Новая попытка вооруженного мятежа в Казахстане
07.06.2016 | Замир КАРАЖАНОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Последние события в Казахстане, где в минувшие выходные звучали выстрелы, говорит о том, что понятие «стабильность» в современном мире становится идеологическим клише. Гарантировать её трудно, по крайней мере усилиями только государства.

В выходные дни, в областном центре Казахстана городе Актобе, который находится на западе страны, произошла перестрелка. По словам очевидцев, после обеда неизвестная группа людей напала на два оружейных магазина и на воинскую часть Национальной гвардии РК. Были погибшие. В магазине от огнестрельного ранения скончался продавец, а в воинской части – офицер и солдат-контрактник.

В понедельник детально об инциденте в Актобе журналистам рассказал глава МВД РК Калмуханбет Касымов. Как отметил он, «сейчас у нас 12 убитых и 6 раненых». Но не всех удалось поймать и обезвредить, 6-7 человек скрылись с места происшествия с оружием. Арсенал они не смогли захватить, на руках у них 6-7 стволов. Фамилии беглецов установлены, и сейчас они разыскиваются правоохранительными органами республики.

Главное, К. Касымов развеял все сомнения относительно причин перестрелки в Актобе. «Мы признаем, что это террористический акт однозначно. Поэтому в соответствие с существующим законом введен этот уровень операции. Здесь все силовые структуры приводятся на усиленный вариант. Мы переходим на охрану всех объектов», – сообщил в понедельник главный полицейский.

К слову, еще в воскресенье в Актобе ввели антитеррористический режим. В городе с перебоями работали интернет и сотовая связь, сделать так посчитали нужным силовики. Об этом сообщил в понедельник К. Касымов. Однако такой режим принес неудобства жителям города. Многие хотели просто сообщить родным и близким, что с ними все в порядке, но прорвать информационную блокаду получилось не у всех.

Усиленные меры безопасности были предприняты в Мангыстауской области, которая расположена по соседству. Тем не менее, уверяет глава Актюбинской области Бердибек Сапарбаев, «ситуация находится под контролем», а жизнь в его регионе налаживается. «Все коммунальные службы, общественный транспорт и медицинские учреждения работают в штатном режиме. ЕНТ (единый экзамен для выпускников школ. – Ред.) будет проведено завтра, 7 июня», – отрапортовал глава области.

В свою очередь, премьер-министр страны Карим Масимов в ходе вчерашнего заседания правительства заявил: «Глава государства держит этот вопрос на контроле. Силовым органам нужно довести всю операцию до конца… всем государственным органам необходимо принять все соответствующие меры, а дальнейшие выводы будем делать. Получилось, что есть недоработки в нашем хозяйстве, мы должны здесь принять целый комплекс мер. Я буду держать этот вопрос на личном контроле по поручению главы государства».

Несмотря на признаки мирной жизни, в понедельник власти ввели по стране «желтый» уровень террористической опасности на 40 дней. Согласно ему, граждане должны проявлять бдительность и с пониманием относиться к мероприятиям, которые проводят правоохранительные органы – проверкам документов, личных вещей и не поддаваться панике. Так на стратегических объектах – аэропортах, вокзалах – дежурят вооруженные автоматами наряды полиции. Они не доставляют неудобств гражданам.

В стране на 40 дней объявлен «желтый» уровень террористической опасности

Казахстан считается оазисом стабильности на постсоветском пространстве, отчего возникает еще больше вопросов. Как такое могло произойти в стране, где межнациональное и межконфессиональное доверие высокое?

Прежде чем попытаться ответит на вопрос, стоит отметить, что это не первый случай в истории страны. В 2011 году в разных регионах Казахстана тоже стреляли. Кстати, тогда в недоумении оказался белорусский президент Александр Лукашенко, о чем, наверное, многие позабыли. Поскольку жарко было не только в образцово стабильном Казахстане, но и в традиционно спокойном арабском мире, куда пришла «политическая весна».

Являются ли нынешние события повторением пройденного? Наверное, нет. Поскольку развиваются в другой исторической ситуации. Теракты говорят только о том, что в современном мире стабильность и покой – явления редкие и никто не застрахован от всплеска насилия в обществе. Поэтому уместно не проводить исторические параллели, а вспомнить главный постулат теории катастроф, которая гласит, что большая трагедия – это следствие стечения нескольких неблагоприятных факторов.

Строптивый запад

Обращает внимание, что в последние годы беспокойство все чаще проявляют западные регионы страны. Месяц назад в Атырау перед местным акиматом собрались митингующие, недовольные земельной реформой. В 2011 году на западе Казахстана также наблюдалась сложная террористическая обстановка.

Эксперты такой феномен связывают не столько с адайцами, воинственным родом казахов, сколько с социально-экономической ситуацией. В западных регионах страны сегодня идет активная добыча газа и нефти. Это не российская Сибирь, где между городами тысячи километров, это заселенные области страны. О проблемах плохой экологии местное население знает не понаслышке.

Достаточно шаткая в регионе социальная ситуация. Имели место конфликты между иностранными и казахстанскими рабочими. Причина напряженности лежит в разном уровне доходов. Зарубежные специалисты не только хорошо устроились, но и получают хорошие оклады. Местным приходится работать и в жару, и в холод, но при этом получают они меньше. Напряженность – не важно, на какой почве она возникла, – выступает благоприятным фоном для разного рода террористических и радикальных структур.

Очевидно, что стабильность в западных регионах страны зависит не только от Астаны, но и от профессионализма местных органов власти. В Казахстане с эффективностью административного управления всегда были сложности. К примеру, в западных регионах автолюбители не могли заправить автомобили газом, несмотря на то, что он добывается в нескольких километрах от трассы.

