Афганский наркотрафик как средство войны с Россией
13.07.2016 | Кирилл СОКОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Несмотря на то, что в итоговой декларации Варшавского саммита НАТО говорится о стремлении к конструктивным отношениям с Россией, реальные действия альянса говорят об обратном. Помимо развертывания военной инфраструктуры вблизи границ РФ альянс отказывается от сотрудничества по целому ряду критически важных направлений, создающих угрозу национальной безопасности России и потому выгодных Западу как в тактическом, так и в долгосрочном, стратегическом отношении.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг в интервью российским СМИ накануне Варшавского саммита подтвердил отказ от сотрудничества с РФ и ОДКБ в области безопасности и, в частности, в борьбе с афганским наркотрафиком. Его заявление прозвучало в ответ на выраженную незадолго до этого Россией и ОДКБ готовность к диалогу с США и НАТО по борьбе с ИГ в Афганистане. «Ясно, что стабильный и безопасный Афганистан – в наших общих интересах. Однако в результате агрессивных действий России в отношении Украины больше не может быть «бизнеса как обычно», и мы приняли решение приостановить практическое сотрудничество с Россией, – сказал генсек «Интерфаксу». – Да, мы сталкиваемся с глобальными и региональными вызовами в Афганистане, которые в равной степени затрагивают и НАТО, и Россию, как, например, незаконная торговля наркотиками. Но пока практическое сотрудничество с Россией приостановлено, мы сотрудничаем с Управлением ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН), чтобы нарастить наш потенциал по противодействию незаконной торговле наркотиками».

О том, что ОДКБ готова к сотрудничеству с Североатлантическим альянсом в борьбе с терроризмом в Афганистане 30 июня в очередной раз заявил полномочный представитель РФ при организации, посол по особым поручениям Виктор Васильев. «Насколько мне известно, в рамках прошедшего недавно в Брюсселе заседания Совета Россия–НАТО мы повторили свои предложения о готовности к взаимодействию в антитеррористической сфере, в том числе и в связи с ситуацией в Афганистане. И в рамках ОДКБ мы также подчеркиваем свою готовность к такому взаимодействию с НАТО, – заявил он «Интерфаксу». – К сожалению, НАТО оставляет без ответа такие предложения и не проявляет встречную готовность к взаимодействию».

Сотрудничество с Москвой НАТО решило приостановить весной 2014 г. после того, как Крым и Севастополь в результате референдума вернулись в состав РФ. С тех пор оно не возобновлялось, так что позиция альянса относительно отказа от возобновления сотрудничества новостью ни для России, ни для ОДКБ не стала.

Тем не менее само по себе заявление Й. Столтенберга весьма примечательно, поскольку в нем, как в зеркале, отображаются скрытые цели политики США на пространстве бывшего СССР. И дело даже не в том, что НАТО «в упор не видит» ОДКБ, не желая тем самым признавать ее равной себе международной организацией. Эта позиция альянса известна давно. Сотрудничать можно было бы с Россией, которая так или иначе играет в ОДКБ ключевую роль. Но все дело в нежелании НАТО бороться с распространением в Афганистане ИГ и наркотрафиком – двумя ключевыми угрозами для России и республик Средней Азии, исходящих с территории этой страны. Ни на статус Крыма и Донбасса, ни на положение в Сирии обе эти угрозы никак не влияют и никакого ущерба интересам Соединенных Штатов и НАТО вроде бы не наносят. Ясно, что реальные причины нежелания сотрудничать по афганской тематике с украинским и сирийским кризисами никак не связаны.

Чтобы понять, почему борьба с наркопроизводством совершенно не соответствует интересам США и НАТО, стоит напомнить, что происходило в Афганистане последние полтора десятилетия. К концу 1990-х гг. в результате введенного талибами запрета объем производства наркотиков в Исламской Республике Афганистан (ИРА) был сведен к минимуму. Однако после начала США в 2001 г. операции «Несокрушимая свобода» ситуация с наркопроизводством кардинально изменилась. Фактически ИРА целенаправленно превратили в главную мировую площадку по выращиванию опия и производству героина. В Кандагаре была развернута полноценная банковская сеть кредитования под будущие урожаи опийного мака. В короткие сроки были налажены поставки минеральных удобрений и специальных ингредиентов для изготовления героина (прекурсоров) из Пакистана. А поскольку выращивание опиумного мака гораздо выгоднее, чем других сельскохозяйственных культур, он начал быстро вытеснять пшеницу, кукурузу, ячмень и рис.

