Сами себя обхитрили, или Печальный сказ о двух заводах в Латвии
16.06.2016 | Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Развитая промышленность некогда была одной из визитных карточек Латвии. Но сейчас здесь умирают даже те предприятия, которые сумели пережить лихолетье 1990-х. В частности, на краю гибели оказались два крупных завода, располагающихся в противоположных концах государства – «Лиепайский металлург» (ЛМ) и Даугавпилсский локомотиворемонтный завод. Сотни их сотрудников выкидывают на улицу, обрекая в большинстве на участь гастрабайтеров, зарабатывающих на нелегкий кусок хлеба в других странах.

Затопление флагмана

Минувшая весна поставила, похоже, окончательную точку в полуторавековой истории флагмана латвийской металлургической промышленности – украинская компания KVV Group, заполучившая контроль над предприятием два года назад, приняла решение о консервации завода «Лиепайский металлург». Украинцы заявили, что пошли на это ввиду сохраняющихся долгосрочных негативных факторов: кризиса, охватившего мировой металлургический рынок, долговых обязательств перед обеспеченными кредиторами и незаинтересованности государства в оказании поддержки отрасли.

Тут надо напомнить, что к концу 2012 года электросталеплавильное производство на заводе достигло показателей в 850 тысяч тонн в год. «В 2012 году на ЛМ трудилось 2300 человек! Посчитайте – с семьями. Подумайте, что означает лишиться работы в одночасье – в нашей стране и в наше время – такой массе ЖИВЫХ людей? Впрочем, деятельность такого предприятия, как «Лиепайский металлург», нельзя и глупо рассматривать отдельно. Кто-то организовывал питание для рабочих и служащих, кто-то мыл окна и менял коврики в офисе, поставлял оргтехнику и компьютеры. В том же 2012-м «Лиепайский металлург» обеспечил треть перевалки грузов в порту, что-то около 2 млн. тонн. Подумайте об этом. И о людях, которые работали в этих компаниях, и о судьбе самих компаний», – пишет латвийский публицист Вадим Алексеев.

Из-за ухудшения экономической ситуации в ЕС ЛМ пришлось переориентироваться на рынки третьих стран, и почти половина продукции стала уходить в Алжир. Завод взял на себя при этом транспортные расходы, что ещё более снизило рентабельность. Годом позже руководство объявило, что предприятие испытывает финансовые трудности, а вскоре основное производство остановилось из-за нехватки оборотных средств. Объявились кредиторы (среди которых оказались Госказна, концерн «Латвийский Газ», банки SEB и Citadele), потребовавшие, чтобы основные владельцы ЛМ – бизнесмены Сергей Захарьин, Илья Сегал и Киров Липман – передали им свои акции. Государство объявило, что намерено спасти завод, являвшийся крупным налогоплательщиком: в 2012 году им было уплачено государству 9,4 млн. латов (около 15 млн. евро). Однако ситуация усугубилась тем, что три крупнейших акционера перессорились между собой. В итоге из-за долгов завода на общую сумму 183,6 млн. евро инвесторы просто оказались не заинтересованы вкладывать в предприятие какие-либо суммы.

Начался процесс неплатежеспособности, в ходе которого уволили всех оставшихся сотрудников. Кредиторы заключили с консалтинговой компанией Prudentia договор об организации продажи неплатежеспособного завода, и вскоре предложения отправились на адреса более 70 потенциальных покупателей из всех регионов мира. На торг выставили основное производство ЛМ, плавильный и прокатный цеха, оборудование и прочее недвижимое и движимое имущество.

Отдали предпочтения «небратьям» России и…

Хотя заинтересованность в предприятии высказывали несколько крупных российских фирм, Кабмин решил в октябре 2014-го сбыть его украинской компании KVV Group. Её хозяин Валерий Кришталь пообещал «оживить предприятие», а тогдашний министр финансов Андрис Вилкс заявил: «Это отличная новость для работников, для Лиепаи и всего государства, так как один из крупнейших в Латвии заводов возобновит работу». Общая стоимость сделки составила 107 млн. евро (для сравнения – российский предприниматель Игорь Шамис предлагал 120 млн.). Основную сумму новоявленные владельцы пообещали вносить по частям в течение десяти лет. Работа возобновилась в марте 2015-го, а к маю завод, коллектив которого достиг 960 человек, выпустил 90 тысяч тонн стальной арматуры. Однако вскоре ЛМ опять начал увольнять рабочих и в больших количествах – новые хозяева завода объясняли это тем, что высокие латвийские цены на электричество обусловили неприемлемую себестоимость продукции.

Ситуацию в ироническом тоне откомментировал у себя в блоге известный латвийский бизнесмен и публицист Сергей Васильев (Seva-Riga): «В то время, когда на Украине вовсю уже шли скачки, а нормальные люди крутили пальцем у виска на каждую инициативу, исходящую от небратьев, правительство Латвии гордо заявило, что нашло-таки Стратегического Инвестора на один из динозавров советской промышленности на своей территории – Лиепайский металлургический комбинат. И этими стратегическими инвесторами, как вы уже наверно догадались, были те самые небратья. Нормальному человеку уже тогда было бы подозрительно, почему им не хочется инвестировать в собственные многочисленные металлургические предприятия, а хочется приобретать мощности, где рядом нет даже намека на месторождения железа, а любое топливо по его переработке стоит дороже украинского. Но правители Латвии не такие дураки, чтобы думать головой. А тут такой повод заслужить похвалу от Большого Брата, продемонстрировав ему, как крепнет латышско-украинский союз назло клятым москалям».

