Примирение с Турцией и урегулирование сирийского кризиса
10.07.2016 | Ольга СУХАРЕВА | 00.05
A
A
A
Размер шрифта:

Начало военной операции РФ в Сирии принесло не только долгожданные успехи в войне против международного терроризма, но и ряд дипломатических решений, зачастую весьма неожиданных. Кто, например, мог полагать еще год назад, что сирийская оппозиция сядет за стол переговоров с Б. Асадом? Или резкое сближение Израиля и России и вереницу ближневосточных делегаций, зачастивших в Москву?

Впрочем, все далеко не настолько безоблачно. За неполный год военных действий Россия и Турция от стратегического партнерства и амбициозных планов перешли едва ли не к военному столкновению, после чего снова последовало примирение. Дипломатия – сфера консервативная. Потому причины для настолько резких поворотов должны быть крайне вескими. В связи с этим возникают вопросы, насколько искренни извинения Анкары за вероломное нападение на российский Су-24 и какие шаги за этим последуют?

***

В момент принятия Москвой решения об оказании военной помощи законному правительству Сирии отношения с Турцией находились едва ли не на высшей точке своего развития. Россия и Турция после выхода РФ из проекта «Южный поток» вынашивали планы по строительству «Турецкого потока», количество посещающих Турцию российских туристов исчислялось миллионами, товарооборот составлял 30 млрд. долл., а сотни турецких компаний работали в РФ, в частности в сфере строительства.

Россия имела все основания рассчитывать если не на прямую поддержку, то по меньшей мере на дружественный нейтралитет со стороны Турции, с которой с первых дней военной операции был налажен диалог по обмену информацией. С другой стороны, с момента начала гражданской войны в Сирии Анкара поставила на свержение режима Б. Асада, не брезгуя прямой поддержкой наиболее радикальных группировок ДАИШ, «Джебхат-ан-Нусра» и т.д. Очевидно, расхождение в ключевых интересах и стало причиной вероломного нападения на российский самолет в совершенно нереальном стремлении предотвратить участие России в военном конфликте.

Впрочем, здесь явно не обошлось и без тайного вмешательства США, свидетельством чему крайне нервная реакция помощника госсекретаря США В. Нуланд, которая, отбросив все приличия, заявила: «Мы очень удивлены подобным поведением президента Турции Раджепа Эрдогана. Мы считаем данные извинения неуместными и хотели бы выслушать позицию Эрдогана лично. Как партнер по НАТО Эрдоган нас разочаровывает. Мы надеемся, что извинения Турции по поводу сбитого российского самолета окажутся недействительными. В противном случае США будут вынуждены изменить свои отношения с Турцией».

Будучи растерянным из-за моментального изменения геополитической реальности после захода России в Сирию, Вашингтон явно планировал превратить Турцию в очередной антироссийский таран, источник дестабилизации ситуации на Украине, Кавказе и Центральной Азии и даже по возможности втравить её в прямую войну с Россией.

Как и следовало ожидать, союзники по НАТО ничего не предложили Анкаре взамен. Бросившись, подобно нашкодившему коту, за поддержкой альянса после атаки на российский самолет, Р. Эрдоган получил холодный душ. Дальнейшая авантюрная политика Анкары привела и к разрыву с Европой, которую турецкая сторона пыталась шантажировать в вопросах беженцев. Дошло до того, что Германия признала геноцид армян в 1915 г., что едва не спровоцировало разрыв дипломатических отношений между Турцией и Германией. США же продолжили добивать своего вассала, оказывая поддержку сирийским курдам и продвигая идею федерализации Сирии, предусматривающую создание курдской автономии, что неминуемо повлекло бы за собой аналогичные требования турецких курдов.

Для Анкары это смерти подобно. Как считает президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов, «США сделали ставку на курдов, на большой Курдистан, что убийственно для Турции. Большинство иранских трубопроводов проходит через курдские земли. То есть в итоге Турцию отожмут и от нефти, и от Ближнего Востока. Фактически Турция окажется замкнута между двумя морями и курдами».

В свою очередь, разрыв отношений с Россией принес стране ощутимые экономические потери, что резко осложнило внутриполитические позиции действующей власти. А открытая поддержка террористов привела к всплеску терактов в самой Турции.

***

Собственноручно загнав себя в угол и оказавшись в политической изоляции, Р. Эрдоган снова обратился к России. На самом деле совпадений интересов между РФ и Турцией на Ближнем Востоке намного больше, нежели между Турцией и странами НАТО. Тем не менее Р. Эрдогану придется реально доказать готовность оказать содействие России в Сирии.

Пока же политика Анкары весьма двойственна, начиная от «трудностей перевода» извинений и заканчивая виляниями в вопросе предоставления ВСК РФ авиабазы в Инджирлике.

