Украинская оборонка на стороне Запада в геополитической схватке с Россией
04.06.2016 | Константин ТУЛИН | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Выполняя под козырек указания своих заокеанских хозяев, киевский националистический режим сделал краеугольным камнем своей внутренней и внешней политики борьбу с Россией. Два года в украинском обществе продвигают только одну мысль: Россия – враг, с которой мы все это время воюем.

Делается это с единственной целью – обосновать свою антироссийскую политику. Разрыв промышленной кооперации, отказ от взаимовыгодной торговли, обвал собственной экономики легче всего списать на войну. Между тем реальный смысл происходящего в стране – максимальное задействование всего украинского экономического потенциала против России. Причем там, где его нужно уничтожить, это делают с геростратовской энергией (война в Донбассе, остановка промпредприятий, подрыв ЛЭП и т.д.).

Особое место в этой политике занимает оборонный комплекс, доставшийся стране в наследство от СССР. Для зашедших сюда американцев он оказался одним из самых полезных украинских приобретений в проводимой глобальной антироссийской политике. Украинская оборонка работает на войну в Донбассе, вооружая армию, которую киевские правители мечтают задействовать и в российском Крыму. Также Запад рассматривает украинский ОПК как альтернативу российским поставщикам. Торговля со странами Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока вообще «убивает двух зайцев»: вооружаются антироссийские режимы и усиливается конкуренция с российским ОПК.

Тесную работу с украинским ОПК американцы даже не скрывают. Так, в апреле с.г. посол Джеффри Пайетт заявил, что США надеются на развитие совместного оборонного производства с Украиной «для стратегических и коммерческих целей».

Серьезную работу в этом направлении начали еще в прошлом году. Киев принял новую стратегию нацбезопасности и новую военную доктрину, согласно которым Россия – главный военный противник, а страна берет стратегический курс на вступление в НАТО. В этом году заработал в полной мере гособоронзаказ: в ВСУ должны поступить около 6 тыс. единиц вооружения и военной техники (ВВТ), свыше 2 млн. боеприпасов. В целом на перевооружение украинской армии в 2016 году предусмотрено выделить свыше 7 млрд. гривен. Это на 2 млрд. больше прошлогоднего показателя и в 8 раз – объема финансирования в 2013 г.

Утвержденная 20 января с.г. Концепция реформирования и развития ОПК до 2020 г. рассчитывает, что Украина достигнет полной независимости от РФ в производстве ВВТ к 2018-2020 годам. К этому же времени, согласно утвержденному в мае Стратегическому оборонному бюллетеню, украинские армия и оборонка должны перейти на пресловутые стандарты НАТО. К слову, бюллетень был подготовлен при непосредственном участии экспертов из НАТО и Школы последипломного образования ВМС США.

Как правило, в экспертной среде принято считать заявления украинских политиков, касающихся НАТО, элементом пиара, аналогичным теме вступления Украины в ЕС. Десятилетиями народу обещают евроморковку, но реально в неё не верят даже те, кто об этом говорит. То же самое – с переходом армии и оборонки на стандарты НАТО. Для этого требуются колоссальные затраты. А в том же бюллетене прогнозные объемы финансирования нужд ОПК должны составлять не менее: в 2017 году – 77,2 млрд. грн., в 2018 году – 86,6 млрд. грн., в 2019 году – 95,5 млрд. грн., в 2020 году – 102 млрд. грн. При этом в нынешнем году на оборонку в бюджете предусмотрено 114,5 млрд. грн. – больше, чем на последующую «натовскую модернизацию». Неудивительно, что глава департамента госсобственности украинского Минобороны К. Клименко уточняет: «Переход на новые стандарты – очень капиталоемкий … и не может пройти за несколько лет».

Однако эти трудности не мешают использовать украинскую оборонку в антироссийских проектах. Для этого никакие натовские стандарты не нужны. Скорее сама шумиха вокруг пресловутых стандартов служит для отвода глаз: критикуя неспособность Киева осуществить эти наполеоновские планы, авторы «скромны» при оценке того, что реально работает или может быть задействовано против России. 

