Саммит Шанхайской организации сотрудничества: рождение Большой Евразии
27.06.2016 | Ольга СУХАРЕВА | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Возникновение 20 лет назад Шанхайской «пятёрки» – прообраза Шанхайской организации сотрудничества - многими в мире воспринималось весьма сдержанно. Некоторые западные эксперты даже радовались: Китай, как мощный геополитический игрок, решил вытеснить из Центральной Азии ослабевшую Россию. Однако были в США и те, кто усмотрел в новой организации угрозу американским интересам, критикуя Белый дом за недостаточное внимание к объединению, одной из целей которого было продекларировано совместное обеспечение безопасности.

***

Время для изменения отношения к ШОС наступило в 2005 году, после принятия декларации с призывом к США определиться со сроком вывода военных баз из Узбекистана и Киргизии. Разумеется, это вызвало негативную реакцию Вашингтона, после чего на Западе стала насаждаться точка зрения об антиамериканской направленности ШОС. Тем не менее огромным потенциалом стран организации в области энергоносителей серьезно заинтересовались их крупнейшие потребители – Евросоюз и Япония. Однако дальше интереса их сотрудничество не продвинулось.

Вместо этого интерес к политико-экономической интеграционной структуре проявили соседи Казахстана, Киргизии, Китая, России, Таджикистана и Узбекистана. Возникла четырехступенчатая структура сотрудничества ШОС, в которой, помимо стран-членов, появились государства-наблюдатели, кандидаты в наблюдатели, а также партнеры по диалогу. На начало июня 2016 года наблюдателями числились Афганистан, Белоруссия, Монголия, Индия, Иран, Пакистан. Заявки кандидатов в наблюдатели имелись от Азербайджана, Армении, Бангладеш, Сирии и Шри-Ланки. Партнерами по диалогу числились Азербайджан, Армения, Камбоджа, Непал и Турция.

***

23-24 июня в Ташкенте прошел очередной саммит ШОС, приуроченный к 15-летию создания организации. Впервые после 2001 года Шанхайская организация сотрудничества «дала добро» на прием в свой состав двух новых полноправных членов, которых многие эксперты окрестили «заклятыми друзьями» – Индию и Пакистан. Что ж, учитывая непростые взаимоотношения двух бывших британских колоний, такое определение не так уж и незаслуженно. Тем не менее Дели и Исламабад проявили политическую волю для решения взаимных противоречий, продемонстрировав стремление к сотрудничеству в рамках ШОС. Не менее болезненный диалог ради сотрудничества пришлось провести руководителям Китая и Индии, но, как видим, он завершился успехом, и в 2017 году Индия и Пакистан официально станут членами организации.

Расширение коснулось не только группы членов организации. Как сообщил спецпредставитель президента РФ по делам ШОС Бахтиер Хакимов, в очереди на членство стоят четыре государства-наблюдателя, а на различные уровни сотрудничества претендуют Сирия, Египет, Бангладеш и Израиль, подавший заявку в 2016 году. По заявлению Александра Лукашенко, Белоруссия, получившая статус партнера по диалогу лишь в 2010 году, а государства-наблюдателя – в 2015-м, тоже «не собирается засиживаться на скамейке запасных».

Главы государств-членов Шанхайской организации сотрудничества

Главы государств-членов Шанхайской организации сотрудничества, главы государств и правительств стран-наблюдателей в ШОС и главы делегаций международных организаций

Таким образом, как отметили во время саммита многие руководители государств, в уже существующей конфигурации Шанхайская организация сотрудничества объединяет более 60% территории Евразии, 45% населения планеты, свыше 19% мирового ВВП. И это далеко не предел, поскольку в кулуарах саммита назывались некоторые государства, также изъявляющие желание воспользоваться перспективами сотрудничества в рамках ШОС. В частности, впервые на встречу лидеров приехал президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов. Разумеется, его планы относительно вхождения в том или ином статусе в ШОС – лишь предположения, но до сих пор официальный Ашхабад держался в стороне от всех встреч, темой которых были азиатские интеграционные процессы.

