Проекция саммита НАТО на страны Южного Кавказа
23.07.2016 | Саркис МАРТИРОСЯН | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Состоявшийся в Варшаве саммит глав-государств НАТО самым внимательным образом отслеживался прессой, экспертным сообществом и официальными структурами на постсоветском пространстве. Понятное внимание привлечено к вопросам, напрямую затрагивающим страны Закавказья (Южного Кавказа), и конфликтам в этом регионе.

Следует особо подчеркнуть, что куратором и оператором данного региона в НАТО является Турция как единственная страна блока, имеющая сухопутную границу со всеми образующими его странами. В штабе блока ответственным за регион является турецкий офицер. Этим и объясняется то обстоятельство, что именно турецкие офицеры являются руководителями на совместных учениях стран-партнеров НАТО в рамках программ «Партнерство во имя мира» и индивидуального партнерства (IPAP).

* * *

Следует подчеркнуть, что в Тбилиси, как и всегда в последние годы, были высокие ожидания от саммита. Это не случайно, т. к. страна уже несколько лет стоит у порога получения Плана действий по членству в альянсе (MAP), который является некоторым «входным билетом».

Наиболее важные события для Грузии произошли накануне саммита. В частности, 6-7 июля с рабочим визитом в рамках Хартии стратегического сотрудничества между Грузией и США в Тбилиси прибыл госсекретарь США Дж. Керри. В ходе визита был подписан юридически обязательный меморандум между двумя странами об углублении партнерства в сфере обороны и безопасности. По словам министра обороны Т. Хидашели, ранее акцент помощи США был связан с международными миссиями и «напрямую прикреплен к планам Грузии по вступлению в НАТО… сегодня, с добавлением этого меморандума, мы получили новое соглашение, задачей которого является получение Грузией фундаментальной и существенной помощи американской стороны в реализации грузинским государством задач по собственной территориальной обороне – это очень важное послание меморандума... Никогда у нас ничего такого не было».

Основные направления меморандума таковы:

 - фактически будет снято своеобразное эмбарго на поставки вооружений Грузии, установленное после войны «08.08.08.»;

- начинается реализация программ подготовки грузинского технического персонала в военной сфере;

- будут спланированы специальные программы, направленные на территориальную защиту страны вместе с американской стороной.

Помимо переговоров с официальными лицами (президентом Г. Маргвелашвили, премьер-министром Г. Квирикашвили, главой парламента Д. Усупашвили), Дж. Керри также встретился с парламентской оппозицией в лице партий «Свободные демократы» (экс-глава оборонного ведомства И. Аласания, депутат В. Долидзе) и «Единое национальное движение» (партия экс-президента М. Саакашвили, которую сейчас возглавляют Д. Бакрадзе и Г. Бокерия). Во многом эта встреча была обусловлена тем, что в Грузии идет предвыборная кампания в парламент. Из встречи с оппозицией стало очевидно, что в случае ее победы на выборах внешнеполитический курс страны не изменится; скорее наоборот, он может стать куда более антироссийским.

О том, что курс страны на членство в НАТО не будет подлежать изменению в случае любого исхода парламентских выборов, свидетельствует декларация, адресованная участникам Варшавского саммита НАТО. Она была подписана шестью политическими партиями и блоками Грузии, в том числе большинством оппозиционных и входящих в правящую коалицию политических организаций.

Как известно, по итогам саммита НАТО в Варшаве было принято коммюнике, ряд положений которого имеет прямое либо косвенное отношение к Грузии. В частности, речь идет о Черноморском регионе, где ситуация с безопасностью, по мнению НАТО, ухудшилась. В этом контексте предполагается усиление диалога и сотрудничество с Украиной и Грузией. Последней, наряду с Австралией, Финляндией, Иорданией и Швецией, в знак признания их важного вклада в НАТО будут предложены «широкие возможности» сотрудничества. Тбилиси призвали продолжить реализацию необходимых реформ и решений для подготовки к членству. Подтверждены решения Бухарестского саммита НАТО, согласно которым Грузия станет членом НАТО, и составной частью этого процесса будет МАР. Альянс поможет Грузии в сфере развития ПВО и воздушного наблюдения. Также была подтверждена поддержка территориальной целостности и суверенитета Грузии в рамках признанных на международном уровне ее границ. Россию призвали отменить решение о признании Южной Осетии и Абхазии в качестве независимых государств.

