Россия и Китай планируют сообща решать проблему нехватки питьевой воды
17.05.2016 | Замир КАРАЖАНОВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Сотрудничество Москвы и Пекина по вопросам водных ресурсов в будущем способно заложить хороший фундамент для решения аналогичных проблем в Центральной Азии и на просторах Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев предложил китайскому коллеге Хань Чанфу наладить поставки воды в Поднебесную. «Мы готовы предложить проект по переброске пресной воды из Алтайского края России через Республику Казахстан в засушливый Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР», – отметил глава российского ведомства. По его словам, Россия сталкивается с избытком воды, которую приходится сбрасывать, а китайская сторона испытывает в ней нехватку. Как сказал в Пекине А. Ткачев, Москва «предлагает рассмотреть возможность переброски пресной воды в объеме 70 млн. кубометров в засушливый регион Китая через Казахстан».

Это не первая попытка российской стороны продать воду китайцам. Ранее в прессе обсуждалась идея поставки живительной влаги прямо из озера Байкал. Но проект не нашел поддержки на уровне правительства, где, напротив, его встретили в штыки. Как сообщил в феврале 2015 года вице-премьер Аркадий Дворкович, имеются «серьезные опасения относительно сбалансированности водной системы южной Сибири в случае реализации такого проекта». Проект оказался несостоятельным с экологической позиции.

В этот раз ситуация выглядит иначе. Тот факт, что с предложением выступил российский министр, говорит о том, что за проектом стоит правительство. Но есть и другие весомые аргументы. Речь идет не о природных запасах пресной воды, которые нужны самой России, а об избытке. По оценкам ученых, объем воды в реке Обь за последние годы увеличился на 7%. В последние годы она регулярно выходит из берегов и «кошмарит» жителей Новосибирска, Барнаула.

Так, в 2014 году река поднялась на 5,5 метра выше опасного уровня, в итоге были затоплены строения и дороги. Ущерб тогда составил порядка 1,5 млрд. рублей. Избыток воды лучше направлять в правильное русло, в трубу, в дома китайцев. Это спасет инфраструктуру российских городов и позволит стране заработать на экспорте живительной влаги.

Можно вспомнить и разрабатывавшееся в советское время предложение поворота сибирских рек на юг, в засушливые зоны Средней Азии. В 1960-х годах таким способом собирались увеличить площади орошаемых земель в СССР и обеспечить население продуктами питания. Как не трудно заметить, в тот момент вода нужна была для сельского хозяйства. Сегодня стоит другая задача: все больше населения предпочитает жить в городах, а процесс урбанизации ведет к тому, что людям во многих странах не хватает воды.

К примеру, в том же Китае в 2012 году количество горожан превысило число сельских жителей. Аналогичное событие в Казахстане произошло еще в 70-х годах прошлого века. И по оценке Министерства охраны окружающей среды Казахстана, к 2050 году дефицит питьевой воды в стране вырастет в 3 раза.

Судя по интонации заявления А. Ткачева, разговор о реках в Астане еще не поднимался. Но можно быть уверенным, что в казахстанской столице его с радостью выслушают. Во-первых, российское предложение частично решит проблему трансграничной реки Иртыш, верховье которой находится в Китае. Есть опасение, что динамичное развитие экономики западных районов КНР обезводит реку, что чревато экологической катастрофой для Казахстана. Во-вторых, Астана усилит транзитный потенциал на евразийской карте. Не к этому ли стремятся власти? Тем более что, по оценкам экспертов, в середине этого века вода будет цениться не меньше, чем нефть сегодня.

К слову, у Астаны свои виды на сибирские реки. В 2010 году здесь вспомнили о полузабытом советском проекте. На межрегиональном форуме в Усть-Каменогорске президент страны Нурсултан Назарбаев в рамках встречи со своим российским коллегой Дмитрием Медведевым (на тот момент – глава государства) отметил, что «эта проблема (поворота рек вспять. – Ред.) может оказаться очень большой, необходимой для обеспечения питьевой водой всего Центрально-Азиатского региона». Не исключено, что Казахстан может расширить российско-китайскую повестку за счет дополнительных пунктов.