Еще один важнейший итог ташкентского саммита – снятие возражений против интеграции в организацию Ирана, который участники саммита видят в будущем обязательным членом ШОС. В результате все транзитные пути из Азии в Европу, за исключением морского пути через Суэцкий канал, окажутся под контролем организации. При этом окажется близка к реализации давняя мечта казахстанского президента о «Большом Евразийском партнерстве», в котором, помимо ЕАЭС, непременно должны участвовать Китай, Индия, Пакистан и Иран.

***

Знаковым событием, произошедшим во время саммита, стало обнародование окончательных результатов референдума о выходе Великобритании из Евросоюза. Показательный контраст: ЕС потерял своего члена, являвшегося крупным донором, именно тогда, когда евроазиатское объединение, построенное по более гибкой схеме, расширилось за счет двух огромных государств, двух ядерных держав. Следом за англичанами о желании провести подобные референдумы о выходе из ЕС заговорили во Франции, Италии, Австрии, Голландии.

Разумеется, причины интеграционных процессов в ШОС и дезинтеграционных в ЕС имеют совершенно различную природу, поэтому нельзя утверждать, что Шанхайская организация сотрудничества лучше, а Евросоюз хуже. Эти два межгосударственных образования абсолютно разные и по целям, и по структуре, и по принципам взаимоотношений их членов. Различен и подход к партнерству друг с другом.

Если Евросоюз, где в последнее время опять робко заговорили о «Европе от Лиссабона до Урала» (вовсе не до Владивостока, как предлагал российский президент), чтобы добиться от России отмены контрсанкций, то лидеры ШОС не отрицают возможности распространения партнерских отношений на государства, входящие в Евросоюз. Без каких-либо предварительных условий.

Немаловажным является тот факт, что Евросоюз критично зависит от государств, входящих на разных уровнях интеграции в состав ШОС. Это касается и энергоносителей, и сырья, и многих товаров, включая высокотехнологичные. Но более всего ЕС зависит от гигантского рынка сбыта, уже сейчас охватывающего, повторимся, 45% населения планеты. Государства, входящие или собирающиеся войти в Шанхайскую организацию сотрудничества, также нуждаются в товарах, технологиях и инвестициях Европы, но по мере расширения своего объединения становятся все более самодостаточными. Уже в среднесрочной перспективе за счет интеграционных процессов экономик внутри ШОС эти потребности станут настолько некритичными, что экономические отношения с ЕС могут отойти на второй план.

По окончании заседания Совета глав государств-участников ШОС. Владимир Путин с президентом Узбекистана Исламом Каримовым (слева) и председателем Китайской Народной Республики Си Цзиньпином

***

Разумеется, как между государствами, в различной степени интегрированными в ШОС, так и внутри них самих немало весьма острых проблем, но примеры успешно решенного конфликта между руководителями Узбекистана и Киргизии накануне саммита и вынесенных за рамки ШОС противоречий в треугольнике Пакистан–Индия–Китай показывают, что в рамках организации они способны решить эти проблемы. Решить и развиваться дальше, проводить не только интеграцию отдельных стран, но и «интеграцию интеграций», как, например, происходит сегодня с Евразийским союзом или проектом «Нового шелкового пути».

Эти процессы наталкивают на весьма любопытные вопросы: не опоздает ли Евросоюз в своем санкционном рвении строить Европу «от сих до сих»? Не придется ли ему в свете процессов объединения Евразии поневоле, чтобы не остаться на обочине происходящих процессов, присоединяться к «Евразии от Берингова пролива до Бискайского залива, от Бенгальского залива до Норвежского моря»? Исключительно ради того, чтобы не стать «кормовой базой» для американской, китайской, российской и индийской экономик. Ибо мировые лидеры меняются быстро, а старушка Европа давно утратила дееспособность и нуждается в уходе.

_________________________

Фото – http://www.kremlin.ru/events/president/news/52257

Теги: ШОС 
Рейтинг Ритма Евразии:
5
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1233