Нужен ли нам «берег турецкий»?
05.07.2016 | Виталий ЛЕБЕДЕВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Много лет подряд динамично развивавшиеся отношения России и Турции оказались в кризисе после того, как 24 ноября 2015 года российский бомбардировщик Су-24 был сбит истребителями F-16 турецких ВВС в Сирии. Экипаж успел катапультироваться, однако пилота Олега Пешкова расстреляли в воздухе боевики.

Турция отказалась принести извинения, стала демонстративно поддерживать антироссийские силы, включая крымско-татарских радикалов. Россия в ответ ввела санкции против Анкары и фактически прекратила с ней какие-либо отношения. И вот сегодня экономические потери, понесенные вследствие санкций, и угроза изоляции на международной арене вынудили турецкого лидера Эрдогана снова обратиться к Москве.

***

Президент Реджеп Эрдоган 12 июня направил Владимиру Путину поздравление с Днем России. Помимо обычных в таком случае протокольных выражений, в послании было выражено пожелание, «чтобы в предстоящем времени отношения между Россией и Турцией вышли на заслуженный уровень». Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, комментируя обращение, сказал, что по случаю национальных дней традиционно происходит обмен такими посланиями. «Каких-либо других содержательных моментов… в нем не было», – отметил пресс-секретарь.

После этого в турецкой правоконсервативной газете Yeni Safak 17 июня появилась статья «Нормализация из девяти шагов». Издание утверждало, что «Анкара определила дорожную карту с целью вернуть отношения (с Россией) к старым временам». Уже к 15 августа должна произойти «нормализация» отношений, а к 15 декабря планируется «вывести отношения двух стран на самый высокий уровень, как в период до кризиса». С этой целью предполагается «участие на высоком уровне в мероприятиях в России», оценка ущерба в политической, экономической, социальной и культурной сферах и определение путей его преодоления, использование СМИ, НКО, публичной дипломатии и бизнес-объединений, создание «рабочей группы» по нормализации и координации усилий, прямые переговоры с Москвой.

Не обошлось, правда, без «ложки дегтя»: уничтожение Су-24 объяснялось нарушением «турецкого воздушного пространства». Тогда как по данным  Москвы, российский самолёт находился в одном километре от границы с Турцией и упал в четырёх километрах от неё. При этом турки даже не попытались связаться с экипажем и сразу открыли огонь, лишив самолёт возможности сменить при необходимости курс. 

Владимир Путин тогда назвал атаку «ударом в спину от пособников терроризма» и пообещал, что инцидент приведёт к серьёзным последствиям для российско-турецких отношений. В числе требований, которые были озвучены в адрес турок, были необходимость официальных извинений от высшего военно-политического руководства Турции, возмещение вреда и ущерба, наказание виновных в преступлении.

Yeni Safak обошла молчанием такие важные для отношений двух стран моменты, как сотрудничество турецких властей с ИГИЛ в борьбе против законного правительства Сирии, разжигание Анкарой страстей вокруг Нагорного Карабаха, благоволение к киевскому режиму, запятнавшему себя гражданской войной. В статье ничего не сказано о финансовой подпитке крымского меджлиса, планирующего захват Крыма – одного из субъектов Российской Федерации.

Вскоре после статьи последовали новые шаги со стороны Анкары. Р. Эрдоган 27 июня, спустя семь месяцев после трагедии, снова обратился к В. Путину с посланием, в котором извинился за сбитый турецкими ВВС российский бомбардировщик Су-24. В документе отмечается, что Россия является для Турции другом и стратегическим партнером, с которым турецкие власти не хотели бы портить отношения. «У нас, – пишет Эрдоган, – никогда не было желания и заведомого намерения сбить самолет, принадлежащий Российской Федерации».

Турецкий президент выразил сочувствие и глубокие соболезнования семье погибшего российского пилота. «Говорю, извините. Всем сердцем разделяю боль. Семью российского пилота мы воспринимаем как турецкую семью. Во имя облегчения боли и тяжести нанесенного ущерба мы готовы к любой инициативе», – заявил он. В письме также отмечается, что в отношении гражданина Турции, виновного в смерти российского пилота, начато судебное расследование. Речь идет об Алпарслане Челике из террористической организации «Серые волки». Он ранее признался в убийстве российского пилота. «Я верю, что мы сможем быстро нормализовать наши отношения, срочно избавившись от этой наносящей вред обеим странам нынешней ситуации», – добавил Эрдоган.

Спустя два дня состоялся телефонный разговор президентов двух стран, после которого Владимир Путин поручил правительству вступить в переговоры с турецкими ведомствами, чтобы восстановить взаимовыгодное сотрудничество в торгово-экономической и других сферах. Глава российского МИД Сергей Лавров 1 июля в Сочи провел переговоры с турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу. По итогам С. Лавров сообщил, что договорился с коллегой в ближайшее время организовать контакты для обсуждения процесса нормализации отношений РФ и Турции. Он также сообщил, что страны договорились возобновить деятельность рабочей группы по борьбе с терроризмом. После теракта в аэропорту Стамбула, где боевики-смертники ИГИЛ убили более 40 человек, Турция также будто бы готова пересмотреть свои приоритеты в Сирии.

Встреча Путина и Эрдогана, по сообщению турецких источников, состоится во время саммита G20 4-5 сентября в Китае, хотя турецкий лидер готов приехать в Россию, чтобы встретиться раньше.