Хотя, если верить другому среднеазиатскому аксакалу – президенту Узбекистана Исламу Каримову, решение водной проблемы в Центральной Азии убережет всех от грядущих войн в регионе. Но тогда он имел в виду не поворот сибирских рек, а строительство в Кыргызстане и Таджикистане ГЭС на реках Амударья и Сырдарья. Правда, подчеркнем, что вопросы войны и мира - это все-таки не водно-энергетическая проблема, а проблема хрупкой безопасности в регионе и неспособности элит государств региона искать общий язык.

Нельзя сказать, что в регионе не осознают всю серьезность ситуации. Так, по оценке правительства РК, половина всех водных ресурсов поступает в страну из соседних стран, а другая – собственные ресурсы. Тем самым Казахстан в сфере обеспечения водой, в том числе питьевой, сильно зависит от государств нашего региона.

Как отметил казахстанский лидер в ходе беседы с Д. Медведевым в Усть-Каменогорске, «нам нужно совместно работать с коллегами из КНР по проблеме Иртыша, на берегу которого мы сейчас находимся». К слову, кроме Иртыша есть еще река Или, которая берет начало на китайской территории. Здесь картина тоже выглядит тревожной. На пути реки стоит водохранилище Капчагай и ГЭС, а ниже по течению – озеро Балхаш, где одна половина с соленной водой, а другая – с пресной. В таком случае обмеление реки грозит не только экологической катастрофой, но еще чревато кризисом в энергосети южного Казахстана.

Предложение главы Минсельхоза РФ А. Ткачева является знаковым по ряду причин. Во-первых, две страны пытаются рационально использовать водные ресурсы. Это очень важный момент, т.к. международные организации, к примеру ООН, не раз говорили о том, что корень кризиса в нерациональном подходе к решению проблемы. Ведь если разобраться, вода в нашем регионе есть, но она распределена неравномерно: где-то густо, а где-то – пусто. Это заметно даже в Китае, где развита сеть каналов, поставляющих живительную влагу из одних провинций страны в другие. Причем некоторые из них были построены тысячелетия назад. Иными словами, дефицит воды в Поднебесной носит исторический характер.

Во-вторых, две страны закладывают положительный опыт решения острой проблемы. Им могут воспользоваться другие страны, например республики Центральной Азии. Тем более что проблема воды уже набила политическую оскомину и стала в регионе дезинтегрирующим фактором. Позитивный опыт снизит накал страстей и в перспективе способен консолидировать регион.

В-третьих, за предложением главы Минсельхоза РФ просматривается и образ общего рынка. Если есть государства, где питьевой воды больше чем нужно, то почему бы не сделать ее товаром, который можно продать соседям и еще заработать деньги. С одной стороны, одни страны обеспечивают себе доступ к водным ресурсам, которых им не хватает, другие извлекают выгоду. При этом все стороны остаются довольными, снижается межгосударственная напряженность.

Если разобраться, то трансграничным рекам большую угрозу представляет не промышленный бум, на долю предприятий приходится 30% потребления воды, и не урбанизация – на личные нужды граждан поступает 10% воды, а сельское хозяйство. Аграрии расходуют порядка 70% водных ресурсов КНР. Поэтому будущее рек, как трансграничных, так и тех, что протекают непосредственно в Китае, будет зависеть от внедрения водосберегающих технологий на селе. Власти, в свою очередь, стимулируют перемены в агросекторе. В 2011-2015 годах они выделили 304 млрд. долларов на водоохранные мероприятия.

Меры дают положительный результат. Более 50% сельхозугодий применяют водосберегающие технологии. Но этого мало. Несмотря на успехи, власти бьют тревогу. «В некоторых районах посевные поля по-прежнему поливаются методом затопления, недостаток водных ресурсов и нерациональное использование оросительной воды существуют в стране параллельно», – отметил в 2014 году замминистра водного хозяйства КНР Ли Гоин. Руководство страны намерено продолжить работу по совершенствованию системы. Согласно правительственному плану, проблему нехватки воды удастся решить к 2020 году. Прежде всего, за счет снижения ее потерь.

Хотя население потребляет только 10% водных ресурсов Китая, даже этого объема не хватает. По данным властей, порядка 160 млн. граждан страдает от дефицита питьевой воды. Это несмотря на то, что жители Поднебесной мало расходуют воду. За год на одного китайца приходится 1071 кубометр, в то время как в США этот показатель составляет 2842 кубометра.

