Польская юстиция: отрицаешь «русские зверства»? Сядешь «всего» на три года
26.06.2016 | Георгий ПАРФЕНОВ | 01.14
A
A
A
Размер шрифта:

В Польше с начала этого года по инициативе Министерства юстиции рассматривается законопроект, предусматривающий уголовное наказание за «неправильное», не соответствующее официальному мнение об истории страны. За минувшие полгода законопроект пережил даже определенную либерализацию: если поначалу за отрицание «коммунистических убийств», а также за утверждения, будто поляки были соучастниками геноцида евреев в годы Второй мировой войны, предполагалось сажать на пять лет, то теперь за эти и другие «искажения истории, вредящие доброму имени Республики Польша и польского народа», Минюст предлагает ограничиться «всего» тремя годами тюрьмы.

Защита «доброго имени Республики Польша» не вызывала бы возражений, если бы не возникал простой до наивности вопрос: а как быть с её собственными «скелетами», которых в польском «шкафу» немерено? Они сыплются оттуда, как бы официальная пропаганда ни стремилась к утверждению в общественном сознании единой и «правильной» версии истории.

Так, этой концепцией «единой версии» предусмотрен образ Польши в качестве страны-жертвы – без каких-либо вариаций. Конечно, именно Польша стала первым объектом гитлеровской агрессии во Вторую мировую войну. Но вера в «жертвенность» как-то уменьшается, если обратиться, например, к сентябрю 1938 г., когда Варшава, воспользовавшись Мюнхенским сговором Великобритании и Франции с Германией и Италией, отдававшем на заклание агрессорам Чехословакию, приняла участие в разделе последней. В день подписания сговора посол Польши К. Папэ направил министру иностранных дел Чехословакии К. Крофте ноту, в которой говорилось о «нетерпимом положении» польского населения в Тешинской области (Тешинской Силезии) и содержалось категорическое требование во имя нормализации двусторонних отношений «уступить» эту область.

Показательно, что предъявленное требование не было экспромтом. В мае того же года министр иностранных дел Франции Ж. Боннэ сообщил польскому послу, что план «о разделе Чехословакии между Германией и Венгрией с передачей Тешинской Силезии Польше не является тайной». В результате поляки, даже не дождавшись формального ответа Праги, заняли чехословацкую землю.

Военный атташе Германии поздравляет маршала Э. Рыдз-Смиглы с присоединением Тешинской области

Разодрав вместе с Берлином и Будапештом Чехословакию, Варшава готова была в союзе с Германией прирастить собственную территорию и за счет СССР. В январе 1939 г. министр иностранных дел Ю. Бек вел переговоры с германским коллегой И. фон Риббентропом и заявил, что в случае войны «Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Чёрному морю». Германия не сковывала этот полет фантазии, поскольку имела свой замысел территориальных обогащений, в т.ч. за счет самой Польши. План войны с последней – «Вайс» – в германских штабах к тому времени уже разрабатывался вовсю.

Антисоветский раж Варшавы и желание легкой наживы были так велики, что даже за считаные дни до нападения Гитлера не позволяли ей объективно взглянуть на ситуацию. Когда Советский Союз, Англия и Франция, пытавшиеся создать военный союз по сдерживанию гитлеровской экспансии, запросили Варшаву относительно пропуска советских войск через ее территорию к границам Третьего рейха, был получен категорический отказ. 19 августа один из руководителей государства маршал Э. Рыдз-Смиглы заявил, что «независимо от последствий, ни одного дюйма польской территории никогда не будет разрешено занять русским войскам». А ведь военная конвенция СССР, Англии и Франции с подключением малых государств Восточной Европы могла бы решить проблему отпора германской агрессии, предотвратить начало мировой войны и тем самым уберечь ту же Польшу от смертоносного удара вермахта.

Об этом польская историография умалчивает, делая акцент на «жертвенности» своей страны. Не любит она распространяться и на тему того, как Варшава вела себя после окончания Второй мировой. А на бывшей немецкой территории она вела себя так, что и обвинения в военных преступлениях не будут лишними.

