Сможет ли российское эмбарго дать толчок сельскому хозяйству в ЕАЭС?
06.05.2016 | Юрий ПАВЛОВЕЦ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Во время прямой линии Владимира Путина 14 апреля нынешнего года многих её участников «позабавила» просьба фермера из Воронежской области Дмитрия Зыкова не снимать ограничения на ввоз продовольствия на российский рынок, так как в ином случае российские сельхозпроизводители ощутят на себе крайне негативные последствия – «нам будет хана!». И если, на первый взгляд, столь эмоциональное заявление можно списать на «деревенскую простоту» фермера, то при более глубоком изучении проблемы ситуация не кажется столь «забавной».

И российский президент, которому был обращен вопрос, не стал отвечать на него на веселой ноте, так как сегодня действительно существует ряд проблем, с которыми сталкивается сельское хозяйство не только России, но и ее ближайших партнеров по Евразийскому экономическому союзу. И в этом плане разрешение ситуации, сложившейся вокруг нынешнего продуктового эмбарго, представляется одним из наиболее актуальных дел для аграрного сектора государств ЕАЭС. Тем более что, по словам В. Путина, Россия не намерена идти ни на какие уступки тем странам, которые начали нынешнюю санкционную войну: «Я не думаю, что в ближайшее время наши партнеры пойдут на отмену рестрикций и ограничений в отношении нашей страны. А значит, и мы будем держать ограничения по доступу их товаров продовольственной группы на наш рынок».

Высказывание президента России, с одной стороны, немного успокоило российских сельхозпроизводителей, а с другой – поставило перед ними другой немаловажный вопрос: смогут ли они воспользоваться сложившейся ситуацией и заменить импортную продукцию отечественной, при этом не только не потеряв качество, но и улучшив его? И, к сожалению, пока однозначного ответа на него у россиян нет, хотя в стране действительно видны определенные позитивные сдвиги.

Согласно последним данным, Российская Федерация сегодня практически не зависит от импорта сахара, свинины и мяса птицы, а в стране производится порядка 92-96% от всего потребляемого объема данной продукции. Но при этом не радуют дела в производстве молока (82%) и говядины (75%.). Более того, согласно прогнозам Министерства сельского хозяйства, объем производства молока в РФ к 2020 г. должен достичь 38 млн. тонн, что также не сможет полностью закрыть потребности российского рынка. Многие эксперты, несмотря на ряд позитивных моментов, и вовсе считают, что планы Москвы полностью обеспечить себя и нарастить объемы экспорта сельхозпродукции в ближайшей перспективе невыполнимы.

Причем связь с существующим сегодня продуктовым эмбарго в данном случае двойная. С одной стороны, местные производители, получив определенную защиту от государства, перестали заботиться о качестве своей продукции, а с другой – в случае снятия ограничений, значительная часть хозяйств из-за низкой конкурентоспособности будет вынуждено закрыться, что также негативно скажется на объемах производства. И по всей видимости, в России схема выхода из сложившейся ситуации все еще не выработана.

Факт того, что российское руководство стоит на распутье, подтверждает недавний проект постановления правительства, предусматривающий ограничение государственных закупок импортного продовольствия. Согласно ему, предлагается ограничить закупку определенного перечня импортных продуктов питания. Среди 23 наименований, попадающих под запрет, есть рыбная, мясная (говядина, свинина, мясо птицы, телятина, субпродукты) и молочная продукция (молоко, масло сливочное, сыры), а также рис, соль и сахар. По мнению чиновников, эта мера «позволит существенно увеличить рынок сбыта отечественной продукции, а также позволит государству, в условиях дефицита бюджета, сократить затраты по поддержке инвестиций».

Однако если вчитаться в данный документ, то оказывается, что российские чиновники не до конца уверены в том, что они делают. Так, ограничивать закупки планируется по правилу «третьего лишнего». То есть если на тендер выходят как минимум два поставщика из России или стран Евразийского экономического союза (Армения, Беларусь, Казахстан или Киргизия), то заявка с импортными продуктами автоматически отклоняется. Это сделано в расчете на то, чтобы закрыть недостающие объемы продукции за счет ЕАЭС, и в первую очередь Белоруссии и Казахстана. По словам министра сельского хозяйства России Александра Ткачева, если использовать производственные мощности той же Белоруссии, то дефицита на внутреннем российском рынке не будет, а на территории ЕАЭС будет сохранена внутренняя конкуренция среди сельхозпроизводителей стран-участниц. Однако такое заявление чиновника кажется довольно спорным.

