Проект Таможенного кодекса вызывает горячие споры
26.05.2016 | Кирилл СОКОВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Несмотря на первоначальные планы ввести новый Таможенный кодекс ЕАЭС с 1 января 2016 г., его принятие оказалось гораздо более сложным, чем предполагалось, и уже перенесено на конец года. Впрочем, в этом есть и позитивная сторона. Длительное обсуждение проекта кодекса позволит лучше учесть интересы всех стран ЕАЭС, что в условиях экономического кризиса является крайне важным.

О том, что Таможенный кодекс ЕАЭС может быть принят до конца этого года, 20 апреля в Москве на встрече с таможенными атташе стран Европейского союза в России заявил министр по таможенному сотрудничеству Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Мукай Кадыркулов. По его словам, сроки эти реальны в том случае, если в проект кодекса после его согласования государствами-участниками ЕАЭС не будет внесено поправок концептуального характера. При этом действующий кодекс, принятый в 2009 г. на этапе формирования Таможенного союза России, Казахстана и Белоруссии, неплох, но свою историческую миссию уже выполнил. Дальнейшее развитие Евразийского союза требует принятия нового Таможенного кодекса, который должен дать очередной толчок экономической интеграции.

Этот документ разрабатывается уже несколько лет. Идея его принятия заложена в самом договоре о создании Евразийского союза, в соответствии с которым регулирование экспорта и импорта товаров на территории объединения должно осуществляться на основании единого Таможенного кодекса. Действующий в настоящее время кодекс Таможенного союза принимался в самом начале евразийской интеграции, и многие его нормы были заимствованы из национального законодательства. Помимо кодекса в союзе действовали несколько десятков международных договоров, часть которых после его создания была отменена, а другие – частично пересмотрены. С необходимостью унификации таможенного законодательства и связано принятие нового кодекса.

Разработчики документа постарались внести в него передовые зарубежные практики с тем, чтобы ускорить и упростить движение товаров, а функционирование ЕАЭС сделать более эффективным и комфортным для бизнеса. Главными приоритетами нового кодекса стали электронное таможенное декларирование, возможность автоматического совершения операций и подачи таможенных деклараций без предоставления документов, на основе которых она заполнена, совершенствование института уполномоченного экономического оператора, призванного упростить и ускорить процесс прохождения товаров через таможню, использование механизма «единого окна» при различных видах таможенных операций и т.п. Все эти нововведения требуют активного использования современных информационных технологий и отработки взаимодействия национальных таможенных органов.

Проект кодекса в целом получил позитивную оценку экспертного сообщества. «Безусловно, нынешний кодекс прогрессивный, даже несмотря на все изъятия, – отметил главный редактор журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин в ходе дискуссии экспертного клуба «Мир Евразии». – Достаточно сказать, что нормы, которые были приняты в Европейском союзе, применялись и в нем… Прекрасно, что появляется электронное таможенное декларирование, что могут совершаться таможенные операции без участия таможенного инспектора… Все это сокращает время для предпринимателя, бережет нервы, снижает коррупцию на таможне». Позитивным моментом он считает и присутствие в новом ТК нормы о выпуске товаров в течение 4 часов после регистрации таможенной декларации. Кодекс предусматривает систему управления рисками, и, если декларация была принята с нарушениями, на которые не обратили внимания, таможня все равно обязана пропустить товар.

Тем не менее согласование нового ТК происходит непросто. Передача на наднациональный уровень регулирования столь чувствительной области, обеспечивающей поступление львиной доли доходов государственных бюджетов, вызвало массу споров между участниками ЕАЭС. Вопросы возникли и со стороны бизнеса, для которого кодекс являлся не отвлеченной теорией, а ежедневной практикой, напрямую влияющей на уровень доходов. Ситуацию усложняли взаимные экономические санкции России и Запада, а также жесткие ограничительные меры, введенные РФ против Украины и Турции. Значительная часть поставок украинских и турецких товаров в страны ЕАЭС шла через территорию России, и введение ограничений затруднило их транзит. В условиях экономического кризиса, снизившего доходы государств и бизнеса, все эти противоречия выливались в жаркие споры.

