Путь к сердцу Евразии лежит через Астану
19.04.2016 | Ольга СОКОЛАЙ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Ключи к взаимодействию Ирана с Евразийским экономическим союзом находятся в Астане. К такому выводу склоняются эксперты, комментируя итоги состоявшегося на минувшей неделе официального визита в Тегеран главы Казахстана. И нужно признать, подобные оценки не лишены оснований. С одной стороны, визит убедительно продемонстрировал стремление Казахстана «застолбить» сегмент перспективного иранского рынка, освободившегося от бремени многолетней изоляции. С другой – продвигая на Средний Восток консолидированные интересы государств-участников ЕАЭС, Нурсултан Назарбаев вновь подтвердил закрепившийся за ним статус медиатора, содействующего сближению позиций ведущих игроков на пространстве Большой Евразии. 

В прагматике экономических интересов

Несмотря на то, что Астана поддерживала отношения с Тегераном и в период нахождения Исламской Республики под санкциями ООН, нынешний визит президента Казахстана в Тегеран многими экспертами определяется как прорывной. Прежде всего, в прагматике двусторонних экономических отношений: по итогам переговоров подписано более 60 документов на общую сумму свыше 2 млрд. долларов, которые касаются реализации совместных проектов в металлургической, горнодобывающей, аграрной, транспортно-логистической, туристической, научно-образовательной и медицинской сферах.

Также стороны обсудили вопросы упрощения визовой поддержки для бизнесменов, перспективы открытия прямого авиасообщения между Тегераном и двумя крупнейшими городами Казахстана Астаной и Алматы в целях стимулирования и расширения сотрудничества в экономической сфере.

Подобная активация необходима. В настоящее время объем товарооборота между двумя государствами составляет 635 млн. долларов, что явно не соответствует имеющемуся потенциалу. К тому же в структуре взаимной торговли наблюдается существенный дисбаланс: 566 млн. долларов от общего объема в ней составляет казахстанский экспорт.

В связи с этим актуализированы две задачи: сбалансировать объемы экспортно-импортных операций, а объем товарооборота вывести на уровень 3-4 млрд. долларов в год.

Такие планы реалистичны и мотивированы, уверена профессор кафедры ЮНЕСКО по этнической и религиозной толерантности Евразийского национального университета им. Л. Гумилева Акбота Жолдасбекова. «Более того, еще 10 лет назад товарооборот Казахстана и Ирана составлял 2 миллиарда долларов в год. Затем он существенно снизился, но, начиная с 2013 года, наблюдается устойчивая тенденция роста взаимной торговли», –  отмечает эксперт. 

На сегодня товарная номенклатура экспорта Ирана в Казахстан состоит в основном из сельхозпродукции и легковых автомобилей. Экспорт Казахстана представлен поставками пшеницы и металлопроката. Но если говорить о перспективах, то солидный потенциал для расширения торговли имеется в сфере машиностроения и приборостроения, в фармацевтике, сельском хозяйстве и пищевой промышленности, в обработке древесины и производстве строительных материалов.

«На мой взгляд, активизация потенциала этих сфер позволит выйти на уровень товарооборота в 5 миллиардов долларов в течение буквально двух-трех лет», – считает А. Жолдасбекова. ­По ее мнению, серьезным подспорьем в обеспечении рынка логистическими маршрутами, и об этом говорили главы двух государств, стал ввод в 2014 году трансграничной железнодорожной магистрали Казахстан (Жанаозен) – Туркменистан (Берекет) – Иран (Горган). Новый маршрут открыл Казахстану выход на рынки Ближнего и Среднего Востока, а Ирану позволил обеспечить бесперебойный транзит товаров в Центральную Азию, в европейском направлении через Россию и в КНР.

Нурсултана Назарбаева встретили в Тегеране как долгожданного гостя

Очевидно, что одним из самых перспективных направлений казахстанско-иранских взаимоотношений является сотрудничество в нефтегазовой отрасли. В этой сфере государства обладают опытом, технологиями, человеческими ресурсами и свободными инвестиционными средствами, что позволяет говорить о возможности создания серьезного энергетического тандема. 