Начиная с зимы 1945 г. с освобожденной польской территории, а затем с земель в Силезии, Померании и Восточном Бранденбурге, переданных Польше после разгрома Третьего рейха, началось массовое изгнание немецкого гражданского населения, сопровождавшееся лютыми зверствами. Мужчин грабили и убивали, женщин насиловали. Тех, кто пока оставался в местах прежнего проживания, подвергали гонениям по образцу тех, что практиковали нацисты в отношении евреев. Например, заставляли носить на одежде отличительные знаки, чаще всего белую повязку на рукаве, порой со свастикой.

С окончанием боевых действий польские власти начали сгонять оставшееся немецкое население в концентрационные лагеря, отнимая детей у родителей. Взрослых использовали на принудительных работах, а содержали в лагерях так, что умирал каждый второй. По оценкам Союза изгнанных немцев, потери в ходе изгнания из Польши составили около 3 млн. человек.

«Бреслау, Оппельн, Глейвиц, Глогау, Грюнберг – это не просто названия, но воспоминания, которые будут жить в душах не одного поколения. Отказ от них – предательство», – заявил в 1963 г. тогдашний канцлер ФРГ Вилли Брандт.

Возьмем и еще один сюжет. В последние годы в Польше раскручивается культ т.н. проклятых солдат – членов антисоветского подполья, действовавшего на территории Польши, Западной Белоруссии и Западной Украины. Правда, в действующем с 2011 г. законе, в соответствии с которым ежегодно 1 марта отмечается как государственный День памяти «в честь "Проклятых солдат"», последних именуют по-другому – «героями антикоммунистического подполья, которые, защищая независимость Польского государства, право на самоопределение и демократические принципы польского общества, с оружием в руках или иным способом противостояли советской агрессии и навязанному коммунистическому режиму».

«Независимость Польского государства, право на самоопределение и демократические принципы» эти «герои» отстаивали, нанося Красной армии, изгонявшей нацистов из Польши, удары с тыла. Члены Армии Крайовой, Народовых Сил Збройных и других националистических организаций и групп предпочитали «героически» воевать с тыловыми подразделениями Красной армии и местной администрацией, но не с частями вермахта. Они нападали на советские военные комендатуры, охрану военных коммуникаций, оружейных и продовольственных складов, небольшие группы или отдельных советских военнослужащих. Солдат и офицеров Красной армии силой захватывали в плен, зачастую пытали, расстреливали или, разоружив и ограбив, уводили в «лес», где они исчезали навсегда и без следа. Только на территории Белорусского военного округа и Польши к декабрю 1944 г. уже было убито 310 военнослужащих и 92 ранено.

По существу против Советского Союза и его армии велась необъявленная война. Информация о непрекращающихся убийствах советских военнослужащих подпольными отрядами, подчиненными эмигрантскому правительству Польши, пребывавшему в Лондоне, была доведена И.В. Сталиным до премьер-министра Великобритании и президента США. 8 декабря 1944 г. Сталин написал У. Черчиллю, что «из-за спины» лондонского правительства ведется преступная террористическая деятельность против советских офицеров и солдат. «Мы, – утверждал советский лидер, – не можем мириться с тем, что поощряемые польскими эмигрантами террористы убивают наших людей в Польше, ведут преступную борьбу против советских войск, освобождающих Польшу. В этих людях мы видим союзников нашего общего врага…» Аналогичное послание советский лидер направил 27 декабря 1944 г. Ф.Д. Рузвельту.

Гибли советские воины, и как Верховный Главнокомандующий Сталин отдал приказ навести «порядок и спокойствие в тылу Красной армии». Естественно, политические бандиты отлавливались, а кто отказывался сдаться – уничтожался.

Сегодня тех, кто считает эти меры обоснованными и законными, польская юстиция и будет преследовать. И заодно – признавать статус национальных героев за настоящими военными преступниками.

В декабре 1946 г. отряд капитана Ромуальда Райса (кличка Бурый) ворвался в белорусскую деревню Залешаны под Белостоком. Дома сжигались, их хозяев убивали вместе с детьми, многих сожгли живьём. В 1949 г. Бурый был арестован и по приговору суда расстрелян. Это не помешало уже современному польскому суду реабилитировать преступника. Райс и такие, как он, сегодня объявлены национальными героями 

______________________

Фото – http://gallery.ykt.ru/photo/view/569199; http://mywebs.su/blog/history/31104/

Теги: СССР  Польша 
Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:670