Столь широкая поддержка производителей не замедлила дать свои результаты. Посевы опийного мака резко расширились. Если в 2002 г. они составляли 74 тыс. га, то в 2003 г. – более 80 тыс. га, а в 2004 г. – около 120 тыс. га. Как следствие, уже на второй год после начала «Несокрушимой свободы» объем производства опия-сырца в Афганистане сразу же вырос почти в полтора десятка раз. Если в 2001 г. в Афганистане было собрано всего 185 тонн опия-сырца, в 2002 г. – уже 1900-2700 тонн, в 2003 г. – более 7 тыс. тонн, а в 2004 г. – 12 тыс. тонн. В результате Афганистан уверенно занял по производству наркотиков первое место в мире. Спустя несколько лет, после того как страна оказалась под контролем США, она обеспечивала около 90% мирового производства опия-сырца и почти 100% его потребления в Европе. К 2010 г. мировой рынок афганских опиатов достиг 65 млрд. долл.

Одним из крупнейших рынков сбыта афганского героина является Россия, где проблема употребления наркотиков в последнее время приняла характер эпидемии. В докладе ООН «Наркомания, преступность и повстанческое движение: угроза транзита опиума из Афганистана», опубликованном в 2009 г., приводились данные о том, что на долю РФ приходится потребление 21% всего производимого в мире героина и 5% всех опиумосодержащих наркотиков. Почти весь поступающий в РФ героин идет через Таджикистан и далее – через Узбекистан и Казахстан. По мнению экспертов, в торговлю им вовлечены высокопоставленные военные и чиновники азиатских стран СНГ. За 10 лет, предшествовавших публикации доклада, число наркоманов в России увеличилось в 10 раз, а ежегодный объем потребления афганского героина достиг 75-80 тонн в год. Уровень смертности от употребления наркотиков, по оценкам российских властей, составляет от 30 до 40 тыс. человек в год. Это больше, чем число погибших за время операции в Афганистане и двух чеченских войнах, вместе взятых. Причем от наркотиков гибнет молодое и работоспособное население, которого России в условиях так и не преодоленного до конца демографического кризиса остро не хватает.

Бороться с производством наркотиков в Афганистане ни США, ни НАТО в этой ситуации нет никакого смысла. Напротив, оно играет крайне важную роль, сокращая демографической потенциал главного противника и ослабляя его лучше, чем любой локальный вооруженный конфликт последнего времени. И такое положение возникло отнюдь не после присоединения Крыма к России, а задолго до него. Несмотря на мнимое стремление бороться с наркопроизводством в Афганистане, фактически эта борьба лишь имитировалась Западом.

По словам экс-главы ФСКН Виктора Иванова, борьба с наркотрафиком в Латинской Америке и Афганистане наглядно демонстрирует двойные стандарты. Если в Колумбии около 75% посадок коки были уничтожены путем распыления специальных химикатов, то в Афганистане таким способом было уничтожено не более 3% посевов опийного мака. Причины опять же лежат на поверхности. Афганский героин на внутренний рынок США практически не попадает и угрозы для них не представляет, тогда как основным рынком сбыта колумбийского кокаина как раз и являются Штаты. Еще более примечательно, что практически весь опиумный мак в Афганистане возделывается в тех районах, где дислоцируется больше всего подразделений НАТО, которые, судя по всему, и прикрывают его посевы.

На этом фоне абсолютно понятным выглядит и решение США сохранить свое военное присутствие в Афганистане даже после вывода из страны большей части войск. Воевать с талибами и ИГ, которых подталкивают к экспансии в направлении Средней Азии, Штаты не собираются, а для прикрытия наркоплантаций этого вполне достаточно. Более того, Б. Обама на днях решил увеличить численность американского военного контингента в Афганистане с 5,5 до 8,4 тыс. человек. Так что поток наркотиков из Афганистана в Россию и другие страны СНГ в ближайшее время явно не ослабнет.

Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1142