С одной стороны, первые шаги к смягчению позиции в Сирии предпринимались Анкарой и до возобновления российско-турецких отношений. Так, был создан закрытый канал для обсуждения курдского вопроса с Сирией. В знак отказа от жесткой позиции с сирийскими властями был уволен начальник разведки Анкары. С другой – буквально накануне примирения Россия на заседании СБ ООН 23 июня 2016 г. была вынуждена поднять вопрос о причастности турецких военных к оказанию помощи сирийским террористам, воюющим против правительственной армии Б. Асада. Кроме того, как сообщает канал «Аль-Маядин», на полигоне турецкой армии близ поселка Азмит юго-восточнее Стамбула турецкие офицеры готовят из исламистов операторов ПЗРК «Стингер» и противотанковых комплексов TOW, а недавно террористы «Джебхат ан-Нусры», действующие на севере Сирии, получили 100 ПЗРК.

Тем не менее в рамках встречи глав МИД ОЧЕС состоялась беседа министра иностранных дел РФ С. Лаврова с его турецким коллегой М. Чавушоглу. По результатам переговоров С. Лавров сообщил о возобновлении работы двусторонней рабочей группы по борьбе с терроризмом и добавил, что «контакты будут развиваться и по другим каналам, в том числе и между военными двух стран, учитывая действия наших ВКС в соответствии с приглашением сирийского правительства, учитывая то, что Турция является участником коалиции, которую возглавляют США».  

В свою очередь, М. Чавушоглу отметил, что «я не думаю, что есть различия между точками зрения РФ и Турции относительно террористических групп. Есть радикальные группы, есть умеренная оппозиция, и в некоторых районах они перемешаны. Мы просим, чтобы хорошие люди отделили себя от радикальных групп, иначе есть риск, что умеренная оппозиция станет более радикальной».

Осенью планируется и встреча В. Путина с Р. Эрдоганом.

***

Налаживание сотрудничества с Россией потребует от Турции значительной корректировки её политики. Во-первых, как отметил С. Лавров, необходимо прекратить подпитку террористов из-за границы и перейти к реальному уничтожению террористических группировок. Некоторые шаги Анкарой в этом направлении уже сделаны. Турецкие спецслужбы проводят массовые аресты на базах террористов в Стамбуле, а также на юго-востоке, возле сирийской границы. Они взяли под стражу много выходцев из СНГ, начали реально сносить их квартиры-явки, на которых боевики жили, отдыхали, лечились, а потом опять свободно перетекали в Сирию. Очевидно, к продолжению этого процесса Турцию стимулирует и недавний теракт в Стамбульском аэропорту, организованный выходцами из СНГ, находящимися в розыске в России. Кроме того, турецкие власти оставили под стражей как минимум на год убийцу российского пилота Челика, в провинции Алеппо был ликвидирован действующий лидер туркоманов.

Во-вторых, важным шагом для урегулирования ситуации в Сирии станет закрытие границы Турции при штурме Алеппо. Как отмечает замдиректора Института стран СНГ Владимир Евсеев, «в этом плане позиция Турции принципиально важна: если Анкара перекроет хотя бы небольшую часть своей границы на этом участке, то это сильно облегчит задачу наступлению, и в войне произойдет перелом, если нет – то сохранится неопределенность». В этом, впрочем, заинтересована и сама Анкара, для которой предпочтительнее, чтобы город захватили войска Б. Асада, нежели курды под предводительством США.

В третьих, Турция должна отойти от непримиримых требований по отстранению от власти Б. Асада. Это же отмечает и аналитик американского Атлантического совета Аарон Стейн, считающий, что Турция намерена сузить спектр целей в Сирии и в первую очередь бороться с курдами, пытаться ослабить ДАИШ и отказаться от своих требований смены политического режима в Сирии.

В более широком контексте от официальной Анкары требуется прекратить подпитывать гражданские конфликты в Нагорном Карабахе и на Украине, а также снизить антироссийскую деятельность своих спецслужб на Кавказе, в Центральной Азии и тюркских регионах самой России.

Собственно, другого выхода у нее и нет, поскольку Россия с Ближнего Востока уходить явно не собирается. Судя по данным военно-дипломатического источника в Москве о том, что в октябре 2016 – январе 2017 гг. наносить удары по боевикам будут и летчики авиационной группировки на базе Хмеймим, и палубная авиация с авианосца «Адмирал Кузнецов», выход ВКС РФ из Сирии не рассматривается. Но если Россия готова обсуждать курдскую проблему, то США явно сделали ставку на раздел Сирии. Кроме того, присутствие России в Сирии поставило окончательный крест на попытках свержения Б. Асада. И переговоры Турции проводить явно придется. Наконец, потеряв поддержку Запада, Анкара рискует остаться и в стороне от процессов евразийской интеграции.

Насколько Р. Эрдогану хватит здравого смысла восстановить сотрудничество с РФ, не ограничиваясь дипломатической риторикой, покажут ближайшие события.

Теги: Турция  
Рейтинг Ритма Евразии:
4
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:768