Киевский режим обновляет тактику срыва Минских соглашений
20.05.2016 | Алексей ДАНИЛОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

После недавней министерской встречи «нормандской четвёрки», на которой слушались вопросы безопасности, в частности прекращения огня на линии фронта и перспективы выборов в ДНР/ЛНР в этом году, в Киеве активизировались обсуждения перспектив Минских соглашений.

Напомним, что 11 мая в Берлине главы МИД «нормандской четвёрки» не достигли договоренностей о выполнении Украиной политических обязательств по мирному урегулированию вооруженного конфликта на Донбассе в рамках «Минска-2». Глава МИД  П. Климкин утверждал, что есть ряд принципиальных вопросов, по которым Киев не пойдет ни на какие уступки. Видимо, таковыми Киев определил для себя вопросы т.н. «безопасности».

Лейтмотив обсуждений показывает, что Киев по-прежнему игнорирует свои обязательства в рамках вторых минских договорённостей и стремится любой ценой не допустить проведения выборов в Донбассе. Доказательством тому является выдвижение киевским режимом заведомо невыполнимых встречных условий проведения таких выборов, что является нарушением смысла и формального текста вторых Минских соглашений.

В данный момент Киев внёс в повестку дня урегулирования вопрос о вооружённой миссии ОБСЕ, которая должна якобы помочь радикально решить вопрос с безопасностью – стать не только на линии разграничения, но и взять под контроль украинско-российскую границу в ДНР/ЛНР, а также разместить свои вооружённые контингенты в донбасских республиках. Эта инициатива выдвинута после провала предыдущего предложения Киева с вооружённой миссией ООН, которую П. Порошенко выдвинул год назад.

Проблемы «безопасности» выдвигаются Киевом в качестве главного препятствия для согласия на проведение в ДНР/ЛНР местных выборов. Они же стали и основанием для выдвижения встречного условия для выполнения обязательств режима по обеспечению выборов в ДНР/ЛНР (принятие соответствующего спецзакона и признание результатов выборов).

Так, Порошенко во время поездки в Краматорск 15 мая выставил в качестве предварительного условия согласия Киева на местные выборы в республиках – «когда будет безопасность, прекращение огня, отдадут заложников, когда мы заведем вооруженную миссию, и эта миссия станет не только на линии соприкосновения, но и на границе». О том же сказал глава Верховной рады неонацист А. Парубий на встрече с президентом Парламентской ассамблеи Совета Европы Педро Аграмунтом.

Таким образом, главари режима фактически отказались выполнять свои обязательства по Минским соглашениям. Согласие на словах на политическое урегулирование донбасского конфликта на деле оборачивается новыми условиями, которыми Киев обставляет свою готовность легализовать выборы в республиках.

Во время недавней поездки в Краматорск Порошенко выставил новые условия для проведения местных выборов в ДНР/ЛНР

Мотивы Киева понятны: если вдруг получится продавить выполнение этих условий, то режим сделает первый шаг к маргинализации «Минска-2», т.е. к безнаказанному отходу от собственных обязательств и захвату донбасских республик. Если не получится, что скорее всего, то Киев опять-таки продолжит срывать выполнение политических обязательств, в частности под предлогом нерешённых проблем безопасности выборов.

Поскольку напрямую захватить донбасские республики Киев не может, то всякого рода «международные вооружённые миротворческие миссии» (реализованные, конечно, в нужном Киеву формате) служат удобной маскировкой для попыток режима вернуть ДНР/ЛНР под свой контроль с помощью посредников. Порошенко прямо заявил 14 мая, что политические процессы могут состояться только, когда «контроль над неконтролируемым участком российско-украинской границы сначала будет передан полицейской миссии ОБСЕ, а на втором этапе – украинским пограничникам». А поскольку никаких «миротворческих миссий» во вторых Минских соглашениях нет, то согласие на такую миссию, чем бы оно ни мотивировалось, уже является отходом от них.

Конечно, ни руководство республик, ни Москва не согласятся на фактическую капитуляцию ДНР/ЛНР перед некой «международной вооружённой миссией» и не позволят аннулировать результаты народного восстания в Донбассе против антиконституционного государственного переворота в Киеве.

Предположим, теоретически, что можно согласиться с неким приемлемым для республик форматом миротворческой миссии ОБСЕ, чтобы выбить у Киева аргумент «безопасности», но под однозначные гарантии проведения выборов по спецзакону и признания их результатов. Что ожидать после этого?

