«Дело 2 мая». Ничего, кроме изощренных издевательств
05.06.2016 | Яна ГОРДИЕНКО | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Без всякого преувеличения изощренным издевательством можно назвать то, как обходятся правоохранители Одессы с политзаключенным по т.н. «делу 2 мая» Евгением Мефедовым, гражданином Российской Федерации. Два раза один из районных судов выносил решения об изменении меры пресечения: под залог – 27 ноября 2015 г. и под домашний арест – 27 мая нынешнего года. И оба раза эти решения были отменены. Дать реальную надежду на скорое освобождение из тюрьмы и тут же лишить ее – может ли быть более жестокой моральная пытка над заключенным?

* * *

Под арестом в СИЗО Евгений находится с мая 2014 г., т.е. уже более двух лет, столько же времени продолжается судебный процесс об уличных беспорядках в Одессе 2 мая того же года. В тот роковой день ему посчастливилось не пострадать в уличной бойне, устроенной украинскими неонацистскими боевиками в центре города. А еще, вернувшись на Куликово поле, Евгений оказался, как и почти 50 официально признанных жертв, внутри Дома профсоюзов, где не сгорел, не угорел и не был убит беснующейся от вида горящих людей толпой под сине-желтыми прапорами. Практически сразу же после выписки из ожогового центра он был арестован.

Е. Мефедов представляет особый интерес для СБУ в силу его российского гражданства. Как и находящийся в застенках по тому же «делу 2 мая» еще один гражданин Российской Федерации антимайдановец Максим Сакауов. По версии украинских спецслужб, эти парни должны были олицетворять «российский диверсионный след» в трагических событиях 2 мая. Их российские паспорта оказались основной уликой на суде. Правда, позднее столь драгоценный документ Мефедова киевские следователи умудрились потерять, что добавляет лишний штрих к представлению об уровне следствия вообще и отдельных следователей по особо важным делам в частности.

Максим Сакауов

Остальные доказательства, представленные прокуратурой в суде, можно было бы рассматривать как анекдот, если бы все происходящее не было более чем грустным и оттого абсолютно абсурдным. Так, еще одним, кроме утерянного следствием паспорта РФ, «доказательством» вины Мефедова по версии прокуратуры стало то, что 2 мая 2014 г. он… разговаривал по телефону. Причем с кем, так и осталось неизвестным – выяснить биллинг следователи за два года «работы» так и не удосужились. Наверное, самым убедительным доказательством стороны обвинения должны были стать видеозаписи уличных столкновений, смонтированные (!) таким образом, что на них вообще невозможно различить участников беспорядков – все в масках. Более-менее похожие на подсудимых мужчины оказывают первую помощь пострадавшим…

Зато видеозаписи, приобщенные к делу по ходатайству защиты обвиняемых, зафиксировали множество молодчиков с сине-желтыми лентами на одежде или в камуфляже с нашивками в виде украинского прапора с цепями, нунчаками, не говоря уже о битах в руках. Причем активно применяющих все это холодное оружие.  

Стоит отметить, что свидетели обвинения – матери погибших 2 мая в уличных беспорядках одесситов, заявили в суде о невиновности подсудимых и продолжают утверждать: их детей «убили совсем другие люди».

Есть у прокуратуры и свидетель из среды антимайдановцев. Это наркозависимый и ранее судимый гражданин Украины по фамилии Посмиченко. В отношении его сработала привычная для «свидомого» следствия схема: зависимый человек признает себя виновным и дает показания против своих товарищей, за что получает свои «30 сребренников» в виде символического «наказания» и дозы. Именно этот «свидетель», постоянно меняющий показания, пропускающий заседания суда по причинам или «болезни», или «угроз от неизвестных лиц», стал разменной монетой в деле Евгения Мефедова…

Евгений Мефедов

* * *

В общем, не зря коллегия судей посчитала действия обвинения по «делу 2 мая» некомпетентными и даже вознамерилась потребовать от генерального прокурора наказания виновных в «постоянной неподготовленности к судебному процессу и неадекватности предоставляемых доказательств». В свою очередь, прокуратура Одесской области начала уголовное производство по факту вынесения судьями заведомо неправосудных решений (ч.1 ст.375 УК Украины). Некоторые комментаторы считают подобные действия попыткой давления на суд. Тем не менее более вероятным можно считать стремление отвлечь внимание общественности, в том числе и «патриотической», от полного провала прокуратуры в «деле 2 мая», переключив «стрелки» на судей. Ведь не исключен оправдательный приговор.

Стоит отметить и факты самых настоящих бандитских шабашей, устраиваемых украинскими националистами в зале суда и под его стенами, стоит возникнуть ситуации, когда обвиняемым в связи с истечением срока ареста и отсутствием доказательств со стороны обвинения может быть изменена мера пресечения. Адвокаты антимайдановцев даже подавали особое ходатайство с требованием пресечь возможную связь действий прокуратуры и активистов т.н. патриотических организаций. Впрочем, оно было отклонено судом, что и  неудивительно.

