Исторические споры, следствием которых становится раскол, не могут быть оправданы
11.05.2016 | Эдуард ПОЛЕТАЕВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Парадокс, но общее прошлое постсоветских государств воспринимается, скорее, как дезинтеграционный фактор. Виной тому – различные интерпретации истории и фальсификации. Как сделать так, чтобы история объединяла, а не разъединяла, обсуждали на днях в Алматы казахстанские и российские эксперты, принявшие участие в заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «История объединяет: фундамент единства прошлого и реализация возможностей будущего».

«Если говорить об истории в контексте евразийского исторического опыта, то мы видим, что прошлое у наших стран – одно, а истории-то о нем – разные, – отметил директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев. – К примеру, в различных источниках Беларуси, Кыргызстана и других стран в той или иной степени присутствует постколониальный подход. На официальном уровне этот подход сильно не проявляется. Но, тем не менее, власти соответствующих государств дают определенную свободу мысли и действий некоторым историкам и публицистам, в том числе в рамках учебников для средних школ».

«Есть такое понятие, как историческая обида. Сегодня очень часто приходится сталкиваться с данным явлением, – говорит главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge, политолог Замир Каражанов. – В частности, обращаясь к политике, пересматривают историю, кто-то начинает вспоминать о репрессиях, о голодоморе. Но история не должна давать оценку, надо извлекать уроки, иначе мы закладываем мину замедленного действия. Не будет никакого эффекта, кроме негатива».

История уже стала орудием манипуляции массовым сознанием, считает политический обозреватель республиканской общественно-политической газеты «Литер» Олег Сидоров. «Если раньше историческим фактом было освобождение, то теперь может быть завоевание. Если была борьба за независимость, то сейчас она может считаться сепаратизмом. Есть много публицистов, но мало историков. Самое печальное, что этот процесс имеет тенденцию роста. Что касается истории как предмета – оружия идеологии, она как была, так и остается таковым. Другой вопрос, кто этим оружием воспользуется первым и насколько грамотно», – сказал политолог.

К сожалению, историю и исторический опыт взаимодействия стран и народов часто стали расценивать как дезинтеграционный фактор. И в некоторых странах постсоветского пространства манипуляции с историческими фактами используются для влияния на общественное мнение. При этом исторические споры, следствием которых становятся атомизация или раскол общества, вредны и не могут быть оправданы ничем. Историческая наука на постсоветском пространстве обладает огромным потенциалом для развития интеграционных взаимодействий, поскольку содержит в себе фундамент евразийского единства. Вопрос в том, как суметь использовать этот фундамент для построения общего мирного, благополучного и стабильного будущего.

Проблема мобилизации консолидирующей роли общей истории взволновала многих экспертов из Казахстана и России

Эксперты акцентировали внимание на ответственности, которую несут и сами служители музы Клио, и те, кто транслирует их идеи – СМИ в целом и отдельные публицисты в частности, и те, кто определяет векторы исторической науки. «Пока мы не будем требовать от историков честности, беспристрастности и объективности, мы никогда не получим четкую картину того, что происходило», – уверен директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Булат Султанов. Он также назвал большой проблемой то, что сегодня историей стали заниматься непрофессионалы, которые не знают основ, не умеют работать с источниками, но жаждут славы. Из-под пера таких «фэнтезийщиков» (от «фэнтези». – Ред.) выходят не только перлы, над которыми можно посмеяться, но и различные версии, искажающие историю. Хуже всего то, что подобные россказни пользуются популярностью в СМИ и социальных сетях, а потому влияют на общественное сознание.

Главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Юрий Булуктаев говорил о необходимости вести идеологическую линию, потому что идеологическая борьба идет уже давно, да, собственно, никогда и не прекращалась. «Вы знаете, что учителя в Германии приравниваются к госслужащим? Вот это и есть настоящий государственный подход, потому что институт социализации, который охватывает детей с раннего возраста – с 3-5 лет, формирует, в том числе, историческое сознание. Поэтому в первую очередь нужен государственный подход к формированию исторической науки», – подчеркнул он.