Конечно, в Китае есть вода, но не вся она может использоваться в быту. Дело в том, что открытые водоемы сильно загрязнены промышленными стоками. Не лучше выглядит картина с грунтовыми водами. По оценке Министерства водного хозяйства КНР, 80% объема также содержат вредные для здоровья человека примеси. Основная причина такого положения – годы динамичного роста экономики и низкие экологические требования. В результате власти в крупных городах ломают голову над тем, как обеспечить доступ горожанам к качественной воде. Вариантов немного: или завозить воду, или очищать ее на месте.

По разным оценкам Китай ежегодно испытывает нехватку 40-70 млн. кубометров воды. Россия может не только удовлетворить дефицит, но и получить выгоду, о чем говорит поведение участников рынка. Даже шоколадный гигант Nestle решил в Китае заработать на воде. Стоит ли удивляться этому? В 2010-2015 годы «пресный» рынок ежегодно рос на 16,3%, и тот, кто успел вскочить на подножку скоростного поезда, приобрел счастливый билет. Взятый высокий темп позволил Китаю еще в 2013 году обойти Америку по объемам продаж бутилированной воды. В той же Nestle ожидают, что в 2015 году рынок воды в Китае достигнет 16 млрд. долларов. Специалисты заверяют – это не предел!

Поскольку в Китае есть нехватка пресной воды, то будет спрос, а он, в свою очередь, порождает предложение. Действуют законы рынка, которые власти намерены использовать для решения одной из серьезных проблем КНР. Как сообщил в феврале текущего года замминистра водного хозяйства Цзяо Юн, Пекин создаст благоприятные условия для инвесторов, которые планируют реализовывать крупные проекты по развитию водного хозяйства страны.

Китай является крупным рынком, здесь проживает 19% процентов населения мира. Поэтому борьбу за место под солнцем ведут не только местные фирмы, но и транснациональные компании. Рынок, открытая экономика никого не ограничивают. В Китай могут прийти и российские предприятия со своей продукцией. Тем более что подобные предложения уже звучали и не только на уровне правительств двух стран. А значит, мы уже имеем дело с общим рынком в регионе. Благодаря этому, страны ШОС способны перейти к более рациональному использованию воды, удовлетворить свой дефицит.

Опыт российско-китайского сотрудничества будет полезен для других стран региона, тем более что они регулярно говорят о проблеме нехватки воды. К примеру, в Казахстане существовала госпрограмма «Ак булак» («Чистая вода»). Но, увы, в отличие от Китая, нам нечем похвастаться. По данным Счетного комитета РК часть средств ушли, как вода сквозь песок, проблема дефицита воды была лишь частично решена. Нельзя не отметить другой парадокс. Казахстан на просторах СНГ слывет сторонником рыночных отношений, но сделал ставку на неэффективный госаппарат в решении водной проблемы, в то время как китайские коммунисты положились на коммерческий сектор.

Как уверяет Всемирный банк, дефицит питьевой воды окажет сдерживающее влияние на экономики стран. Согласно докладу, к 2050 году следует ждать падение роста ВВП на 6% в тех государствах, где сегодня есть дефицит воды. Тенденция уже ощущается в Поднебесной. «При дальнейшем социально-экономическом развитии регионы бассейна Хуанхэ ожидает более серьезное давление в сфере водных ресурсов и ситуации с водой, нежели те регионы, которые расположены в бассейнах других крупнейших водоемов», – сообщил председатель Комитета по вопросам водных ресурсов реки Хуанхэ при Министерстве водного хозяйства КНР Ли Гоин.

Только ли Китай сталкивается с дефицитом воды? Схожая проблема имеется в Центральной Азии. Более того, согласно прогнозу экспертов, глобальное потепление сократит объем ледников на Тянь-Шане и Памире к 2050 году, а значит, крупные реки региона начнут мелеть, на селе и в городских домах столкнутся с нехваткой воды, снизится выработка электроэнергии. Поэтому опыт Китая в решении проблемы, попытка Пекина и Москвы рационально использовать водные ресурсы представляют интерес для всех стран Центральной Азии.

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1388