«Иранские нефтегазовые амбиции не реализованы сполна. Учитывая, что страна занимает четвертое место в мире по запасам нефти и второе – по запасам газа, а также имеет квоту ОПЕК в пределах 15%, сейчас, после снятия санкций, имеется необходимость и возможность вложения в эти отрасли 25-30 миллиардов долларов. В связи с этим позицию «на старт» уже заняли ряд крупных мировых игроков из России, Великобритании и Китая. Казахстанские инвесторы также должны уже сейчас активно вкладываться, чтобы успеть «застолбиться» на рынке Ирана. Через пару лет может быть поздно», – прогнозирует А. Жолдасбекова.

Относительно перспектив «застолбиться» на иранском рынке другой важный сегмент отмечает известный казахстанский политолог, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов. По его мнению, результаты визита в Тегеран Н. Назарбаева, а вместе с ним и представительной делегации от бизнес-сообщества – это своего рода  реверанс Ирана за активное участие Казахстана в решении ядерной проблемы.

Помимо того что Казахстан дважды предоставлял площадку для переговоров «шестерки» и Ирана, республика в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе поставляет в ИРИ природный уран. Первая его партия объемом 60 тонн была продана АО «НАК «Казатомпром» в декабре 2015 года в качестве компенсации за вывоз из РК низкообогащенного урана, который Иран сможет обогащать и продавать на мировых рынках, а также  использовать на собственных объектах.

«Тем самым мы обеспечили себе статус одного из стратегических союзников Ирана и возможность претендовать на существенную, с нашей точки зрения, долю иранского рынка. Что и показали заключенные в Тегеране соглашения», – резюмирует М. Шибутов.

Маршрут консолидированных интересов

Как уже отмечалось, способствовать реализации намеченных амбициозных экономических целей призван успешно реализованный совместный казахстано-иранский  проект – железная дорога Казахстан – Туркменистан – Иран. Магистраль протяженностью более 680 км фактически является восточной веткой Международного транспортного коридора «Север – Юг».

И здесь повестка дня визита казахстанского лидера трансформируется из двустороннего формата в формат консолидированных интересов государств-членов ЕАЭС. «Используя этот коридор, Иран получает возможность перевозить свои грузы через сеть железных дорог Казахстана и России, вплоть до российских портов на Балтийском море, откуда они могут далее переправляться в страны Западной Европы. Ожидается, что к 2020 году объем перевозок по железнодорожному маршруту Казахстан – Туркменистан – Иран достигнет 15 млн. тонн», – отмечает по этому поводу руководитель Организации содействия торговле Ирана Валиолла Афхами, устами которого в ходе официальных мероприятий в Тегеране была высказана надежда на то, что Казахстан окажет Ирану поддержку во взаимодействии с ЕАЭС.

«Наша организация сделала многое для развития отношений с ЕАЭС. Мы выступаем за снижение уровня таможенных тарифов между Ираном и Казахстаном и надеемся, что Казахстан как активный участник объединения сможет содействовать присоединению Ирана к ЕАЭС», – заявил В. Афхами в ходе состоявшегося в рамках визита заседания казахстанско-иранского Делового совета.

О своем желании присоединиться к ЕАЭС Иран заявил фактически с момента начала функционирования союза в январе прошлого года. При этом официальный Тегеран неоднократно подчеркивал: Евразийский союз рассматривается не просто как потенциальный стратегический партнер, но как наиболее желательная геополитическая форма полноценной интеграции Исламской Республики в международное сообщество.

В мае прошлого года впервые было заявлено, что Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) ведет переговоры с ИРИ о создании зоны свободной торговли. «Обсуждены перспективы выхода на соглашение о свободной торговле с Ираном. Это новая тема, и впервые анонсируется. Соответствующая инициатива от иранской стороны была высказана не так давно. На экспертном уровне и на уровне ведомств стран ЕАЭС она получила поддержку», – констатировал тогда министр по торговле ЕЭК Андрей Слепнев.

То, что Исламская Республика обладает значительным потенциалом для участия в Евразийском союзе, отмечает и председатель правления холдинга «Байтерек» Куандык Бишимбаев. «Все последнее время Иран был изолирован в технологическом плане от всего мира. Поэтому уровень компетенций, которые накопили иранские компании в производстве высокотехнологичной продукции, очень высокий. Исторические и географические связи позволяют активно инвестировать и торговать со странами Евразийского экономического союза. Иран имеет свой собственный космодром, откуда запускаются спутники. Это говорит об очень высоком потенциале сотрудничества», – считает К. Бишимбаев.

