Встреча трех президентов по Нагорному Карабаху – без прорывов, но и без провалов
29.06.2016 | Саркис МАРТИРОСЯН | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

В Санкт-Петербурге 20 июня состоялась трехсторонняя встреча президентов Азербайджана Ильхама Алиева и Армении Сержа Саргсяна при посредничестве Владимира Путина. Её тема связана с самым сложным и взрывоопасным конфликтом на постсоветском пространстве – Нагорным Карабахом. Актуализация этой проблемы имела место в начале апреля и с легкой руки ряда экспертов была названа «четырехдневной войной», в ходе которой были задействованы тяжелые наступательные вооружения и погибли сотни военнослужащих.

Напомним, что международный мандат на урегулирование конфликта с 1992 года находится у Минской группы ОБСЕ (ее сопредседателями являются Россия, США и Франция). Согласно мандату, нагорно-карабахский конфликт должен быть урегулирован на основании принципов неприменения силы/угрозы ее применения, территориальной целостности и права наций на самоопределение (принципы ОБСЕ). Политико-правовой режим в зоне конфликта регулируется двумя следующими документами: соглашением «О прекращении огня», которое было подписано в мае 1994 года тремя сторонами конфликта (Азербайджаном, Арменией и непризнанной Нагорно-Карабахской республикой), а также трехсторонним соглашением «Об укреплении режима прекращения огня в зоне нагорно-карабахского конфликта», которое было подписано в феврале 1995 года при посредничестве России и Швеции (на тот момент она председательствовала в ОБСЕ). Оба соглашения являются бессрочными.

Особенностью ситуации является то, что, несмотря на решение Будапештского саммита ОБСЕ (декабрь 1994 года), которое признаёт Нагорный Карабах стороной конфликта, Степанакерт с момента переговоров в Ки-Уэсте (2001 г.) участия в них не принимает. Переговоры ведутся между Ереваном и Баку при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Согласно логике политико-дипломатического процесса, стороны (Баку и Ереван) должны поначалу согласовать основные принципы, исходя из которых должен быть урегулирован конфликт. После согласования принципов, которые в экспертном сообществе иногда называют «конституцией урегулирования», сторонами должно быть подписано всеобъемлющее политическое соглашение об урегулировании конфликта. Подготовленный к подписанию документ называется «Обновленные мадридские принципы» или в другой версии «Казанский документ», который был предложен к подписанию лидерам Азербайджана и Армении в 2011 году в Казани при посредничестве тогдашнего президента России Дмитрия Медведева. Однако в последний момент Баку выдвинул новые предложения по документу, и подписание не состоялось.

Особенностью ситуации является также то, что вышеупомянутое соглашение «О прекращении огня» по сей день имплементировано не полностью, а соглашение «Об укреплении режима прекращения огня в зоне нагорно-карабахского конфликта» вообще не имплементировано, т.к. де-факто оно не признается Баку. Об этом неоднократно заявлял Владимир Казимиров – дипломатический «отец» обоих соглашений, чрезвычайный и полномочный посол в отставке, в 1992–1996 годах глава посреднической миссии России, полномочный представитель президента РФ по Нагорному Карабаху, участник и сопредседатель Минской группы ОБСЕ. В последний раз он сделал это за 10 дней до вышеупомянутой встречи в Санкт-Петербурге в своей большой статье «Парадоксы политической преемственности».

В вопросе восстановления режима прекращения огня в зоне конфликта по итогам «четырехдневной войны» роль России, безусловно, стала решающей. Боевые действия были прекращены после встречи начальников генеральных штабов вооруженных сил Армении и Азербайджана 5 апреля в Москве, состоявшейся после активных посреднических действий со стороны России.

В этой сложной ситуации В. Путин и пригласил своих коллег из Азербайджана и Армении для проведения трехсторонней встречи «на полях» Международного экономического форума в Санкт-Петербурге. Возникает вполне естественный вопрос: в чем же непосредственный интерес России в налаживании диалога между двумя странами бывшего советского Закавказья? Как нам представляется, ответ может быть выражен в следующих тезисах:

- важно удержать статус-кво у своих южных границ и не допустить разрастания конфликта и его эскалации, что может привести к тому, что в него могут вмешаться крупные региональные игроки в лице Ирана и Турции (член НАТО);

- расползание конфликта у южных границ России может дестабилизировать ситуацию на Северном Кавказе, например в Дагестане, который граничит с Азербайджаном и южные районы которого в последние месяцы стали ареной террористической активности;

- «заморозка» конфликта является не самым приемлемым, но во многом вынужденным вариантом для России, т.к. позиции сторон в переговорном процессе остаются противоположными, и вероятность эффективного компромисса между ними пока крайне низка;

- возобновление широкомасштабных боевых действий может привести к такой ситуации, когда Москва будет вынуждена сделать выбор между своим военно-политическим союзником (Арменией) и важным партнером (Азербайджаном). Если такой выбор будет сделан, то позиции Москвы в регионе Южного Кавказа ослабнут, причем достаточно существенно.

Накануне встречи в Санкт-Петербурге президент И. Алиев предупредил, что хочет добиться качественно иного результата, а не просто повторения пройденного. «Если кто-то думает, что мы будем вести бессмысленные переговоры и последующие 20 лет, то сильно ошибается», – заявил азербайджанский лидер. Кроме того, в Баку полагают, что в военном отношении в «четырехдневной войне» был достигнут существенный успех, что дает право говорить более жестким тоном.

