспринимает 65% населения в возрасте 18-34 лет, 63% – 35-54 лет и 52% – 55 лет и старше.

Данные опроса частично опровергают распространенное утверждение о том, что идея евразийской интеграции непопулярна именно среди молодежи. Возрастная разница в восприятии ЕАЭС отчетливо выражена лишь на Украине, в Грузии и Молдавии, где США и ЕС целенаправленно вели антироссийскую кампанию. Такие же, хотя и не столь резко выраженные различия характерны для Белоруссии. В других странах СНГ этот поколенческий сдвиг выражен слабее, а в Армении и Казахстане ситуация складывается противоположным образом.

Оценивая общественное мнение и, в частности, формирование четко выраженного «интеграционного ядра» ЕАЭС, а также «неприсоединившихся» к нему государств СНГ, следует иметь в виду, что во многом эти настроения являются продуктом информационной политики властей или других политических сил, преследующих свои цели. Ярким примером тому является постмайданная Украина, где за короткий период времени контролируемому американцами режиму удалось почти полностью настроить общественное мнение против России, «ватников» и евразийской интеграции. Поэтому рост или снижение популярности идеи вступления в ЕАЭС во многом определяется политическими ориентирами, которые задают сами власти. И то состояние общественного мнения государств СНГ, которое «Интеграционный барометр» фиксирует в течение последних четырех лет, отнюдь не является аксиомой.

Теги: ЕАЭС 
Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1652