Украина. «Забытый» день сиротской Конституции
02.07.2016 | Глеб СЕЛИЖАРОВ | 00.28
A
A
A
Размер шрифта:

Как-то застенчиво отмечает Украина свой государственный праздник – День Конституции. Пожалуй, главным, если не сказать единственным, мероприятием можно считать устроенную Государственной архивной службой совместно с национальным заповедником «София Киевская» выставку документов, посвященную 20-й годовщине Конституции страны. В ее экспозицию включены документы и материалы, отражающие, по мнению устроителей, «важнейшие исторические моменты конституционных процессов». К таковым отнесены копии мифического «уникального памятника» – конституции гетмана Пилипа Орлика, универсалов украинской Центральной рады, конституции Украинской державы, акта об объединении Западно-Украинской народной республики с Украинской народной республикой.

Интерес могли бы вызвать представленные на выставке оригиналы документов, повествующих о событиях периода становления незалежной Украины и о подготовке и принятии ее Основного закона. Но за несколько дней работы выставки уже видно, что посетители не спешат сюда, чтобы познакомиться с оригиналами Конституционного договора между президентом и парламентом, а уж тем более с протоколами заседаний Верховной рады, принявшей 28 июня 1996 года Конституцию.

Видимо, предвидя такое безразличие сограждан, газета «День» постаралась подогреть их интерес, предоставив свою площадь профессору Киево-Могилянской академии Виктору Мусияке, являвшемуся тогда представителем президента в Верховной раде и числящемуся до сих пор одним из «авторов» Конституции Украины 1996 года. Долго и витиевато бывший депутат повествует о течениях и подводных камнях, об которые бились «депутаты-конституционалисты», перипетиях борьбы с администрацией президента, готовившей свой проект Основного закона, но в итоге делает отнюдь не оптимистическое заключение: «Тогда мы были романтиками и считали, что приняли Основной закон, по которому отныне будет жить общество и власть. Вышло же 20 лет борьбы... До чего мы дожили: ни один из сегодняшних 416 депутатов не прочитал 120 страниц Закона «О судоустройстве и статусе судей», при том, что проголосовал – 281. Причина этого – «договорняки». Фактически депутаты приняли документ, который соответствует еще не принятым конституционным изменениям».

Удивлен пан Мусияка, но вот для подавляющего большинства украинских граждан, еще не забывших конституционную эпопею середины 90-х, ничего удивительного в происходящем нет.

…Двадцать лет назад, ранним утром 28 июня 1996 года, депутаты Верховной рады покидали сессионный зал украинского парламента с чувством выполненного перед Международным валютным фондом долга. Ведь именно по требованию МВФ в 1995 году был подписан «Конституционный договор», создавший правовые условия для осуществления радикальных экономических реформ, без которых фонд отказывался давать кредит Украине. В результате государство оказалось устраненным от экспортно-импортной политики, стартовала приватизация за бесценок государственной собственности, как грибы, стали плодиться коммерческие банки, буйным цветом зацвели спекуляции на финансовом рынке.

Но теоретически данный «договор» должен был послужить правовой основой для принятия Конституции, сочинение которой было возложено на парламентскую комиссию, которую де-юре возглавлял кандидат технических наук инженер-строитель Михаил Сирота. Фактически же автором текста Основного закона новообразованной страны, до этого целую пятилетку жившей по усеченной Конституции Украинской ССР, является гражданин США федеральный судья округа Колумбия Богдан Футей – уроженец Тернопольской области Украины, семья которого бежала в 1944 году вместе с отступающими немецко-фашистскими оккупантами. Можно смело утверждать, что не без участия этого заокеанского «советника» была проигнорирована принятая Верховной радой 16 июля 1990 года после народного референдума от 17 марта 1990 года Декларация о государственном суверенитете Украины, провозглашавшая народовластие, независимость во внешней и внутренней политике, постоянный нейтральный и внеблоковый статус, равенство всех граждан перед законом, защиту всех форм собственности.

Парламентарии, над которыми тогдашний президент Леонид Кучма подвесил своеобразный дамоклов меч, посулив распустить Верховную раду в случае непринятия Основного закона, получили проект Конституции на руки всего за три дня до окончательного голосования. Как рассказывал мне помощник одного из депутатов, Основной закон «продавливали» с такой поспешностью, ломая через колено несогласных и сомневающихся, что только в течение предпоследних суток умудрились проголосовать 486 раз, а за девять часов «конституционной ночи» – с 00:00 до 09:00 28 июня 1996 года – еще 289 раз! Последним голосованием проект Конституции был принят, и она введена в действие.

