Сергей Лавров в Баку: надежда пусть и на хрупкий мир остается
17.07.2016 | Сергей БАЛМАСОВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Очередной визит главы российского внешнеполитического ведомства в Баку оставил больше вопросов, чем ответов. На его итоговой пресс-конференции с азербайджанским коллегой Эльмаром Мамедъяровым стороны заявили о стратегической важности отношений двух стран, но так и не сообщили о конкретных достижениях встречи.

За их дипломатичными репликами скрывается наличие серьезных нерешенных вопросов. В первую очередь, речь идет об урегулировании проблемы Нагорного Карабаха. Об отсутствии решающего прорыва говорит и тот факт, что сторонам пока не удалось вывести диалог на более высокий уровень и согласовать проведение новой встречи президентов Азербайджана и Армении, недавно предложенной французским президентом Франсуа Олландом и поддержанной Москвой. Во всяком случае, по признанию Э. Мамедъярова, «пока посредники не осуществили явных шагов на данном направлении».

Судя по всему, подобное промедление, явно не способствующее мирному урегулированию, обусловлено отсутствием реальной основы для такой встречи, поскольку «Большая тройка» пока не может дать одновременно гарантии обоим участникам конфликта.

Миссия Лаврова в условиях реваншистских настроений Баку

Несмотря на довольно теплую атмосферу визита российского министра, мрачной тенью над напряженными переговорами сторон продолжает нависать последнее апрельское обострение в Нагорном Карабахе, стоившее его участникам десятков погибших.

Произошедшая тогда массированная атака азербайджанской армии армянских позиций свидетельствует о том, что представители официального Баку теряют терпение. Видя, что до сих пор мирные переговоры не приносят им реальных результатов в плане возвращения утраченных территорий, они постепенно склоняются к силовому сценарию решения проблемы. У них явно крепнет ощущение, что посредники «забалтывают» ее и «заговаривают зубы». Кое-кто из азербайджанских представителей вспоминает в данном случае старую восточную пословицу, согласно которой «сколько не говори халва, во рту слаще не будет». Более того, с точки зрения азербайджанских «ястребов», несколько дней «апрельской» войны дали Баку гораздо больше, чем долгие годы бесплодных переговоров.

Они готовы всерьез рассматривать вопрос в мирной плоскости, только увязывая его с реальным «восстановлением контроля» над прежними утраченными территориями. Понимая, что армянская сторона физически не может уступить их миром, а Москва вряд ли будет осуществлять на нее нажим, опасаясь разрушить свои достижения в отношениях с Ереваном за последнюю четверть века, Баку одновременно с ведением переговоров прорабатывает вариант силового реванша.

Ведь любая, даже самая незначительная уступка со стороны Еревана в отношении Баку должна четко гарантировать первому невозобновление в будущем боевых действий. А этого в обозримом будущем, судя по всему, не предвидится из-за полярности позиций сторон по отношению к основополагающему вопросу – контролю над Карабахом и другими утраченными Азербайджаном территориями. В любом случае небольшие уступки могут устроить Баку лишь на время.

Для парирования подобной «реваншистской» угрозы РФ необходимо предложить уже сейчас реальное «соломоново решение» проблемы, при которой все интересы сторон были бы соблюдены, чего, судя по всему, пока не наблюдается. С другой стороны, усиление реваншистских настроений в Баку служит тревожным знаком для Армении, вынужденной подстраховываться в том числе за счет сохранения «окон диалога» с Ираном, США и Францией.

Во время визита в Баку Сергей Лавров встретился с Ильхамом Алиевым

Казалось бы, от возобновления боевых действий стороны способен удержать ввод на линию соприкосновения российских миротворческих войск. Однако пока условий для реализации такого сценария нет, поскольку это невыгодно ни Западу, опасающемуся усиления России на Южном Кавказе, ни Азербайджану, который после апрельского тактического военного успеха еще больше уверовал в возможность собственного реванша.

Все это лишний раз демонстрирует, что миссия у Сергея Лаврова по «уговариванию» азербайджанской стороны была крайне тяжелой и неблагодарной, а почва для выстраивания диалога – зыбкой. С одной стороны, ему необходимо сохранить достигнутые с огромным трудом достижения на армянском направлении, в том числе и по ЕАЭС, а с другой стороны, не отшатнуть и Азербайджан, о стратегической важности отношений с которым Москва постоянно заявляет.

Фактор ЕАЭС

Что же касается ресурсов Кремля, то они в данном случае сравнительно невелики для решения этой исторической проблемы, уходящей корнями в глубь истории.

Сближение позиций Баку и Еревана через ЕАЭС? Ранее эксперты уже затрагивали его перспективы. Примечательно, что на итоговой пресс-конференции С. Лавров также затронул тему возможности дальнейшего расширения этого объединения за счет Азербайджана. И хотя он отказался увязывать урегулирование в Карабахе с вступлением Баку в Евразийский союз, эта тема все же обсуждается в азербайджанских политологических кругах.

Журналисты и эксперты пытаются рассуждать о том, что принесет Баку такой шаг и удастся ли с его помощью сдвинуть процесс урегулирования в Нагорном Карабахе «с мертвой точки»? Ведь именно так охарактеризовал положение дел вокруг Карабаха Э. Мамедъяров на предыдущей встрече с С. Лавровым 27 июня 2016 г. С точки зрения Баку это должно означать реальное изменение сложившейся ситуации. Речь, по сути, идет о восстановлении им контроля над утраченными в 1991-1994 гг. территориями.

Как бы там ни было, но по вопросу о вероятном вступлении в ЕАЭС Азербайджан колеблется. С одной стороны, подобная идея для него выглядит привлекательной, поскольку тем самым власти страны облегчают себе внутренние проблемы, получая возможность облегченного экспорта излишков рабочей силы в Россию. Ибо в случае положительного решения визы для посещения РФ его гражданам будут не нужны.