Так, рассматривая стагнацию украинской промышленности, которая буквально задыхается без российских заказов, следует отметить и другую тенденцию: выход из кризисного пике оборонпрома, который до переворота более чем на 70% был завязан на Россию. Если в 2014 г. госконцерн «Укроборонпром», объединяющий 99 предприятий, закончил год с минусом в 348 млн. грн., то в 2015-м прибыль составила 1 млрд. 626 млн. грн. Сумма заключенных в прошлом году экспортных контрактов составила $1,334 млрд.

Согласно данным Стокгольмского международного института исследования мира (SIPRI) за 2015 г., украинский экспорт товаров военного назначения в РФ составил $72 млн. (в 2014 году – 155 млн.). Также в тройку крупнейших покупателей украинского оружия, помимо России, вошли Китай и Таиланд. Экспорт в эти страны составил $98 млн. и $37 млн. соответственно. В целом же объем экспорта вооружений и услуг военного и специального назначения предприятий «Укроборонпрома» в 2015 году составил около $600 млн.

С конца 1990-х Украина традиционно входила в двадцатку экспортеров вооружений и военной техники. А в период с 2011 по 2015 г. увеличила продажи вооружений на 54% и вошла в топ-10 мировых экспортеров. Согласно данным, обнародованным парламентским комитетом по вопросам национальной безопасности и обороны, Украина в основном распродавала советские запасы. Так за 10 лет (2005–2014 гг.) было продано 838 танков, 722 БТР и БМП, 236 вертолетов, более 200 самолетов и БПЛА, 3,5 тыс. единиц специальной техники, 5 тыс. автомобилей. Плюс средства ПВО, артиллерия, боеприпасы, стрелковое оружие и т.д. В 2013 году, к примеру, страна продала 8303 пистолета (половина ушла в США!), 150 тысяч винтовок, автоматов и пулеметов.

«Самостийну» Украину всегда использовали в противостоянии с РФ. Схожесть военной продукции, связанная с общим советским происхождением ОПК двух стран, в новых геополитических реалиях, наряду с сотрудничеством, делало Украину российским конкурентом. Значительные контракты на поставку украинской бронетехники в Пакистан, Ирак, Таиланд и Судан справедливо считались примером выигранного соперничества с РФ. Были примеры и недобросовестной конкуренции. Неоднократно в СМИ просачивалась информация о продаже Китаю и Ирану секретной документации к истребителям Су-27СК. А поставленный в КНР десантный корабль на воздушной подушке (проект 958) «странным образом» оказался копией российского «Зубра» проекта 12322.

Кстати, в структуре китайского импорта военных товаров доля Украины составляет 14%. В Киеве небезосновательно считают, что именно КНР станет альтернативой российскому рынку. Китай покупает, к примеру, харьковские «дизели» для танка Al-Khalid (выпускается совместно с Пакистаном). Танк считается аналогом Т-80, который может выпускать Харьковский завод им. Малышева. Также Китай закупает моторы запорожского госпредприятия «Ивченко-Прогресс», которые ставят на учебно-боевые самолеты Hongdu L-15.

Стоит отметить: часть украинских предприятий оборонки ведет тяжелейшую борьбу за выживание из-за сворачивания сотрудничества с Россией. Другие, наоборот, стали переживать локальный ренессанс – из-за начатой гражданской войны и последующей милитаризации экономики. Яркий пример – завод имени Малышева. 

Для украинских танкостроителей переломным стал контракт с Таиландом на поставку 49 танков «Оплот». Завод им. Малышева буквально ожил. По данным Defense Express, первые пять машин были отправлены в 2014 году, еще пять – в 2015-м. А остальные 39 танков будут отправлены в 2016-м, из-за чего в текущем году объем производства увеличился уже в 7 раз. Также были возобновлены ранее приостановленные поставки бронетехники в Ирак и Эфиопию. До начала войны в Донбассе активно продавался на мировой рынок БТР-4 – бронетранспортер, разработанный Харьковским конструкторским бюро им. Морозова в начале 2000-х. За последние пять лет БТР-4 шел на экспорт в Ирак, Индонезию и Нигерию. Сейчас он используется в карательной операции на востоке страны.