В. Путин 30 июня подписал указ с поручением правительству разрешить чартеры в Турцию и «вносить предложения об изменении срока действия или характера специальных экономических и иных мер», предусмотренных соответствующим указом президента в ноябре 2015 года. То есть о поэтапной отмене санкций против Турции. Лед, накопившийся в отношениях двух стран по вине турецкой стороны, наконец, тронулся.

Жесткая и бескомпромиссная линия Москвы после инцидента с Су-24, готовность не считаться с экономическими потерями там, где затронуты честь и достоинство России, себя оправдала. Весь мир узнал, что произойдет в случае применения против России оружия. Правда, остался и некоторый осадок: выплачивать компенсацию за сбитый бомбардировщик турецкие власти неожиданно передумали – в Анкаре по-прежнему считают, что Су-24 был сбит в воздушном пространстве Турции.

***

Что заставило амбициозного и самолюбивого турецкого лидера пойти на попятную? Целый рад факторов. Так, до введения Россией санкций товарооборот двух стран превышал 30 млрд. долларов. Турция была пятым по величине торговым партнером нашей страны. Поскольку Анкара не присоединилась к антироссийским санкциям, планировалось увеличить торговлю за 10 лет до 100 млрд. долларов. В 2014 году в Турции побывали около 4,5 млн. туристов из России. В этом году произошло их сокращение на 95%. На фоне обострения террористической угрозы на треть меньше приехало европейцев. Потери Турции могут достичь 12 млрд. долларов.

Кроме того, 60% объемов потребляемого газа Турция получает из России по газопроводу «Голубой поток». Накануне инцидента с бомбардировщиком Путин и Эрдоган обсуждали перспективы строительства второго газопровода – транзит в Южную Европу. Тогда не сошлись в цене поставок, но к выгодному для обеих сторон проекту можно вернуться. То же самое касается приостановленного «Росатомом» в начале декабря 2015 года строительства АЭС в Аккую – общая стоимость проекта 20 млрд. долларов.

Российское военное вмешательство в Сирии обрушило политику Анкары, направленную с 2011 года на поддержку повстанцев-суннитов, в том числе ИГИЛ, для свержения режима Асада. Теперь оппозиция почти разгромлена, ИГИЛ отступает, а поток беженцев продолжает нарастать. Отряды сирийских курдов, овладев частью территории на севере Сирии, достигли турецкой границы и заявили о планах создания широкой автономии. Для начала – в рамках федерализации Сирии. Однако Анкара понимает, что за этим последуют такие же шаги турецких курдов.

Государственнические устремления курдов находят отклик в Вашингтоне, заинтересованном в сохранении нестабильности на Ближнем Востоке. Сегодня США, поддерживая курдов на севере Сирии, одновременно помогают ему данными разведки в борьбе с РПК на территории Турции. Публично в Вашингтоне Эрдоган нерукопожатен. Даже на похоронах Мохаммеда Али не обошлось без скандала. Впереди, очевидно, появление Курдистана от Каспия до Средиземного моря и неизбежная при этом война всех против всех – что может быть страшнее для Анкары?

Эрдоган умудрился также предельно обострить отношения с Евросоюзом. Мартовская сделка «безвизовый режим в обмен на 3 миллиарда евро» для остановки потока мигрантов уже в мае оказалась сорванной, когда Европарламент в ответ на контртеррористическое законодательство Анкары, поставившее вне закона депутатов-курдов, прекратил обсуждение безвизового режима. А. Меркель поддержала европарламентариев и предупредила о «тяжелых последствиях» лишения неприкосновенности курдских депутатов. Эрдоган в ответ заявил, что Турция «идет своим путем», то есть мимо ЕС. Вдогонку бундестаг 2 июня одобрил резолюцию «О почтении памяти жертв Геноцида армян в Османской империи».

Сужение поля для политического маневра и угроза международной изоляции заставили Эрдогана искать выход. Тем более что спустя год-второй весьма вероятно вступление в консолидирующуюся экономически и политически ШОС шиитского Ирана, ключевого потенциального соперника Турции на Ближнем и Среднем Востоке. Последовали смена премьер-министра, министра иностранных дел и новый поворот в сторону Москвы. Видно, по тем же соображением в последние дни произошло примирение с Израилем, «коммандос» которого в 2010 году перехватили турецкую «Флотилию свободы», шедшую на прорыв блокады сектора Газа.

***

Возникает вопрос: можно ли доверять турецкому лидеру? «Эрдоган – неоосманист, для которого центр Вселенной размещается где-то рядом с султанским дворцом Долмабахче, где он устроил одну из своих приемных со всеми милыми османскими атрибутами – янычарами, саблями, живописными одеяниями», – говорит бывший посол РФ в Турции Петр Стегний. Как исторически складывались отношения России с османскими турками, хорошо известно. Если добавить, что Эрдоган – лидер харизматического толка, умеющий работать с толпой, а еще игрок по натуре – повороты в политике Анкары могут быть самые непредсказуемые. Все зависит от международной конъюнктуры. Припугнуть Запад возможным вступлением в ЕАЭС или ШОС (а такое было) – пожалуйста. Воспользоваться затруднениями России в связи с санкциями того же Запада и растущей агрессивностью НАТО – это «мы тоже можем».

Однако вполне понятная прохлада в политических отношениях не должна мешать, насколько это возможно, выгодным экономическим отношениям. Вспомним, например, что первая труба в Европу была проложена в разгар холодной войны. Так и с Турцией: все, что можно делать в собственных интересах, надо предпринимать. В этом смысле «берег турецкий» нам нужен.

_____________________

Фото – http://tass.ru/politika/2642457

Теги: Турция  
Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:508