В ходе работы над проектом кодекса комиссия, как сообщил «Российской газете» советник департамента таможенного законодательства и правоприменительной практики ЕЭК Сергей Соколов, получила около полутора тысяч замечаний от государств «интеграционной тройки» – Белоруссии, Казахстана и России. Но если Москва и Минск прислали поправки главным образом технического характера, то Астана заняла радикальную позицию и настаивает на значительном увеличении роли национального таможенного регулирования. По ее мнению, кодекс должен быть лишь рамочным базовым документом, тогда как на уровне отдельных государств регулирование должно осуществляться национальными таможенными органами. Единой же в рамках Евразийского союза Казахстан предлагает оставить только систему транзита. Так, по словам директора таможенного департамента ЕЭК Дмитрия Некрасова, Астана предложила изъять из Таможенного кодекса и отнести их к ведению национального налогового законодательства все вопросы, связанные с налогообложением.

Причины занятой Казахстаном позиции лежат на поверхности. Экономика республики сильно пострадала от резкого падения курса рубля по отношению к доллару и евро в 2014-2015 гг. В результате казахстанский экспорт в РФ стал невыгодным, а российский импорт в республику, напротив, более конкурентоспособным. Введение плавающего курса тенге решило эту проблему лишь отчасти. До уровня рубля, курс которого находился под политически мотивированным давлением со стороны Запада, тенге так и не опустился, а ронять его искусственно из-за опасений вызвать еще большее падение уровня жизни населения власти побоялись. Решать проблемы Казахстан был вынужден путем введения временных запретов на импорт отдельных категорий российских потребительских товаров, в число которых помимо продовольствия попали даже бензин и дизельное топливо. Положение усугубляло и вступление Казахстана в ВТО, которое произошло на менее благоприятных, чем у России, условиях. Чтобы устранить противоречия, республике в ЕАЭС был фактически предоставлен особый статус, в рамках которого часть импортных товаров для внутреннего потребления могла ввозиться по более низким ставкам.

Настаивая на передаче регулирования таможенных пошлин на национальный уровень, Казахстан хочет обезопасить себя от проблем, с которыми он столкнулся в последние два года. Однако Россия с таким подходом не согласна, так как в плане интеграции это будет откат назад. Если вопросы определения ввозных и вывозных таможенных ставок вновь передать в ведение национальных органов, на чем настаивает Астана, ЕЭАС может столкнуться с новыми проблемами. Разница в уровне таможенных платежей неизбежно приведет к принятию ответных мер в виде повышения пошлин. Ни о каком едином таможенном, а тем более экономическом пространстве в таком случае не может быть и речи, а сам ЕАЭС, сохранившись на бумаге, перейдет в разряд формальных объединений типа СНГ. На негативные последствия предлагаемой Казахстаном таможенной реформы указывает и Евразийская экономическая комиссия, по мнению которой она приведет к разрушению доверия между членами союза и помешает достижению его общих целей.

В конце концов, Казахстан, как считают эксперты, вынужден будет пойти на уступки и согласовать новый вариант кодекса, постаравшись внести в него максимум собственных поправок. По словам казахстанского политолога Замира Каражанова, «Россия – это крупный торговый партнер Казахстана и, как обычно бывает в мировой практике, именно такие страны обычно определяют режим торговли. В октябре, например, был подписан договор о создании зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. И понятно было, что философию этой торговой политики задавали США. В евразийском же регионе данное место занимает Россия. Безусловно, во время работы над Таможенным кодексом учитывались интересы всех стран на равных, паритетных основах. В дискуссиях участвовали представители бизнеса и госструктур. Но все-таки лоббистских возможностей у России больше».

К тому же кризисы имеют свойство заканчиваться, а с возобновлением экономического роста появление таможенных пошлин во внутрисоюзной торговле будет играть против Казахстана, ограничив ему доступ на обширный российский рынок. В своих попытках осуществить индустриализацию и развивать сельское хозяйство Астана в этом случае вынуждена будет ориентироваться на страны Азии, и главным образом на Китай, что чревато усилением экономической зависимости от него. А от такой перспективы, как наглядно показали последние массовые акции протеста из-за земельной реформы, казахстанское население республики отнюдь не в восторге.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:844