Во-первых, Киев не пойдёт ни на какой формат миротворческой миссии, который не будет ему выгоден, т.е. не станет первым шагом к захвату ДНР/ЛНР. Поэтому согласие на обсуждение формата некоей международной миротворческой миссии лишь втянет республики в бесплодное обсуждение второстепенных технических вопросов, в очередное нагромождение встречных инициатив, которое будет уводить в сторону от главного – необходимости строгого выполнения Киевом его обязательств, зафиксированных в протоколе ко вторым Минским соглашениям.

Во-вторых, как можно доверять каким-то новым гарантиям киевского режима, если до сих пор не сработал фактор, который должен был стать самой главной гарантией режима в отношении выполнения своих обязательств – подпись представителя киевского режима под «Комплексом мер...» в Минске.

В-третьих, любой выход за рамки «Минска-2» (учреждение той же миротворческой миссии) создаст прецедент, который Киев попытается распространить и на иные принципиальные вопросы своих обязательств по политическому урегулированию конфликта: отойти от обязательства конституционно закрепить спецстатус ДНР/ЛНР, снять социально-экономическую блокаду с донбасских республик и амнистировать всех участников событий в Донбассе.

Причём Германия и Франция, скорее всего, поддержат Киев в этом вопросе, поскольку они явно тяготятся безрезультатностью своего посредничества в деле выполнения киевским режимом его собственных обязательств по «Минску-2». Заставить киевский режим они не могут; могли бы США, но те не хотят. Поэтому отход Киева с согласия всех участников «нормандской четвёрки» от чётких пунктов Минских соглашений, пусть даже в таком техническом вопросе, как полицейская миссия ОБСЕ в Донбассе под предлогом «обеспечения безопасности выборов», стал бы именно для Запада очень желаемым выходом из тупика «Минска-2», куда его завёл киевский режим.

В контексте данной тактики киевского режима и заявлений его главарей становится понятно, что готовящийся сейчас законопроект по местным выборам в ДНР/ЛНР (по некоторым сведениям, он уже зарегистрирован в ВР) станет ещё одним инструментом срыва выборов. Вероятнее всего, он будет принят в каком-то неприемлемом для республик Донбасса формате с рядом оговорок и условий насчёт «безопасности выборов», которые, как мы видели, уже апробируются главарями режима в публичном пространстве. Так уже было с законопроектом об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей от 16.09.2014 г., который был дополнен положением о временном характере закона и о вступлении в силу спецстатуса Донбасса только после восстановления контроля Киева над границей, а не до этого, как было предусмотрено еще в первых Минских соглашениях.

Проект закона о выборах вполне может быть принят теми же голосами, что и избрание Ю. Луценко генпрокурором, но оговорки и условия «по безопасности выборов» фактически отложат немедленный ввод его в действие на неопределённое время. Учитывая неприемлемость требований Киева к формату проведения выборов в ДНР/ЛНР, неопределенность, скорее всего, будет означать «навсегда».

Запад, скорее всего, поддержит эту позицию, поскольку требования к Киеву выполнить свои обязательства сводятся, как это следует из анализа официальных заявлений, к формальному принятию необходимых законов, и не более.

Затягивание переговоров, вооружённые провокации против ДНР/ЛНР, возвращающие повестку переговоров к вопросам прекращения огня, встречные условия, которыми обставляются обязательства Киева, а сейчас ещё и готовящийся проект закона о выборах с неприемлемыми для республик, а значит, невыполнимыми условиями – всё это инструменты и приёмы «тихого» отказа от выполнения своих обязательств.

В целом встречные условия Киева по «миротворческой миссии» вполне укладываются в реализуемую с момента «Минска-2» тактику превращения минского процесса в способ заморозки конфликта с целью накопления сил для военного уничтожения донбасских республик.

Видимо, для России настало время предложить западным партнёрам такой формат выполнения Киевом его обязательств по «Минску-2», который бы исключал деструктивное вмешательство Рады и иных органов киевского режима в реализацию обязательств, взятых Порошенко. Все необходимые для мирного урегулирования донбасского конфликта нормативные акты должны приниматься на встрече «нормандской четвёрки» и беспрекословно выполняться Киевом. Такой порядок нормален, логичен и, к слову, может стать выходом для Запада из тупика его отношений с киевским режимом.

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1425