Протурецкий ГУАМ как фактор «Большой игры» на Кавказе
19.04.2016 | Оганес ТЕР-МНАЦАКАНЯН | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

За месяц до недавнего резкого обострения ситуации вокруг Нагорного Карабаха, а именно 3 марта в Ереване прошел семинар «Отношения Армения – НАТО: перспективы и вызовы в преддверии Варшавского саммита НАТО». Семинар был организован Армянским институтом международных отношений и безопасности, Армянским центром политических и международных исследований при содействии посольства Польши в Армении и Офиса связи НАТО (местопребывание – Тбилиси).

Не будем концентрироваться на общем тренде семинара и остановимся лишь на одном тезисе, предложенном ведущим аналитиком Центра региональных исследований Давидом Шахназаряном. Выразив удовлетворение развитием отношений с западным альянсом, он выразил надежду на то, что у Армении будет больше амбиций в направлении этого взаимодействия, т.к. «НАТО это, прежде всего, система ценностей». И далее во время своего выступления сказал, что «нам надо еще больше углубить отношения с Украиной и в этих отношениях поднять на новый уровень взаимное доверие».

Сразу отметим, что это заявление должно быть по идее оценено в Армении по достоинству, по крайней мере, в связи с тем, что Украина, помимо Турции, оказалась единственной страной, прямо поддержавшей Баку во время боевых действий в Нагорном Карабахе.

Тезис о целесообразности расширения отношений с НАТО весьма примечателен и, несомненно, будет высказываться еще не раз, в том числе и в связи с тем негативным резонансом, который вызывают в Армении поставки отдельных классов российского оружия Азербайджану.

Заметим, что приблизительно через год после прихода к власти в Армении администрации Сержа Саргсяна (апрель 2008 года) официальный Ереван одновременно с Киевом начал переговоры с Брюсселем в рамках программы «Восточное партнерство» по евроассоциации и участию в зоне свободной торговли с ЕС (DCFTA). Переговоры длились три с половиной года, и к осени 2013 года искомый документ был готов к подписанию.

Однако впоследствии, взвесив все «за» и «против», проконсультировавшись с президентом РФ Владимиром Путиным, руководство Армении в лице С. Саргсяна в сентябре 2013 года приняло решение о вступлении страны в Таможенный союз/Евразийский экономический союз. Тогдашнее руководство Украины в лице Виктора Януковича на примере Армении должно было понять, что продолжение игры между двумя геополитическими и геоэкономическими проектами опасно для страны. Но не поняло, и результат такого непонимания хорошо известен.

После «революции достоинства» в Киеве начался процесс самоопределения Крыма, по итогам референдума 16 марта 2014 года ставшего частью РФ. Через 10 дней после этого на Генеральной Ассамблее ООН была поставлена на голосование резолюция по территориальной целостности Украины, в которой, в частности, отмечалось, что референдум в Крыму «не имеет силы и не может быть основанием для изменения статуса Автономной Республики Крым или города Севастополя». Армения оказалась среди тех 11 государств, которые не поддержали эту резолюцию, что привело к отзыву из Еревана украинского посла.

Голосуя против вышеупомянутой резолюции, официальный Ереван тем самым признавал право населения Крыма на самоопределение через референдум; напомним, аналогичным образом было реализовано волеизъявление народа Нагорного Карабаха. В то же время Армения воздерживается как от признания НКР (мотивируя это продолжением переговорного процесса), так и от признания Крыма как части России. Ереван последовательно признаёт право на самоопределение различных территорий во всем мире, однако воздерживается от каких-либо официальных шагов, полагая, что сможет сделать их только после того, как сам признает независимость Нагорного Карабаха.

Между тем противоречия Еревана и Киева возникли не сегодня, а даже раньше 1997 года, когда возникла «Организация за демократию и экономическое развитие», в составе которой были Грузия, Украина, Азербайджан и Молдова (ГУАМ). На всех международных форумах Киев последовательно поддерживал своего партнера в лице Баку и регулярно голосовал по проблеме Нагорного Карабаха против интересов Армении. С приходом к власти в Киеве администрации В. Януковича активность ГУАМ сошла на нет, Украина фактически дала ясно понять своим партнерам, что она не видит перспектив в продолжении деятельности организации.

Однако после государственного переворота на Украине политическая и дипломатическая активность в рамках прежних связей ГУАМ вновь оказалась востребованной. Бывшие члены объединения тесно сотрудничают друг с другом в большинстве международных организаций. Некоторые сведения о дипломатической, политической и иной активности ГУАМ в течение последнего времени свидетельствуют о том, что данная структура вновь начала подавать признаки жизни. Так, если последнее соглашение между странами ГУАМ было подписано 1 июля 2008 года, то последнее совместное заявление датируется 18 марта 2015 года, а последнее совместное заявление Парламентской Ассамблеи ГУАМ и Балтийской Ассамблеи – 11 декабря 2015 года. Напомним, что штаб-квартира организации находится в Киеве.

