Украинский мораторий на возврат долгов имеет свою логику. Логику банкрота
16.04.2016 | Николай УСТИМЕНКО | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Верховная рада Украины наложила бессрочный мораторий на выплату всех внешних долгов. 12 апреля за соответствующий законопроект проголосовали 242 депутата при 226 необходимых. Как говорится в пояснительной записке, основной целью принятия документа является обеспечение «финансовой стабильности и долговой устойчивости страны», а также «предупреждение негативного влияния» от невыполнения своих международных финансовых обязательств. По мнению депутата от «Оппозиционного блока» Александра Долженкова, законодательно закрепленный односторонний отказ погашать внешние займы означает официальное признание Украиной дефолта.

Вслед за Аргентиной и Грецией

Новый нормативный акт вносит в закон «Об особенностях операций с государственным, гарантированным государством долгом и местным долгом» от 19 мая 2015 года всего одну поправку: слова «действует до 1 июля 2016 года» исключаются из текста. Представляя законопроект, замминистра финансов Оксана Макарова объяснила депутатам, что если они не проголосуют за документ, то с 1 июля у правительства возникнут обязательства по выплате долга. Суть нового-старого закона в том, что кабинет министров может произвольно отказываться от выплаты (налагать мораторий) любого из внешних государственных и гарантированных государством долгов. Такие же полномочия даются местным советам по отношению к долгам муниципалитетов. О. Макарова отметила, что, поскольку большинство внешних долгов уже реструктуризировано, мораторий коснется только российского кредита.

Еще в сентябре прошлого года Украина просрочила выплату по еврооблигациям, чьими владельцами оказались частные западные фонды, и таким образом стала третьей страной после Аргентины (2001 год) и Греции (2012 год), которые в XXI веке отказывались платить по счетам. Тогда ситуацию удалось быстро урегулировать, но 20 октября Киев отказался погашать долг по еврооблигациям, принадлежащим РФ. С тех пор Украина находится в состоянии технического дефолта. Окончательно закрепить за государством статус банкрота можно либо в случае добровольного признания страной собственной неплатежеспособности, либо в судебном порядке.

Просрочке предшествовал мораторий, который 18 декабря, согласно этому закону, ввело правительство в отношении долга по еврооблигациям на $3 млрд. и долгов государственного предприятия «Укравтодор» и конструкторского бюро «Южное» Сбербанку России на общую сумму $507 млн. Проблемы с кредитами предприятий позже удалось уладить (реструктуризировать), но обязательства по государственным еврооблигациям остались невыполненными. Переговоры по досудебному урегулированию при посредничестве Берлина успехом не увенчались, и 17 февраля Минфин России подал иск в Высокий суд Лондона о взыскании задолженности.

Логика банкрота

Конечно, со стороны ситуация, когда субъект международного права берет в долг, а затем сам себе запрещает эти долги возвращать, выглядит комично. Но в данном случае в действиях Киева присутствует своя логика.

Во-первых, платить просто нечем, потому вариант обычного возврата денег точно отпадает. «Чистый золотовалютный резерв сейчас составляет около $1 млрд. Ситуация критическая… Валюты нет физически», – описывает положение в своей стране президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

По официальным данным, за март международные резервы Украины сократились на $768 млн. Деньги в основном пошли на выплату государственного долга и процентов по нему. Только за месяц на эти цели Нацбанк потратил $853,2 млн. Итого на 1 апреля в закромах НБУ находилось $12,722 млрд., львиная доля которых – это кредиты МВФ. Проблема в том, что тратить их на валютные интервенции, закупку энергоресурсов или обслуживание внешних долгов Киев попросту не может. НБУ в данном случае выполняет лишь функцию хранителя сейфа, содержимое которого ему не принадлежит.

