Мигранты в России: изгнать или «приручить»?
28.05.2016 | Ольга СУХАРЕВА | 00.05
A
A
A
Размер шрифта:

Произошедшее недавно в Москве «хованское побоище», в котором столкнулись сотни мигрантов из Центральной Азии и с Северного Кавказа вновь вернуло на повестку дня вопрос введения визового режима для граждан бывших республик СССР, в частности Узбекистана и Таджикистана. Попытки отгородиться «бумажной завесой» от бедных и беспокойных соседей уже предпринимались российскими властями. Но на самом ли деле вытеснение мигрантов из России приведет к росту внутренней безопасности в стране?

Пустить нельзя выгнать

После распада СССР и обретения его бывшими республиками независимости на подавляющем большинстве постсоветского пространства установился безвизовый режим передвижения граждан. Исключением стали лишь закрывшийся от всех Туркменистан и республики Прибалтики, которые вступили в ЕС и НАТО. После нападения на Южную Осетию в 2008 г. ввела с Россией визовый режим и Грузия, отменившая необходимость получения виз для россиян лишь в 2015 г.

Наряду с позитивными факторами типа сохранения единого языкового и культурного пространства, а также значительного количества горизонтальных экономических связей, свобода передвижения на пространствах СНГ принесла с собой и ряд проблем. Среди них можно назвать рост международной преступности и наркотрафика, нелегальную миграцию, эпизодические межнациональные столкновения и т.д. Естественно, что наибольшей степени указанные проблемы коснулись России, до сих пор остающейся центром притяжения для всех жителей бывшего СССР.

Первая значительная дискуссия о необходимости введения визового режима с государствами Закавказья и Средней Азии началась в 2013 г. на фоне формирования Евразийского союза. Как отметил в этот период президент РФ В. Путин, «визовый режим в рамках СНГ будет означать, что мы отталкиваем от себя бывшие республики Советского Союза. Нам нужно не отталкивать, а приближать, но нужно делать этот процесс более цивилизованным, и наладить нужно работу на этом треке таким образом, чтобы он не раздражал коренное население, а вызывал бы положительную реакцию». Как следствие, с 2015 г. начал действовать режим передвижения по заграничным паспортам, за исключением Украины и государств, входящих в Евразийский союз.

Необходимо отметить, что тема борьбы с нелегальной миграцией, имея значительный популистский потенциал, активно используется различными оппозиционными силами в битве за голоса избирателей. Здесь находят точки соприкосновения коммунисты с националистами, члены ЛДПР с А. Навальным, монархисты и либералы. Неудивительно, что и бойня на Хованском кладбище тут же стала спусковым крючком для очередного витка предложений «держать и не пущать». Так, первый зампред комитета СФ по обороне и безопасности Е. Серебренников заявил, что «в Совете Федерации выступают за ужесточение миграционного законодательства и за введение визового режима для граждан ряда государств СНГ, в частности, Таджикистана и Узбекистана, для предотвращения инцидентов, подобных произошедшему в субботу на Хованском кладбище в Москве». Его поддерживает и лидер «Справедливой России» С.Миронов, подчеркнувший на заседании Госдумы, что Узбекистан и Таджикистан поставляют в РФ основную часть нелегальных мигрантов.

Такого поворота событий явно не хотят в Центральной Азии. Таджикский аналитик К. Бекмухаммад считает, что «введение визового режима – не в интересах России. Во-первых, хотя бы потому, что таким образом Россия потеряет своих партнеров в Центральной Азии. Во-вторых, в такой ситуации Таджикистан потеряет возможность вступить в ЕАЭС, которое находится под влиянием России. В настоящее время Таджикистан является одним из кандидатов для вступления в этот союз, и Россия, учитывая данный фактор, никогда не будет вводить визовый режим с РТ».

Массовая драка на московском Хованском кладбище с участием сотен гастарбайтеров побудила политиков вновь заговорить о визовом режиме для граждан ряда государств СНГ

Параллельный мир нелегальных мигрантов

Как и в любой стране мира, мигранты являются питательной средой для различного рода мошенников и преступников, коррумпированных чиновников и террористических группировок, мафиозных кланов и торговцев людьми.