Однако когда говорят о государственном подходе, то речь идет об истории отдельного государства. Тут, по мнению Ю. Булуктаева, не все однозначно: например, попытки создать единый учебник истории Казахстана так и не увенчались успехом. Он пояснил, что сегодня все постсоветские государства выстраивают новую историю, исходя из внутриполитических интересов и национальной идеологии. Именно поэтому историческая наука повсеместно находится в кризисе – идут поиски новых подходов и новых источников. Если же вести речь о выработке совместных, общих для пространства Евразии подходов, то выясняется, что очернители истории уже нарисовали красные линии по многим направлениям. В их числе – то, что можно назвать скрепами бывших советских республик. К примеру, победа над фашизмом: даже в тех государствах, где трепетно хранят память о Великой Отечественной войне, к сожалению, встречаются высказывания в духе «Сдались бы Гитлеру – жили бы сейчас, как в Германии».

В последние несколько месяцев на некоторых площадках звучало предложение о создании единого учебника истории для стран-участниц Евразийского экономического союза. Но эксперты пожимают плечами, когда речь заходит о его реализации. «Мне сложно представить, каким будет единый евразийский учебник истории. Нужен ли он вообще? – задался вопросом главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин. – Если мы говорим про школьные уроки и опять же попытаемся найти евразийскую повестку, то в казахстанской школе есть история Казахстана и всемирная история. И сложно представить себе, даже напиши мы учебник по евразийской истории, куда попала бы эта дисциплина».

При разнице подходов, учитывая, что сегодня историки не просто констатируют факты, а дают оценку событиям прошлого, в принципе трудно себе представить, как можно создать единый учебник истории для стран объединения, являющегося экономическим, и чьи перспективы – дело будущего. Однако культуролог Елдес Сейткемел полагает, что можно обойтись без оценок и эмоций. Он предлагает создать учебник по типу четырехзначных таблиц Брадиса, где исторические события излагались бы так: дата, образ, текст и медийное отображение. «Сейчас это трудно представить в форме книги. Но мы знаем, что достаточно сказать «Ок, гугл» – и сразу всплывает огромный массив информации. Давайте на евразийском пространстве создадим, в качестве консенсуса, один такой сборник – четырехзначные таблицы фактов истории. И уже не подпустим к нему ни фэнтезийщиков, ни прочих спекулянтов от науки», – сказал культуролог.

В рамках заседания экспертного клуба прозвучали и другие инициативы. Так, директор Центра ЮНЕСКО КазНУ им. аль-Фараби доктор исторических наук Лайла Ахметова предложила внедрить международную экспертизу учебников истории. Председатель Казахстанской коммуникативной ассоциации Багиля Ахатова высказалась за налаживание более тесных научных коммуникаций.

 Между тем историки высказываются за практический подход. Рустам Ганиев, эксперт НКП «Урал-Евразия», рассказал о том, что в Уральском федеральном университете существует Центрально-Азиатский научно-исследовательский центр. Создан он был потому, что после развала Союза страны отдалились друг друга, и, как оказалось, современная российская молодежь мало что знает о бывших союзных республиках. Так вот для того, чтобы познакомиться заново и лучше узнать друг друга, в рамках центра организовываются научно-познавательные экспедиции в государства Центральной Азии. Р. Ганиев утверждает, что такой подход вызвал рост интереса студентов к изучению центральноазиатских стран. «И самое главное: у многих студентов перевернулось представление об этом регионе – и всегда в лучшую сторону», – поделился он. Его коллега исполнительный директор НКП «Урал-Евразия» Константин Погорельский по этому поводу отметил: «Моя миссия заключается в том, чтобы я евразийство поддерживал практическими вещами. А учебником пусть занимается государство».

При желании выход можно найти всегда, и подходы могут быть самыми разными. Главное, это рациональный и ответственный взгляд на историю и здравомыслие, тем более что история предоставляет огромные возможности для самообразования, умения правильно понимать источники. Также важно усилить роль историографии, которая должна помочь ориентироваться в разных трактовках на те или иные события. Причем упор должен делаться не на новоделы-суррогаты, а на ключевые и проверенные временем взгляды и оценки, не на тотальную критику, забвение или безудержное восхваление, а на продуктивное исследование и просвещение. Именно правильно воспринятый опыт прошлых лет позволит сегодня и завтра адекватно ориентироваться во все усложняющемся мире.

_____________________

Фото – К. Конуспаев

Теги: ЕАЭС 
Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:824