Устойчивое развитие отношений Ирана и Казахстана может плодотворно сказаться и на Евразийском экономическом союзе, считает политический аналитик Института ЕврАзЭС, эксперт Фонда поддержки публичной дипломатии имени А. Горчакова Надана Фридрихсон. «Вовлечение Ирана, пусть и не как соучастника интеграционного проекта, открывает выходы на Персидский залив, – говорит она. – Встреча двух лидеров – значимый момент не только для двусторонней повестки между странами, но и применительно к региональным раскладам в Центральной Азии и даже на Южном Кавказе».

По мнению эксперта, после успешных переговоров России с Китаем в мае прошлого года, когда был принят курс на сопряжение проектов Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути, в регионе проявились первые контуры новой тройки лидеров: Иран – Россия – Китай. Однако эта ось достаточно неустойчива и сопровождается попытками как Тегерана, так и Пекина усилить свое влияние на Центральную Азию. В этом плане особое место занимает Казахстан – явный региональный лидер и сооснователь ЕАЭС.

«И Россия, и Иран, и Китай понимают, что ключи к региону лежат в Астане, а значит, для реализации своих проектов, для формирования конкурентного Западу блока сил, необходимо сближение с Казахстаном. Нынешняя встреча Нурсултана Назарбаева и Хасана Рухани стала показательной. Стороны сделали акцент на экономическом взаимодействии. И что немаловажно, тот факт, что прикаспийские страны Иран и Казахстан, не без согласия России, заявили о запуске железной дороги Казахстан – Туркменистан – Иран, является явным посланием Западу в канун Каспийского саммита. Посыл можно расшифровать примерно так: страны сближают позиции, формируют совместные проекты, и вполне возможно, что по итогам саммита прикаспийские страны озвучат прорывные решения. Кроме того, через Казахстан Иран скорей всего будет пытаться решить свою ядерную проблему в рамках евразийской повестки. Стороны также не могли обойти вопрос вступления Ирана в ШОС, заседание Совета которого пройдет в сентябре в Душанбе. Кстати, это дает Ирану возможность усилить свое присутствие в Таджикистане, став непосредственным участником в процессе предупреждения наркотической угрозы, идущей из Афганистана», –  считает Н. Фридрихсон.

По итогам визита Н. Назарбаева в Тегеран директор Института ЕАЭС, член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Владимир Лепехин высказал мнение о «конкретизации» Астаной внешнеполитической деятельности – от многовекторности в пользу расширения своей роли в формировании Евразийской зоны свободной торговли. «Фактически Казахстан становится государством-лидером в коммуникации на евразийском пространстве между такими державами, как Китай, Россия и Иран, а также Турция, если у Анкары в будущем появится желание как-то активно участвовать в евразийской интеграции. Геополитически Казахстан – это тот игрок, через которого происходит коммуникация, без которого невозможно выстроить евразийскую зону экономической торговли с указанными потенциальными основными участниками», – уверен эксперт.

Сегодня говорить о полноценном вступлении Ирана в ЕАЭС, очевидно, преждевременно. Однако в перспективе многие эксперты не исключают и такой возможности.

«Что касается возможности вступления Ирана в ЕАЭС, то здесь уместно вспомнить, что в 1991 году распался СССР, и появилось 15 независимых государств. Однако теперь мы видим, как многие из них снова объединяются на новой основе в интеграционный союз, сохраняя свой суверенитет. Иран не был частью Советского Союза, не имел таких тесных связей с Россией, как бывшие советские республики, поэтому его нет среди инициаторов создания ЕАЭС. Но при динамичном экономическом сотрудничестве Исламской Республики Иран со странами организации, я думаю – все возможно. Потому что дипломатия базируется на экономике», – отмечает иранский журналист, докторант Российского университета дружбы народов Ахмад Вахшитех.

Таким образом, эксперты сходятся во мнении, что нынешний визит Нурсултана Назарбаева в Иран не только придаст дополнительный импульс широкомасштабному сотрудничеству между двумя странами, но и станет важной вехой в развитии региональной кооперации в новых геополитических условиях.

___________________

Фото – http://www.kazpravda.kz/multimedia/view/tegeran-zdes-vsegda-radi-kazahstanu/

Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:944