Проблема с нелегальными мигрантами в России действительно серьезна из-за их огромного количества. Численность граждан иностранных государств, находящихся на территории России, в настоящее время составляет около 10 млн. человек, включая 5 млн. выходцев из государств Средней Азии и Закавказья. 3/4 трудовых мигрантов являются гражданами Узбекистана и Таджикистана.

По данным секретаря Совета национальной безопасности РФ Н. Патрушева, только за 2015 г. в России было совершено 58 тыс. преступлений, в которых виновниками выступали мигранты. А прокурор Москвы С. Куденеев заявляет, что «если составить своеобразный рейтинг преступности, то лидируют здесь граждане Узбекистана – ими совершено 2522 преступления, далее – граждане Таджикистана, которые совершили 1745 преступлений, и на третьем месте – граждане Киргизской Республики, на счету которых 1269 преступлений».

Еще одним фактором угрозы является массовая вербовка нелегалов эмиссарами ДАИШ и других радикальных группировок. Осуществляется это прямо на стройках, в общежитиях и кафе, где массово скапливаются мигранты. Как отмечает таджикская газета «Пайк», «в Москве вербуют возле мечети на проспекте Мира после пятничной молитвы, когда там разворачивается небольшой базар и люди расходятся по небольшим кафе пить чай. Это место, где собираются молодые гастарбайтеры. Те, у кого нормальная работа, кого по ночам не беспокоят полицейские, не поедут в Сирию».

В Екатеринбурге сотрудники ФСБ задержали семь участников бандгруппы ДАИШ, членами которой были граждане России и стран Центрально-Азиатского региона. Руководил ими выходец из Турции. Вербовщики добираются в самые отдаленные уголки России, включая Восточную Сибирь и Дальний Восток. Не последнюю роль в росте радикализма играют и мечети, взявшие на себя решение бытовых проблем и трудоустройства нелегалов. По данным заместителя председателя Управления мусульман Узбекистана А. Мансура, в рядах ИГ воюют около 200 граждан республики. При этом непосредственно из страны выехало всего два-три человека – остальные направляются в Сирию из России, куда приехали на заработки.

Бороться с проникновением радикальных идей в мусульманскую среду крайне сложно ввиду отсутствия квалифицированных муфтиев и специалистов спецслужб, способных разобраться во всех тонкостях ислама. Тем не менее В. Путин на заседании Совета безопасности РФ отметил, что «нелегальные каналы миграции пытаются использовать в своих интересах преступные группировки, наркоторговцы, зарубежные спецслужбы, а также эмиссары международных экстремистских, террористических организаций. Эти попытки необходимо жестко пресекать, активно работать по линии всех наших ответственных ведомств, в том числе следует усилить охрану участков госграницы на направлениях, представляющих повышенную опасность для проникновения нелегальных мигрантов. Все возможные «окна» и лазейки надо надежно перекрыть».

Куда ни кинь, всюду клин

Звучат, как сказано выше, и куда более радикальные предложения – вообще прекратить поток мигрантов. Но станет ли безопаснее в России? Находясь в своих странах, где нет адекватной работы и «места под солнцем», жители Центрально-Азиатского региона также сталкиваются с вербовщиками.

Как отмечает исламовед президент информационно-аналитического центра «Религия и общество» А. Гришин, после ряда военных поражений в Сирии и Ираке ДАИШ переориентировал свою работу в направлении инфильтрации своих ячеек на территорию «враждебных» группировке государств: «Они попытаются создать и закрепить свои позиции в исламистском подполье в России и мусульманских странах СНГ. Страны бывшего СССР со значительным мусульманским населением, в основном суннитов, представляют для ИГ огромный интерес с точки зрения потенциальной вербовочной базы. Регион Центральной Азии отличается к тому же крайней нестабильностью, соседствует с постоянно воюющим Афганистаном и 200-миллионным крайне религиозным суннитским Пакистаном».

Это подтверждают и сотрудники спецслужб стран ЦА. Уехав из России, обездоленные люди попадают в сети «Исламского движения Узбекистана», недавно вошедшего в ДАИШ, «Союза исламского джихада», «Джунд аль-Халифата», «Хизб ут-Тахрир», «Хетоба» и «Таса» на туркменской границе, казахской «Фатхи», киргизской «Кыргызстан калканы», а также «Талибана Центральной Азии», «Сепахе Сахаба», «Ансар уль-Уллох», «Харакат-е Фаруки» и т.д. Выбор велик, как видим.