Дело в том, что производственные мощности Белоруссии и Казахстана на настоящий момент работают на пределе своих нынешних возможностей. Особенно белорусское сельское хозяйство, которое находится в глубоком кризисе и без дополнительных финансовых вливаний вряд ли сможет существенным образом нарастить производство продукции. В связи с тем, что у государства денег на дополнительное субсидирование сельхозпроизводителей нет (мероприятия госпрограммы по развитию аграрного бизнеса в Белоруссии в 2016 г. предусматривают вложения лишь 8,94 трлн. белорусских рублей или около 445 млн. долларов США), то и рассчитывать на увеличение поставок белорусской продукции на российский рынок абсолютно бессмысленно.

Схожая ситуация наблюдается и в Казахстане, где по-прежнему приходится большей частью ввозить из-за границы мясо, рыбу, птицу, овощи, фрукты и иные запрещенные в России товары, так как это гораздо дешевле, чем их производить самому. При этом производственные мощности загружены в среднем лишь на 30%.

Все это говорит о том, что увеличить поставки сельхозпродукции на российский рынок белорусы и казахи в обозримом будущем смогут лишь одним способом – реэкспортом из стран, в отношении которых Россия ввела санкции. И в Белоруссии, по всей видимости, к этому готовятся самым серьезным образом. На этом фоне совсем неслучайной выглядит недавняя поездка в Турцию Александра Лукашенко, где он лично встречался с турецким президентом Реджепом Эрдоганом. Вполне вероятно, что теперь все запреты на ввоз в Россию турецкой продукции будут обходиться за счет уже давно опробованных схем реэкспорта и контрабанды. На российских прилавках появятся виноград, апельсины и прочие экзотические фрукты с наклейками «Сделано в Белоруссии».

Сложившаяся ситуация уже ставит вопрос о целесообразности последних решений в рамках ЕАЭС и России, в частности. По всей видимости, полного запрета как не получалось, так и не получится, о чем совсем недавно было официально заявлено экспертно-аналитическими центрами по консалтингу при органах государственной власти России. По мнению экспертов, полностью ограничить процесс поступления продовольствия из стран, находящихся под эмбарго, невозможно, чему способствует отказ других членов ЕАЭС принять в этом вопросе российскую сторону.

В данном случае можно привести пример из области поставок овощей и фруктов. После ввода эмбарго поток импортных продуктов в страны ЕАЭС не только не уменьшился, но и,наоборот, увеличился, порой в 2-6 раз. Особенно в сторону Белоруссии и Казахстана, что объяснить простым ростом потребления в этих странах невозможно. Проще говоря, продукция как шла, так и продолжает идти на российский рынок, минуя заградительные барьеры, что означает отсутствие реальных выгод для российских производителей от существующих фактически на бумаге запретов. Тем более если учитывать, что белорусы планируют только нарастить свои поставки в Россию и заявляют о необходимости снятия абсолютно всех ограничений в рамках ЕАЭС. При этом в Минске без всякого зазрения совести говорят о том, что «экзотические товары поступают абсолютно оправданно, поскольку республика четко соблюдает все нормы Евразийского экономического союза».

Похоже, прошлогодняя история повторяется…

Однако если вопрос о поставках тропических фруктов и прочей экзотики мало волнует российских фермеров, то рост поставок со стороны Белоруссии мясомолочной продукции уже неоднократно вызывал среди них негативную реакцию. Те же производители молока уже не один раз обращались в правительство России с требованием пересмотреть белорусско-российские договоренности по поставкам молочной продукции. Однако воз и ныне там, а последние решения руководства страны и вовсе ставят крест на попытках российских молочников стать монополистами на российском рынке. Белорусы же, которые недавно озвучили свои грандиозные планы по наращиванию поставок сельхозпродукции в Россию, и вовсе должны быть спокойны, так как за счет государственных дотаций и компенсации низкой цены на внешних рынках высокой стоимостью на внутреннем белорусские товары по-прежнему будут оставаться конкурентоспособными в России. Вот только к чему нынешняя ситуация может привести белорусов в будущем – вопрос достаточно спорный.

В настоящее время проблема производства и продажи сельхозпродукции на территории Евразийского экономического союза выглядит двояко. С одной стороны, Россия старается выполнять взятые на себя обязательства в рамках ЕАЭС, попутно выискивая возможности помочь собственным сельхозпредприятиям и перерабатывающей промышленности. С другой – белорусы и казахи (остальные члены союза пока не могут существенно влиять на данную проблему) решают собственные вопросы за счет России, пытаясь не столько нарастить производство, сколько наладить перепродажу запрещенной продукции.

При этом никто в Казахстане или Белоруссии пока не спешит кооперироваться со своими российскими коллегами. Хотя именно единый агропромышленный комплекс этих стран мог бы стать прекрасной альтернативой импортным производителям в рамках всего ЕАЭС. К сожалению, до настоящего момента стороны все еще не созрели для такого шага, а потому, формально работая в одной упряжке, белорусы, казахи и россияне по-прежнему остаются конкурентами друг другу.

Теги: ЕАЭС 
Рейтинг Ритма Евразии:
3
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:872