Не исключено, что в Баку предполагали, что сложилась благоприятная ситуация для урегулирования конфликта в его пользу. Под этим подразумевается вывод воинских подразделений Армии обороны НКР из пяти административных районов «зоны безопасности», находящихся за административными границами бывшей Нагорно-Карабахской области Азербайджанской ССР. Для подтверждения своей готовности говорить «с позиции силы» Баку начал масштабные оперативно-тактические учения (19-24 июня) с боевыми стрельбами, начало которых удивительным образом совпало со встречей в Санкт-Петербурге. В учениях под руководством министра обороны генерал-полковника Закира Гасанова были задействованы около 25 тысяч военнослужащих личного состава, более 300 танков и боевых бронированных машин, свыше 100 ракетных и артиллерийских установок, до 40 единиц военной авиации, более 30 систем ПВО, соединение кораблей ВМС и части спецназа. Комментируя учения, пресс-секретарь президента непризнанной НКР Давид Бабаян заявил: «В лице Азербайджана мы имеем деструктивного соседа и ненадежного партнера. Проведение учений в этот период – глупость и проявление шантажа».

Позиция руководства Армении выражалась в иной форме, которую можно свести к следующему: сначала имплементация соглашений 1994-1995 годов, а потом – переговоры по урегулированию. Из этого следовало, что Ереван, который одновременно представляет интересы и Степанакерта, будет добиваться имплементации механизмов контроля над режимом прекращения огня, что включает в себя расследование инцидентов и увеличение числа наблюдателей ОБСЕ (в настоящее время таких наблюдателей всего шестеро). Таким образом, позиция Армении была больше увязана с итогами майской встречи сторон в Вене. Отметим, что вопрос увеличения числа наблюдателей, которые подчиняются личному представителю действующего председателя ОБСЕ Анджею Каспржику (Польша), неоднократно поднимался с конца 2011 года со стороны сопредседателей Минской группы. Однако Баку, пользуясь своим правом «вето», регулярно блокировал увеличение финансирования по этой статье расходов в бюджете ОБСЕ.

По итогам встречи в Санкт-Петербурге президенты трех стран договорились придать дополнительную динамику урегулированию нагорно-карабахского конфликта, т.е. продолжить переговоры. Была также выражена приверженность нормализации обстановки на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе; стороны согласились также увеличить число наблюдателей ОБСЕ и наметили конкретные шаги по активизации переговорного процесса.

Таким образом, как и предрекали большинство информированных экспертов, какого-либо прорыва на встрече в Санкт-Петербурге не произошло. Это неудивительно, если учесть, что позиции сторон по вопросу урегулирования конфликта по-прежнему диаметрально противоположны. Но при этом Москва остается приемлемым для всех сторон конфликта модератором за столом переговоров и самым эффективным гарантом невозобновления широкомасштабных боевых действий.

Правда, трактовки итогов встречи сторонами переговоров сильно разнятся. Заместитель руководителя администрации азербайджанского президента Новруз Мамедов заявил, что «на этой встрече было отдано предпочтение поэтапному урегулированию конфликта. То есть в дальнейшем необходимо поэтапно идти к решению конфликта», – сказал он. По его словам, в первую очередь, это – освобождение пяти районов, затем двух и определение коридора, а в дальнейшем уже определение статуса Нагорного Карабаха. «По этим вопросам стороны в принципе достигли согласия». Глава МИД Армении Эдвард Налбандян на это заявил, что «на санкт-петербургском саммите не было достигнуто какой-либо договорённости по урегулированию конфликта».

В свою очередь, официальный представитель МИД РФ Мария Захарова призвала отказаться от недобросовестного толкования итогов встречи лидеров России, Азербайджана и Армении по урегулированию в Нагорном Карабахе. Она напомнила, что президенты в трехстороннем заявлении подтвердили договоренности, достигнутые ранее в Вене: «В этих целях они условились, в частности, увеличить число международных наблюдателей в зоне конфликта. Было также выражено удовлетворение сохраняющимся в последнее время режимом перемирия на линии соприкосновения. Я цитирую заявление, которое было опубликовано и доступно на всех официальных сайтах. Хотела бы озвучить коллективную просьбу руководствоваться именно оригиналом заявления, а не теми весьма недобросовестными заявлениями, в которых содержатся попытки интерпретировать итоги встречи».

Как нам представляется, вялотекущий политико-дипломатический процесс вокруг урегулирования и поддержания режима прекращения огня продолжится и в летний сезон. Он будет связан с ситуацией на линии соприкосновения сторон в Нагорном Карабахе и на армяно-азербайджанской границе. Возможное повышение уровня напряженности будет сопровождаться элементами челночной дипломатии в регионе со стороны членов МГ ОБСЕ. Баку не готов отказаться от политики силового давления на армянские стороны и будет делать попытки продолжать их. В свою очередь, позиция Степанакерта и Еревана остается жесткой. Сценарий повторения апрельской «четырехдневной войны» остается, увы, весьма вероятным, в том числе и в летне-осенний период.

Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2347