Завод включили в программу гособоронзаказа. Заводчане стали стабильно получать зарплату (даже перешли на систему аванс-получка, чего не было с советских времен), идет постоянный набор новых сотрудников. Правда, малышевские показатели выглядят красиво, пока их не сравнишь с советским потенциалом завода. Тогда на предприятии работало 45 тыс. человек, сейчас с учетом набора – около 3 тыс. Раньше завод «выдавал на-гора» по пять танков в день, сейчас на эту цифру предприятие выходит в течение нескольких месяцев. Загрузить работой советскую махину или то, что от нее осталось, – вещи разного порядка. 

Находят выход из положения и другие предприятия оборонки. Концерн «Мотор-Сич», лидер по производству авиадвигателей, ранее до 90% своего экспорта направлял в Россию. Естественно, запрет на сотрудничество ударил по предприятию. Завод даже долгое время пытался сохранить контракты обходными путями (поставки через Беларусь и т.д.). После обвального 2014 года ситуация начала стабилизироваться. По итогам 2015 г. концерн даже заработал 3,7 млрд. грн. чистой прибыли.

Помимо внутренних заказов, «Мотор Сич» стал участвовать в совместном украинско-китайском проекте строительства завода по производству двигателей типа ТВ3-117 для вертолетов. Интерес к двигателям проявляет Индия: Д-436-148ФМ, разрабатываемый совместно с «Ивченко-Прогресс», будет штатным на самолетах АН-178, производство которых планируется в этой стране. «Мотор Сич» наладил сотрудничество с Польшей. Запорожские двигатели будут установлены на легком многоцелевом военном самолете Grot-2. Также новая версия двигателя МС-500В-03 будет поставляться для вертолета PZL W-3A Sokół.

Николаевский «Заря-Машпроект» 70% своей продукции экспортировал в Россию. Значительная доля запроектированных кораблей ВМФ России должны были получить николаевские газотурбинные двигатели. Переворот в Киеве перечеркнул все планы. Завод сейчас активно включают в антироссийские проекты с Индией.

Лидер отечественного ракетостроения днепропетровский «Южмаш» в наибольшей степени пострадал от антироссийских санкций. Предприятие практически остановилось. Заменить РФ пытаются контрактами с США и Бразилией. Здесь до выхода из кризиса еще далеко. Но в данном случае важно другое. «Южмаш» пока сохраняет потенциал. И как только появится возможность, его обязательно задействуют в антироссийских проектах. Кстати, КБ «Южное» уже участвует в создании ракетоносителя Antares американского производства. А Boeing проявил интерес к двигателям для ракеты-носителя, которые производятся на «Южмаше». В целом же для полноценной работы завода по подсчетам экспертов нужен портфель заказов минимум на $150 млн.

Если верить данным Госслужбы экспортного контроля поставки техники, украинский экспорт за последние годы относительно падает именно из-за сокращения продаж советского вооружения – его уже попросту нет. Зато в общем объеме экспорта увеличивается доля новых образцов военной техники. Экспорт их с каждым годом нарастает. Увеличивается и геополитический фактор в деле экспорта военной техники.

Весной с.г. между Украиной и Индией были достигнуты договоренности о сотрудничестве в ряде проектов военного и гражданского характера. В ходе выставки Defexpo India-2016 сторонами было подписано 15 меморандумов о сотрудничестве. В «Укроборонпроме» это так окрылило руководство, что было заявлено о планах вытеснить Россию с индийского рынка ремонта советского вооружения. Если верить словам замдиректора «Укроборонпрома» А. Херувимова, планируется организовать совместную украинско-индийскую военно-техническую комиссию для обеспечения сервисного обслуживания советского вооружения. Киев договорился о создании в Индии совместных предприятий по модернизации и ремонту советских ПВО: ЗРК «Квадрат», «Стрела-1», «Тунгуска», «Шилка», переносных комплексов «Игла» и «Стрела-2». А по словам руководителя военно-морских проектов «Укроборонпрома» Н. Гордиенко, концерн также предложил Индии новые методы обслуживания бывшего советского авианесущего крейсера «Адмирал Горшков», которые на 50% дешевле российского предложения.