Михаил Сирота зарыдал – его залитое слезами лицо увидела по телевизору вся Украина, граждане которой, впрочем, так и не поняли, что произошло. Ибо если нардепам проект явили всего за три дня до его принятия, то уж простому жителю страны и вовсе не положено было знакомиться с этим документом, наделявшим президента широчайшими полномочиями и одновременно становившимся планом построения государства олигархической диктатуры. Например, президент получил, среди прочего, право создания на местах администраций, которые имели преимущество перед избранными народом органами местного самоуправления. Народу было отказано в праве на отзыв депутатов, не оправдавших доверие. Профсоюзы, трудовые коллективы, партии и общественные организации лишились права законодательной инициативы, а также возможности обращаться в Конституционный суд. Это право осталось лишь за президентом, правительством и почему-то за 45 депутатами и уполномоченным по правам человека.

Но самой трагической для всего народа Украины стала статья 48 Конституции, устанавливающая прожиточный минимум. Она просто проигнорировала уже ратифицированную страной Всеобщую декларацию прав человека, в соответствии с которой прожиточный минимум должен обеспечить человеку еду, одежду, жилье, медицинское и социальное обслуживание. По требованию МВФ, украинская Конституция учитывала только первые три фактора: еду, одежду и жилье. Право на медицинское и социальное обслуживание граждане потеряли. Это дало возможность сделать уровень минимальных зарплат и пенсий настолько ниже реального прожиточного минимума, что это повлекло за собой страшные последствия.

Одновременно Конституция своей девятой статьей констатировала утрату Украиной суверенитета, отдав международному праву преимущество над внутренними законами страны. В итоге принятая Конституция не только породила коррупцию и экономические проблемы, привела к утрате суверенитета, но и стала причиной уменьшения численности населения на 12,6 млн. человек. Только по официальным данным за период с 1996 по 2014 год в стране умерли 5,6 млн. человек, а еще 7 млн. человек выехали за границу. Для сравнения: в годы Великой Отечественной войны, которую теперь на Украине упорно именуют Второй мировой, число погибших граждан УССР составило 5,4 млн. человек, а 2 млн. человек были вывезены в Германию на рабский труд.

Горько пошутил тогда один из не голосовавших за данную Конституцию парламентариев: «Ничего хорошего нельзя ждать от Конституции, если отец ее Сирота!» И не случайно ликовали либералы и националисты. Правда, каждый по своему поводу. Первым она открыла двери для ограбления населения, формирования и узаконивания криминальных капиталов, вторые упивались удачной легализацией петлюровской символики – желто-голубого флага и тризуба, а также лишением русского языка статуса государственного.

Но, как принято говорить в определенных кругах, «недолго музыка играла…». После «лихих 90-х» наступили «украинские нулевые». В XXI век страна шагнула, размахивая транспарантами «Кучму – гэть!». И возглавили эту кампанию вчерашние соратники только-только пришедшего в себя избранного в 1999 году на второй срок Л. Кучмы. В первых рядах околачивавшейся по улицам Киева толпы вышагивали те самые нардепы, которые, не жалея сил, давили кнопки при голосовании за Конституцию, предоставившую широчайшие полномочия ее гаранту. Впрочем, о Конституции мало кто думал, хотя упоминали ее всуе все кому не лень. В том числе и судьи, которые ничтоже сумняшеся утвердили итоги третьего, не предусмотренного Конституцией тура президентских выборов 2004 года, вследствие чего президентом стал пчеловод и археолог-любитель Виктор Ющенко.

И вот тогда случилось первое насилие над Конституцией – в спешном порядке в нее были внесены изменения, превратившие Украину из президентско-парламентской в парламентско-президентскую республику. Впрочем, Ющенко это было абсолютно безразлично – он был увлечен собиранием артефактов т. н. трипольской культуры, коллекционируя сомнительные черепки, подтверждающие, по его мнению, древность украинской нации. Еще любил он похаживать на гору Говерлу в любую погоду. А вот парламентарии в это время развили бурную хозяйственную деятельность, наверстывая упущенное за годы правления Кучмы.