Похоже, что в Казахстане давно пора пересмотреть региональную политику. Работа в области должна перестать быть местом «отсидки». Ранее в стране пытались вести рейтинг глав регионов с тем, чтобы стимулировать наиболее перспективных чиновников, премировать их за результаты работы. Но затея сошла на нет. А жаль!

Просвещенный ислам

Интересно, что РК в религиозной сфере давно прошла опасный участок. В начале 1990-х годов в республике доля верующих составляла меньше 10%, а в конце десятилетия – сотые доли процентов приходилось на атеистов. Это не просто большой рост, это «большой скачок» для общества, в сжатые сроки обращенного в веру. Из истории знаем, что такие процессы никогда не проходили спокойно. Но Казахстан – другая реальность.

Сегодня терроризм и экстремизм связывают с религиозной безграмотностью населения. Люди, которые имеют смутные преставления об исламе, могут легко попасться в сети радикалов. Так объясняются эпизодические теракты, поэтому панацеей от них рассматривается религиозное просвещение. Знание не только сила, но и залог стабильности!

Но «политика просвещения» пока не приносит свои плоды. Об этом говорят события в Актобе. «Предположительно, нападавшие являются радикальными приверженцами нетрадиционных религиозных течений», – сообщил ранее представитель МВД РК Алмас Садубаев.

В свою очередь, представители Духовного управления мусульман Казахстана (ДУМК) заявили, что за событиями в Актобе стоят не мусульмане, а какие-то фанатики. «В обществе прошла информация, – говориться в заявлении, – что к данным событиям причастны радикалы, прикрывающиеся религией. Однако это не так, так как ислам не разрешает безнаказанно убивать людей, несмотря на их вероисповедание или нацию».

В аналогичном духе высказались в Ассамблее народа Казахстана (АНК). По словам зав. секретариатом АНК Ералы Тугжанова, «события произошли в канун наступления священного для всех мусульман месяца Рамазан. Это – кощунственный акт, вызов всем нам, народу Казахстана».

Формально и неформально обе организации призваны быть проводниками интересов государства и общества в религиозной и межнациональной сфере. Их задача создавать благоприятный климат, где не только могут жить вместе представители разных конфессий и национальностей, но и должна исключаться какая-либо напряженность между ними. При этом АНК является консультативным органом при президенте и имеет представителей в мажилисе.

И ДУМК и АНК отреагировали на события в Актобе. Это хорошо! С другой стороны, инцидент произошел, и правоохранительные органы говорят о том, что за ним стояли «приверженцы нетрадиционных религиозных течений». В связи с этим возникает вопрос об эффективности общественных институтов в формировании духовной атмосферы. Конечно, ДУМК и АНК ведут работу. Но сколько ни говори «халва», во рту слаще не становится. Ценности нужно прививать, а не повторять об их важности. А это кропотливая работа, равно как объяснять людям, чем отличается истинный ислам от неистинного.

Далекое сирийское эхо

Едва конфликт в Сирии начал разгораться, как эксперты стали говорить о своих опасениях. Два года назад в глобальной сети появился видеоролик, где боевик ИГИЛ (запрещенная в России организация. – Ред.) на казахском языке призывал соотечественников принять участие в джихаде.

Отреагировали и власти. «В настоящее время в вооруженных конфликтах в Сирии и Ираке участвует немногим более 200 казахстанских граждан, вместе с которыми находятся также жены, вдовы и дети боевиков», – сообщил в марте этого года помощник президента Казахстана, секретарь Совета безопасности Нурлан Ермекбаев.

Страхи связаны с тем, что радикально настроенные граждане, примкнувшие к «террористическому интернационалу», вернутся на родину. В этом случае Казахстан может стать очередной мишенью для одиозных террористических структур, таких как ИГИЛ. Ведь кто думал, что политический кризис в Сирии обернется гражданской войной, где одним из участников конфликта окажутся террористы. Тем не менее это произошло.

Интерес к Казахстану повышенный, и не только у геополитических игроков, но и со стороны террористов. Как и в Сирии, здесь есть нефтяные скважины, а под боком находятся нестабильные страны Среднего Востока, российский Юг. Проще говоря, в шаге расположена инфраструктура террористов и проходят их коммуникации. В этом смысле громкие события в Актобе привлекают к себе особое внимание.

Добровольно бывшие боевики ИГИЛ не станут возвращаться на родину, где их ждет ответственность за участие в боевых действиях. Если они вернутся, то только тогда, когда Сирия перестанет быть для них убежищем. А как раз такой момент теперь настает. Сегодня боевики «Исламского государства» в Сирии оказались вне закона, и перспективы у них не радужные. Ничего не станем утверждать, но скажем, что разгром ИГИЛ повышает риски не только для Казахстана, поскольку в рядах боевиков также были замечены выходцы из других республик Центральной Азии.

Сегодня, когда стихли выстрелы в Актобе, очевидно, что предупредить терроризм сложно, искоренить его практически невозможно, но снизить для страны и ее граждан террористические риски – вполне достижимая задача. Об этом говорит опыт того же Израиля, который раньше других вступил в эпоху терроризма. Но для этого требуются профессионализм спецслужб, воля со стороны государства в борьбе с террором и эффективная работа госструктур, активная и непримиримая позиция общества.

________________________

Фото – http://ria.ru/analytics/20160606/1443543523.html

Теги: Казахстан 
Рейтинг Ритма Евразии:
3
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1150