Антироссийская направленность ряда контрактов видна невооруженным глазом. Подписан договор о сотрудничестве с индийским государственным заводом боеприпасов для адаптации российского танка Т-90 и организации производства его деталей в Индии. И договор с государственной Hindustan Aeronautics на поставку важных запчастей для самолетов марки Су российского производства. Также Украина предложила совместно разрабатывать системы ракетных пусковых установок с диапазоном 100 км – схожие с российскими системами «Град».

«Мы смогли совершить прорыв. Индия приняла решение покупать системы радиоэлектронной разведки, используемые для обнаружения и выслеживания самолетов-невидимок и ракет средней дальности «Вымпел Р-27» класса воздух-воздух у нас, вместо России», – с пафосом сообщал о достигнутых договоренностях советник главы «Укроборонпрома» П. Федорук.

Индийская компания Reliance Defence Ltd и украинский авиационный госконцерн «Антонов» будут совместно создавать многофункциональный транспортный самолет для военно-транспортной авиации и внутренних гражданских перевозок. Украинские военные эксперты полагают, что эти договоренности станут альтернативой замороженному ранее российско-индийскому проекту Multi-role Transport Aircraft (MTA). Речь идет о 500 машинах общей стоимостью $5,3 млрд. в течение 15 лет. Кстати, в ВВС Индии уже эксплуатируются более ста транспортных самолетов Ан-32 украинского производства.

Правда, украинские производители, экономика страны особо не выиграют от этого контракта. Местом производства самолетов будет первый индийский интегрированный Аэрокосмический технопарк в аэропортовом центре Михан, штат Махараштра. Украина, по сути, будет торговать технологиями. Конечно, марионеточное киевское правительство готово пойти на любые уступки, лишь бы отчитаться перед своими хозяевами об очередной антироссийской победе. Но России от этого легче не станет. 

Справедливости ради, стоит отметить, что есть заказы и для украинских производителей. Николаевский «Зоря-Машпроект» будет поставлять двигатели для индийских кораблей. К слову, всего за последние 10 лет между Украиной и Индией были подписаны и выполнены более 700 оборонных контрактов на сумму более $2 млрд. Оборот торговли товарами оборонного назначения между двумя странами сейчас составляет более $100 млн. в год. Благодаря новым контрактам его планируют увеличить до $500 млн.

Вслед за Индией инвестировать в украинскую оборонку решила Турция – по понятным для всех причинам. 19 мая во время рабочего визита в Турцию президент П. Порошенко заявил о подписании т.н. имплементационного плана военного сотрудничества до 2020 года. Речь идет о взаимной подготовке войск, консультативно-совещательной помощи, сотрудничестве между видами вооруженных сил и т. п. Также было заявлено, что предприятия украинского ОПК примут участие в создании Турецкого национального ракетного комплекса наземного базирования и в реализации программы турецкого боевого танка «Алтай».

В планах Киева – сотрудничество с Анкарой в авиапроектах, в производстве двигателей для самолетов и вертолетов. В апреле между «Укроборонпромом» и турецкой Havelsan (Фонд турецких вооруженных сил) был подписан меморандум о совместной разработке и производстве радиолокационных станций. Также Турция нуждается в вертолетных двигателях для перспективного боевого вертолета Т129, это – возможный контракт для запорожского «Мотор Сич».

Нет сомнений в том, что Запад и дальше будет использовать украинский ОПК в антироссийских проектах. Тем более что «Укроборонпром» уже определил стратегию своего развития – вооружение ВСУ для дальнейшей эскалации конфликта на востоке страны, налаживание сотрудничества со странами Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке, где расположены как откровенные недруги России, так и потенциальные заказчики ВВТ российской оборонки.

Теги: Украина  НАТО  США  
Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1297