Однако возможное расширении ЕАЭС (что по многим параметрам отвечает интересам Азербайджана) за счет еще одного государства не в состоянии реально сблизить позиции Баку и Еревана по решению территориального вопроса. Этому препятствует очень туго завязанный узел армяно-азербайджанских противоречий, о чем говорилось выше.

С другой стороны, помня предыдущее вступление туда Киргизии, не урегулировавшей до конца трения с Казахстаном, пополнение этого интеграционного объединения еще одним участником лишь ухудшит его управляемость и усложнит процесс взаимодействиям между его членами.

Иранская «тень»

Впрочем, одним только Карабахом взаимодействие сторон не исчерпывается. Необходимо напомнить, что С. Лавров вел переговоры с Баку не только по карабахскому урегулированию, но и по взаимодействию в рамках азербайджано-российского форума в Габале, имеющего, прежде всего, экономическое значение, а также по еще одной весьма непростой теме – урегулированию правового статуса Каспийского моря. Не случайно сразу после визита в Баку российский министр заявил о вероятном достижении основополагающего соглашения между сторонами в 2017 г.

Впрочем, Баку в силу разных причин не может игнорировать позицию Москвы. В том числе и потому, что «в тени» решения проблем между Азербайджаном и Арменией также стоит Иран. Несмотря на то, что недавно армяно-иранские отношения испытывали трения, говорить о «крахе» региональной связки Ереван–Тегеран не приходится.

Это представляется еще более важным с учетом того, что иранская позиция по дележу Каспия противоречит установкам России и Азербайджана. Если они исходят из того, что он является морем и настаивают на его разграничении по береговой линии (в этом случае Исламской Республике достается лишь 13% его акватории), то Тегеран, утверждая, что Каспий является озером, требует «справедливого» дележа (по 20% его площади каждой из каспийских стран). О серьезности проблемы свидетельствует то, что в ноябре 2015 г. Иран, согласно ряду азербайджанских источников, попытался установить контроль над одним из нефтяных месторождений, которое Баку считает своим.

Ситуация для Баку осложняется и нерешенными территориальными спорами с Ашхабадом, также стремящимся «ужать» азербайджанскую каспийскую зону.

Учитывая тот факт, что, кроме России, никто не в состоянии защитить в данном вопросе Азербайджан (лишь она обладает в настоящее время полноценной боевой флотилией на Каспии), подобная ситуация создает перспективы и для расширения взаимодействия между ними в прочих политических плоскостях.

Таким образом, игнорировать российскую позицию Баку крайне невыгодно и по этой причине.

Значение визита Лаврова и перспективы диалога

Несмотря на то, что, на первый взгляд, практических результатов визит С. Лаврова не дал, это не совсем верное представление. Главным его достижением является продолжение постоянного и довольно плотного диалога с азербайджанской стороной. И уже в самом скором времени эту диалоговую эстафету подхватит вице-премьер российского правительства Дмитрий Рогозин, которого также ожидают в скором времени в Баку. А это служит залогом сохранения пусть хрупкого перемирия на ближайшую перспективу и дает хоть и весьма робкую, но надежду на мир в будущем.

Ведя постоянные консультации с Баку, Москва с высокой долей вероятности сможет некоторое время удерживать его от попыток решения проблемы Карабаха вооруженным путем. Также постоянный режим взаимодействия сторон затрудняет для США (больше конкурента, чем партнера России на Южном Кавказе) возможность примерить на себя главенствующую роль в «тройке» посредников.

И в данный момент этому препятствует сама обстановка, благодаря которой дальнейшее продолжение традиционной политики Азербайджана по лавированию между интересами Турции, России, ЕС и Запада становится все более затруднительным.

Сохранению довольно крепких позиций России в Баку способствует непростая ситуация и в отношениях Азербайджана и Запада. На руку Москве в данном случае играют и попытки последнего (особенно США) по налаживанию связей с местными оппозиционными группировками и регулярная критика правящего режима Ильхама Алиева за «нарушение демократии и прав человека».

Все это вызывает у официального Баку подозрения относительно возможного осуществления на своей территории «цветной революции» по образцу и подобию тех, что уже имели место в Киргизии, Грузии и на Украине. И все это подталкивает его к чуть более доверительным отношениям с Москвой, не замахивающейся на внутреннюю политику Азербайджана.

С учетом всего вышеизложенного представляется, что ситуация в Карабахе и далее будет балансировать между хрупким перемирием и боестолкновениями. К слову, к этому здесь привыкли: сторонам жизненно необходимо периодически «выпускать пар» и отвлекать внимание общества от серьезных внутренних проблем. Задача России состоит в том, чтобы подобные стычки не расширились до размеров более серьезного конфликта у её границ.

Что же касается перспектив ведения дальнейшего диалога, то интрига состоит в том, что посещение С. Лавровым Баку не является «разовым» визитом и что стороны еще не использовали все имеющиеся у них козыри. Тот факт, что после Баку глава российского МИД должен посетить Ереван, свидетельствует о вероятном наличии каких-то новых предложений. Они-то, вероятно, и станут предметом его не менее напряженных консультаций, предшествующих встрече на более высоком уровне. Пока же во всеуслышание их объявлять нельзя.

Примет ли их армянская сторона и если да, то в каком виде, станет известно уже в самое скорое время. Впрочем, излишне обольщаться возможностью появления какой-то «сверхидеи», способной раз и навсегда похоронить все противоречия, явно не стоит.

______________________

Фото – http://moscow-baku.ru/news/politics/kommersant_sergey_lavrov_obletel_karabakh_s_dvukh_storon/

Рейтинг Ритма Евразии:
3
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1020