Во-вторых, к вменяемой переговорной позиции Киева не располагает внутриполитическая ситуация в стране. В альтернативной реальности, где Россия – «страна-агрессор», а кредит по еврооблигациям – «взятка Януковичу», выплата $3-миллиардного долга резко снижает рейтинг действующей власти. Демонстративное игнорирование своих международных обязательств в отношении Москвы, напротив, добавляет политических очков в копилку обитателей правительственного квартала. Лишним подтверждением «волевого решения» Киева стало голосование в парламенте, где из семи фракций только немногочисленные «Оппозиционный блок» и «Видродження» не голосовали за ввод бессрочного моратория.

И, наконец, в-третьих, принятый закон – это банальная попытка уйти от ответственности за провалы в международной экономической политике. «Это тактическая задача украинского правительства, у которого нет денег, чтобы заплатить эти долги, и таким образом просто переносится груз этого долга и штрафных санкций за его невыплату, которые могут быть установлены судом, на будущий экономический период, на будущий кабинет министров», – считает директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

Такое мнение эксперт высказал еще в декабре прошлого года, когда возможность не платить по счетам была допущена лишь временно. Теперь можно констатировать, что спешная отмена «дедлайна» за несколько дней до назначения нового правительства и за 2,5 месяца до конца срока полугодичного моратория, справедливо и для команды Владимира Гройсмана. Новый кабмин получает в наследство максимально лояльное для себя законодательство и формально не может нести ответственности за просчеты предшественников. Между тем, по признанию бывшего премьера А. Яценюка, в ближайшие четыре года Киев должен отдать $30 млрд. внешних и еще $17 млрд. внутренних долгов.

«Решение [суда] будет в пользу России, и что?»

На международной арене бессрочный мораторий на выплату долгов будет иметь однозначно негативные последствия. Рейтинговые агентства могут снова пересмотреть оценку надежности украинских ценных бумаг, соответственно привлечение новых займов на финансовых рынках еще более усложнится. Памятливые на подобные вещи инвесторы едва ли рискнут в ближайшие годы связываться с украинской экономикой, хотя и сегодня признаков инвестиционного дождя над Киевом совсем не наблюдается. Вряд ли в восторге будет и МВФ. По мнению руководителя направления финансов и экономики Института современного развития Никиты Масленникова, переговоры о новом кредитном транше будут жесткими, а требовательность Фонда к новому правительству повысится.

С другой стороны, введение «бессрочного моратория» на выплату внешних долгов не сможет кардинально повлиять на внутреннюю ситуацию в стране. «На Украине уже два года дефолт, и говорить про него сто первый раз не имеет никакого смысла, – считает А. Охрименко и добавляет: – Самая главная новость Украины сегодня совсем не дефолт, а то, какова национальность жены будущего премьера? Второй вопрос будет – национальность тещи. К состоянию дефолта все уже привыкли…»

Экономически стимулировать Киев к выполнению его международных обязательств, по сути, нечем. Его внешняя кредитная подпитка уже второй год политически мотивирована, а с августа прошлого года и вовсе приостановлена. Уже согласованные транши перестал давать даже МВФ.

Принятый бессрочный мораторий станет для Киева дополнительным отягчающим обстоятельством в Лондонском арбитраже. Эксперты сходятся во мнении, что, если грубо не вмешается высокая политика, РФ через несколько лет выиграет суд по этому долгу, но выковыривать из Украины свои деньги придется еще довольно долго. «Решения будут в пользу России, и что? Эти решения вряд ли будут исполнены. Понятно, что суверенный долг платить придется, но каким образом и когда – это сейчас уже сложный вопрос, на него нет ответа», – говорит доцент кафедры политической теории МГИМО(У) МИД России Кирилл Коктыш.

Кроме того, Москва далеко не единственный кредитор Киева. Когда Украина неизбежно откажется платить по западным кредитам, ее имущество понадобится для обеспечения обязательств перед МВФ и другими ее многочисленными «друзьями».

Теги: Украина 
Рейтинг Ритма Евразии:
3
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2998