В настоящее время в ГУАМ председательствует Азербайджан, а его генеральным секретарем является бакинский дипломат Алтай Эфендиев. Деятельность последнего весьма активна, только в феврале-марте состоялись его встречи с главой офиса Совета Европы в Киеве В. Ристовски и послами Литвы, Венгрии, Ирана, Швеции. Кроме того, состоялись: 21-29 февраля в Японии – семинар по вопросам экологии и управления отходами, организованный правительством Японии в рамках сотрудничества ГУАМ – Япония, 15-16 марта в Баку – 37-е заседание Совета национальных координаторов ГУАМ, 16-17 марта – в секретариате ГУАМ внешний аудит по осуществлению проверки финансовой отчетности организации за 2015 год.

Итак, есть немало признаков возрождения данной организации, которая, казалось бы, прекратила свое реальное политическое существование после 2010 года. Теперь же, судя по всему, идет активный зондаж в дипломатических кругах о возможности активизации деятельности организации как в рамках «Балтийско-Черноморского коридора» / «Междуморья» (проект был выдвинут в свое время польским лидером Юзефом Пилсудским), в который должны были войти, кроме Польши, Украина, Белоруссия, Латвия, Литва, Эстония, Молдова, Венгрия, Румыния, Югославия, Чехословакия. Естественно, что в современных условиях эта антироссийская «малая Антанта» (или, если угодно, «малое НАТО») должна быть откорректирована с учетом новых реалий.

Интересно, что, судя по всему, патроном проекта ГУАМ возжелала стать Турция, которая из южного партнера России превратилась за последние несколько месяцев в очень жесткого военно-политического оппонента. Об этих планах можно судить по итогам мартовского визита в Анкару украинского президента Петра Порошенко, итоги которого весьма любопытны. Главной темой взаимодействия двух стран стала, разумеется, «дружба» против Москвы. С турецкой стороны была продемонстрирована полная поддержка Киева по вопросу Крыма и, в частности, в нюансах, связанных с крымско-татарским населением. Анкара вооружает и поддерживает батальон крымских татар на Украине и крымско-татарских радикалов. Не исключено, что Турция начнет поставлять летальное оружие Киеву.

Со своей стороны, Киев полностью поддержал действия Анкары в отношении Сирии, не оглядываясь на то, что есть немало доказательств поддержки Анкарой террористических организаций, прежде всего «Джабхат-ан-Нусры». Кроме того, страны договорились завершить переговоры о формировании зоны свободной торговли; альянс в сфере энергетики в обход России они пытаются выстроить совместно с Азербайджаном и Грузией.

Одновременно Турция патронирует Грузию и Азербайджан. Визит президента Ильхама Алиева в Анкару состоялся через пять дней после визита П. Порошенко; очередной визит азербайджанского лидера в Турцию был намечен на 14 апреля – несложно предположить, что по их результатам Реджеп Эрдоган будет иметь полную информацию о политико-дипломатических шагах России по недопущению эскалации карабахского конфликта. То, что Анкара является реальным военным союзником Азербайджана в Закавказье, ни для кого секретом не является. Однако и Грузия, градус риторики которой в отношении России заметно возрос, в своей военной политике приблизилась к статусу союзника Анкары. Министры обороны трех стран раз в полгода проводят политические консультации. Генеральные штабы также тесно сотрудничают в подготовке военных планов, в организации учений и их проведении.

Все вышеизложенное указывает на то, что Турция, если и не становится членом ГУАМ, то движется к тому, чтобы стать главным связующим звеном между его «западным» (Молдова и Украина) и «кавказским» (Грузия и Азербайджан) сегментами. Более чем очевидно, что данный альянс вновь выстраивается как против России, так и против Армении – военно-политического союзника Москвы на южном направлении.

Процесс реанимации ГУАМ и вписывания этой структуры в куда более крупную и сложную антироссийскую матрицу, которая по ряду параметров направлена и против Армении, находится еще на начальной стадии. Однако развитие этого процесса идёт достаточно активно. В данной ситуации доносящиеся со стороны ряда политологов и сетевых активистов призывы к углублению отношений Армении с Украиной, де-факто находящейся в противоположном геополитическом лагере, означают втягивание Еревана в одну политическую систему с Турцией.

Но такая перспектива просто неприемлема для страны – члена ОДКБ и союзника России. Подобные призывы являются более чем странными на фоне неурегулированности армяно-турецких отношений, блокады сухопутной границы Армении со стороны Турции и более чем годичного отсутствия посла Украины в Ереване. Вероятность того, что какие-либо серьезные политические силы в Армении, будь то во власти или оппозиции, последуют этим призывам, невелика. Однако и оставлять их без внимания нельзя.

Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2244