Но ставшего президентом Виктора Януковича и его команду такой расклад совершенно не устраивал. И в 2011 году Конституцию снова перелицевали, вернув ей покрой 1996-го. Последовавший за этим очередной рост коррупции вызвал антипрезидентские настроения в народе, усиленно подогреваемые представителями политических элит и не приближенными к президенту олигархами. Осенью 2013-го полыхнул майдан, закончившийся вооруженным переворотом и позорным бегством из страны действующего президента. К власти незаконно пришли политические силы, которые в экстренном порядке осуществили очередное незаконное изменение Конституции – возврат ее к редакции 2004 года.

Но, похоже, планида у Конституции Украины такая – не знать покоя. Сказано ведь: конституции, принятые в пятницу, долго не живут. Вот и сейчас длань над Основным законом занес очередной, сомнительной легитимности президент, уже успевший предложить свой проект очередных изменений в Конституцию. В случае их принятия, по мнению специалистов, на Украине произойдет полная узурпация власти президентом, т. к. именно президент получает правовую возможность подмять под себя все полномочия и структуры власти.

Примечательно, что проведение конституционной реформы предусмотрено Комплексом мер по выполнению Минских соглашений по урегулированию конфликта в Донбассе. Пункт 11 однозначно предписывает: «Проведение конституционной реформы на Украине со вступлением в силу к концу 2015 года новой Конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов), а также принятие постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей… до конца 2015 года».

В проекте же Порошенко отсутствуют демократизация и децентрализация как способы решения текущих и будущих проблем Украины. Впрочем, сегодня для населения что парламент, что президент – «оба хуже». И Конституция для «пэрэсичного украинця» давно уже стала пустым звуком. Как для солдат, которых 14 декабря 1825 года вывели на Сенатскую площадь офицеры-декабристы. «За Конституцию!» – кричали в строю. «А кто такая, это Конституция?» – спросил ветерана-служивого молодой солдатик. «А бес его знает, – ответил тот, – кажись, баба какая-то».

Но что примечательно – Основной закон сейчас безразличен и для властей предержащих тоже. О Дне Конституции во всех властных структурах, равно как и в украинских СМИ, было практически ни гу-гу! Зато еще 5 мая правительство приняло постановление о широком праздновании четвертьвекового юбилея независимости Украины. На 24 августа – день, когда напуганные событиями в Москве депутаты Верховной рады тогда еще УССР приняли Акт о независимости, запланированы десятки «масштабных», но однотипных мероприятий, главным образом чествований «героев АТО» – карателей, разрушающих города и села Донбасса и убивающих своих сограждан. И фестивалей «авторской песни», воспевающих «героизм» этих «одвичных лыцарей»-мародеров.

А тем временем у Донбасса, вот уже полтора года под ежедневными артиллерийскими и минометными обстрелами наблюдающего за маневрами киевских «политиков», кончается терпение. На днях глава Донецкой народной республики Александр Захарченко потребовал от Киева принятия согласованного с ДНР закона о местных выборах в Донбассе, обозначив последний срок – 14 июля. А. Захарченко предупредил, что в противном случае дата выборов, которую Донецк и Луганск уже неоднократно переносили, будет определена в одностороннем порядке.

Киев откликнулся оперативно, доверив отпарировать донецкий ультиматум вице-премьер-министру по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Иванне Климпуш-Цинцадзе. «Я не думаю, что закон о выборах на оккупированных территориях будут рассматривать в июле, он прежде всего должен быть проработан», – заявила она, подчеркнув, что до конца летнего сезона в парламенте нардепы Рады не вынесут этот вопрос на повестку дня.

Оно и понятно – нардепам не до обсуждения законов. После ряда скандалов и рукопашных схваток под стеклянным куполом «народные» уже настроились на летний отдых. Тем паче что вирус «парламентаризма a la Ukraine» уже заразил курирующих украинские политические метаморфозы заокеанских «партнеров». Иначе чем еще можно объяснить блокирование трибуны конгресса США группой конгрессменов-демократов, обиженных непринятием закона о контроле за продажей оружия гражданам. А чего обижаться, если в том, что сегодня по Украине кочуют банды вооруженных до зубов отморозков, пафосно именуемых властями и провластными СМИ «патриотами», есть немалая заслуга именно американских политиков, регулярно совершающих паломничество в страну победившей «рэволюции гидности»…

Теги: Украина 
Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:485