* * *

В то же время затянувшийся процесс по «делу 2 мая» начинает вызывать раздражение не только у международных правозащитников, но и официальных органов ЕС и США. Так, Госдепартамент не так давно обнародовал доклад о правах человека за 2015 год, в котором заявил, что у Украины есть проблемы не только с коррупцией, но и с правосудием. Особое возмущение «хозяев» нынешнего Киева вызвал упомянутый в докладе факт «так и не разрешенной проблемы расследования трагедии в Одессе 2 мая 2014 года». Также украинские власти получили нарекания от ЕСПЧ, который готов сам рассмотреть «дело 2 мая». Совет по правам человека при Президенте Российской Федерации, Агентство по правам человека, офис спецдокладчика ООН по несудебным казням – все они обращают внимание на «дело 2 мая», в котором обвиняется только одна сторона, оппозиционная к нынешней власти. Кроме того, все находящиеся в СИЗО обвиняемые по т.н. «делу 2 мая» находятся в списках на обмен военнопленными. Об этом сообщила уполномоченный по правам человека ДНР Дарья Морозова.

В свою очередь, и Управление верховного комиссара ООН по правам человека «обеспокоено продолжающимся судебным разбирательством в отношении лиц, выступающих за федерализацию Украины, которые участвовали в массовых беспорядках в центре города 2 мая 2014 г. Это разбирательство характеризируется необъективностью, процессуальными нарушениями и давлением на судей со стороны сторонников единства Украины», говорится в отчете Мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине.

Очевидно, международное давление стало причиной таких столь неожиданных судебных решений, как изменение меры пресечения на домашний арест пятерым из десяти находившимся в СИЗО обвиняемым.

Одновременно решение об освобождении под залог оставшихся пятерых арестованных антимайдановцев от 27 ноября 2015 г. стало драматичным для Е. Мефедова. А таковым оно стало потому, что залог – многотысячная сумма, которую его родителям удалось собрать всего за сутки, был выплачен, но Евгения так и не освободили. Некоторую часть этой суммы собрал Фонд помощи политзаключенным, но основная часть была получена путем продажи квартиры. И вернут ли этим несчастным людям их деньги, неизвестно.

Решение суда об освобождении под залог подсудимых антимайдановцев было отменено под давлением банд украинских националистов, которые взяли в заложники коллегию судей и буквально терроризировали город, блокируя выезды из СИЗО. Абсолютно безнаказанно, кстати.

В зале суда

В отчаянии Евгений Мефедов вскрыл себе вены прямо в зале суда. Врачи оказали помощь, вызвали даже психиатра, который констатировал у обвиняемого состояние психоза. После очередного необоснованного продления срока ареста, а именно 8 апреля, он объявил голодовку. 29 апреля голодовку объявил и Максим Сакауов. До рассмотрения его участия в трагедии 2 мая суд еще не дошел, и с учетом «скорости» процесса процесс может растянуться еще на годы…

В отличие от содержания в России «голодавшей» до очевидной прибавки в весе Н. Савченко, в одесском СИЗО медицинская помощь практически не оказывается, в том числе и лицам, объявившим голодовку в знак протеста. Состояние политзаключенных ухудшается и приближается к критическому.

И вот на таком «фоне» Малиновский районный суд 27 мая принимает решение об изменении меры пресечения для Мефедова на домашний арест. Блокирующие здание суда националисты активизируются, те из них, которые находятся в зале, пытаются напасть на судей, но их оттесняет нацгвардия. Мефедова под предлогом защиты от толпы национал-бандитов увозят в автозаке. Появляются первые сообщения о новом деле против него. И только на следующий день, 28 мая, становится известным, что в отношении Мефедова ночью срочно открыли еще одно уголовное дело: он якобы по «Вайберу» угрожал убийством свидетелю обвинения Посмиченко, причем на почве национальной неприязни (ст. 129 УК Украины – угроза убийством).

Конечно же, большие сомнения вызывает сама возможность для заключенного пользоваться таким приложением, как «Вайбер», даже за большие деньги. Но пока будут разбираться, пройдет еще не один месяц тюремного заключения. Только теперь не в СИЗО, а пока еще в ИВС.

Такая судебная эквилибристика не может не возмущать нормального человека. Вот и помощник Генерального секретаря ООН по правам человека Иван Шимонович возмутился ситуацией с гражданином Российской Федерации Евгением Мефедовым. Мало того, он намерен поднять этот вопрос в ООН.

Но все же спасение Евгения Мефедова и Максима Сакауова должно стать делом чести Российской Федерации. Это как раз тот случай, когда можно и нужно подтвердить на практике: русские своих не бросают.

__________________

Фото – http://infocenter-odessa.com/

Теги: Одесса 
Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:620