С. Васильев заключает: «Однако, как всегда, на хитрую задницу нашлось именно то самое, жовто-блакитное изделие. И вот, отпраздновав женский день, укродесант предъявил офигевшим прибалтам ультиматум, в котором небратья строго указали на недопустимость такого бизнеса, где за последний год инвесторы не увидели никакой господдержки. И если государство не соберётся оказать эту самую поддержку, то инвесторы остановят предприятие, устроив небольшой такой майданчик из рабочих и служащих завода, в одночасье лишившихся средств к существованию… Офигевшее правительство пыталось призвать к логике, в соответствии с которой платить должны не они, а как раз инвесторы. На что укроинвесторы предложили засунуть логику в то же место, в какое они отправят предприятие, если не получат искомой господдержки и много…» – заключил Васильев.

Многие специалисты считают главной причиной вторичной «смерти» ЛМ то, что Латвия, как и прочие страны ЕС, подписала конвенцию по развитию «зелёной» энергетики. Закон обязывает государственную компанию «Латвэнерго», поставляющую электричество физическим и юридическим лицам в стране, покупать «зелёную» энергию у многочисленных владельцев малых ГЭС по высоким ценам. Таким образом, чтобы деятельность «Латвэнерго» была рентабельной, в цену киловатта включается коэффициент обязательной электроэнергии (OIK) и  в результате появляется усреднённая цена.

«Плавка металла – процесс крайне энергоёмкий и потребляет очень, ну очень много электричества. И вот с условного первого числа то, что для завода ещё вчера стоило рубль, стало стоить три! Порядковое повышение цены на электричество сделало бизнес нерентабельным. А точнее – генерирующим убытки с завидной регулярностью», – сетует В. Алексеев. Результат известен: за три весенних месяца в Госагентстве занятости зарегистрировались 202 бывших сотрудника «Лиепайского металлурга».

Потеря восточного рынка

Даугавпилсский локомотиворемонтный завод (крупнейшее предприятие такого рода в регионе) тоже оказался в бедственном положении. С марта нынешнего года там уволено уже более 80 сотрудников, и остальные 558 тоже чувствуют себя крайне неуютно. Консолидированный оборот завода в первом квартале этого года составил 2,3 млн. евро, что на 37% меньше, чем в первом квартале 2015 г. Убытки предприятия в первом квартале этого года составили 960 тыс. евро, в прошлом году в этот же период они составляли 923 тыс. евро.

Мэр Даугавпилса Янис Лачплесис пообещал в телеэфире, что проблемы на заводе не приведут к социальной трагедии в городе, хотя он и сомневается, что предприятие сохранит статус крупнейшего работодателя в городе. Мэр проинформировал, что главной причиной бед является потеря восточного рынка, что связано с падением курса российского рубля. В Латвии нет такого большого рынка, который позволял бы за счет внутреннего спроса загружать завод на полную мощность. К слову, в 2006 г. предприятие отметило своё 140-летие – тогда здесь работало почти 1700 человек (некоторые трудились целыми семьями и династиями). В конце позапрошлого года здесь числилось уже лишь 930 сотрудников.

Новая полоса испытаний настигла заводчан начиная с декабря 2014 г. – сотрудникам некоторых цехов пришлось уйти в неоплачиваемый отпуск, зарплату стали выплачивать по частям, просочились слухи о возможных сокращениях. И действительно, с конца 2014 г., когда грянул кризис для предприятий, сотрудничавших с РФ, с локомотиворемонтного завода было уволено не менее 300 работников. Дело в том, что ранее ДЛРЗ выполнял много российских заказов – среди его партнеров значились Московская, Северная, Октябрьская, Горьковская железные дороги. «С девальвацией рубля работа на этом рынке стала, мягко говоря, бессмысленной. При пересчёте рубля в евро цена еле-еле покрывает материалы. На зарплату ничего не остается», – жалуются в администрации.

В бедах завода можно усмотреть не только чисто экономические, но и политические причины, в частности санкционную войну с Россией, в которой активно участвует и Латвия. «Никто не ожидал войны санкций, и что она отразится на нас так быстро. В итоге ещё несколько лет назад, проводя инвестиционную программу обновления парка станков, мы рассчитывали параллельно работе на российском рынке создавать западное направление сбыта. Но в итоге оказалось, что это делается не параллельно, а вместо», – жалуется председатель совета ДЛРЗ Олег Осиновский.

Конечно, и сами россияне не горят желанием обеспечивать заказами предприятия того государства, руководство которого призывает Брюссель проводить относительно РФ максимально жесткую политику. «Разве не министры из «Единства» (основная коалиционная сила в Сейме Латвии. – Авт.) высказывали и продолжают высказывать колкие упреки в адрес России, тем самым испортив отношения между нашими странами? А введенные санкции повлекли за собой падение курса рубля, и как следствие – уменьшение конкурентоспособности наших предприятий, работающих с восточным соседом, в том числе ДЛРЗ», – напоминает депутат Думы Даугавпилса Дмитрий Родионов.

И то россияне даже сейчас готовы идти навстречу. «Российские железные дороги ведь даже не включили локомотиворемонтный завод в свой план работы. Я просил господина Вешнякова (посол России в Латвии. – Авт.) о принятии более благоприятного для нашего завода решения. В результате при посредничестве ответственного министерства предприятие было включено в этот план. Другое дело, сможет ли ДЛРЗ предложить конкурентоспособную цену. Это уже чистый бизнес, на который ни я, ни посол России повлиять не можем», – подчеркивает мэр Даугавпилса.

Но, возможно, Даугавпилсский локомотиворемонтный ещё сумеет избежать печальной судьбы «Лиепайского металлурга»…

__________________________

Фото – http://rus.tvnet.lv/novosti/ekonomika/328520-daugavpilsskiy_lokomotivorjemontniy_zavod_rjeshil_zavojevat_rinok_jes

Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:10373