ДАИШ прямо угрожает Центральной Азии и Казахстану

Экономический кризис в России уже частично переориентировал миграционные потоки стран Центральной Азии. Более 600 тыс. человек, почти 2/3 из которых составляют узбеки, переехали на работу в государства Аравийского полуострова, и в первую очередь в Саудовскую Аравию и ОАЭ. Еще 50 тыс. работает в Турции.

На фоне помощи со стороны РФ властям Сирии и обострения отношений с Турцией трудовые мигранты и там могут стать легкой добычей вербовщиков, чтобы потом вернуться в Россию с боевым опытом террористической деятельности. По крайней мере, аравийские монархии все охотнее принимают у себя мигрантов из ЦА, приобщая их к «ценностям джихада».

Не дремлют и «наши американские партнеры». Ресурс блогов kloop.kg, финансируемый грантами со стороны США, активно раскрутил в сети ролик с призывом боевика ДАИШ из Киргизии к соотечественникам присоединяться к халифату. А в феврале 2015 г. «правозащитники» из западных НПО Украины и Грузии обратились к ошским журналистом с щедрым денежным предложением поддержать имама Карасуйской мечети «Ас-сарахсий» Ошской области Р. Камолова, арестованного за экстремистские призывы.

Что делать?

Как показывает практика, абсолютно закрыть границы невозможно. Проблему представляют из себя именно нелегальные мигранты, которые даже при введении визового режима отнюдь не станут обращаться в посольства и консульства. А учитывая огромное количество уже проживающих в России на законных основаниях центральноазиатских общин, визовые препоны лишь создадут трудности для законопослушных граждан и увеличат нагрузку на дипломатические представительства.

Закрытие въезда в РФ для граждан Узбекистана и Таджикистана, принимающих участие в евразийских интеграционных процессах и являющихся важным форпостом России на южных рубежах, некорректно с точки зрения стратегических интересов России. Лишенные средств к существованию за счет потери возможности работы в России, люди могут стать добычей террористов и радикалов в других странах. Кроме того, закрытие российских границ создаст риск социального взрыва в Центральной Азии, что также крайне нежелательно для РФ.

Как говорится, мы ответственны за тех, кого приручили. Но это нисколько не означает, что необходимо сохранять статус-кво. Проблема миграции крайне сложная и комплексная. Как говорится в исследовании «Ваххабизм в России», радикализация трудовых мигрантов имеет три измерения: классовое, национальное и религиозное. Будучи изолированными от коренного населения, сталкиваясь с нарушением своих трудовых и социальных прав, проживая в ужасающих условиях, мигранты находят утешение в ненависти к «эксплуататорам» и повышении своей национальной и религиозной идентичности.

Потому, в первую очередь, необходимо создавать цивилизованный рынок труда. Как заметил глава «справедливороссов» С. Миронов, «я не слышал, чтобы в России привлекли хотя бы одного работодателя, который использует незаконный труд мигрантов. Вот откуда нужно начинать. Пока работодатели будут использовать мигрантов, мы будем наблюдать все новые столкновения и рост преступности».

Крайне важно возродить профессиональную подготовку исламских священнослужителей, которые на данный момент резко уступают в знаниях и интеллекте арабским и турецким эмиссарам. Кстати: вот кому бы действительно запретить работу в России, законодательно закрепив право на управление религиозными общинами лишь местным муфтиям.

Необходимо и усиление контроля на границах и обеспечение эффективной координации миграционных служб, правоохранительных органов и спецслужб не только по «отлову» преступников и нелегалов, но и в плане работы с национальными общинами, большинство членов которых не одобряют экстремистскую деятельность своих соотечественников.

К сожалению, визитной карточкой XXI века стала интернационализации преступности и терроризма, от которой невозможно отгородиться стенами и визовыми препонами. У России по сравнению с Европой есть преимущество – многовековой опыт мирного сосуществования различных религий и культур. И это дает шанс не только на сохранение стабильности и мира в стране, но и на расширение влияния России в Евразии и исламском мире.

_____________________

Фото – http://rg.ru/2016/05/20/reg-cfo/skr-dopustil-poiavlenie-novoj-stati-v-dele-o-drake-na-hovanskom-kladbishche.html

Рейтинг Ритма Евразии:
7
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:912