* * *

В отличие от Грузии, в политике которой проатлантический вектор доминирует, Азербайджан является членом Движения неприсоединения, стремясь вести сбалансированную политику и маневрируя как между глобальными игроками, так и между региональными центрами силы (Турция, Россия и Иран). Кроме того, следует особо учесть то обстоятельство, что у Азербайджана, помимо России и Турции, накоплен солидный уровень военно-технического сотрудничества с такими странами, как Израиль и Пакистан. Турция является де-факто стратегическим союзником Азербайджана, однако этот уровень отношений в полной мере не оформляется де-юре. Анкара также является лоббистом интересов Азербайджана в НАТО, но в отличие от Грузии, Баку не заявляет публично о намерении стать членом Североатлантического альянса и пока остается внеблоковым государством.

Одним из важнейших направлений внешней политики Азербайджана является разрешение нагорно-карабахского конфликта и запуск параллельных с Минской группой ОБСЕ политических процессов в различных международных организациях, в том числе в тех, где решение принимается большинством голосов, а не консенсусом. НАТО относится к числу организаций, где Анкара и Баку пытаются лоббировать выгодные для себя формулировки в вопросе урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

При этом подходы азербайджанской дипломатии от саммита к саммиту НАТО особо не меняются. Так, в 2014 году, на саммите НАТО в Уэльсе Анкара лоббировала включение вопроса об урегулировании нагорно-карабахского конфликта в итоговый документ. Проект этой резолюция однозначно поддерживал территориальную целостность Азербайджана. Против обсуждения проблемы Нагорного Карабаха на саммите выступила Армения. На варшавском саммите 2016 года сложилась аналогичная ситуация. В итоговом коммюнике вопрос урегулирования нагорно-карабахского конфликта был представлен следующей формулировкой: «Мы по-прежнему привержены нашей поддержке территориальной целостности, независимости и суверенитета Армении, Азербайджана, Грузии и Республики Молдова. В связи с этим, мы продолжаем поддерживать усилия, направленные на мирное урегулирование конфликтов на Южном Кавказе, на основании этих принципов и норм международного права, Устава ООН и Хельсинкского Заключительного акта».

Параллельно с коммюнике атлантистами проделана и другая работа. Президент Франции Ф. Олланд и госсекретарь США Дж. Керри встретились с президентом Азербайджана И. Алиевым (он также встретился с главой МИД Германии Ф.-В. Штайнмайером, который председательствует в ОБСЕ) и Армении С. Саргсяном. Во время всех этих встреч упор делался на два ключевых момента: 

- нагорно-карабахский конфликт должен быть урегулирован в рамках Минской группы ОБСЕ и с учетом трех принципов: территориальной целостности, права наций на самоопределение и без применения силы / угрозы применения силы;

- выполнение договоренностей, достигнутых на встрече президентов И. Алиева и С. Саргсяна в Вене (16 мая) при посредничестве глав внешнеполитических ведомств стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, а также недавней встрече президентов Армении и Азербайджана в Санкт-Петербурге (20 июня) при посредничестве президента России В. Путина.

И. Алиев в своем выступлении на саммите в Варшаве заявил о том, что «партнерство Азербайджана и НАТО опирается на принципы международного права и неделимости безопасности», и высоко оценил «поддержку территориальной целостности, независимости и суверенитета Азербайджана со стороны НАТО». В то же время, отмечая заявления сопредседателей МГ ОБСЕ, а также действующего председателя ОБСЕ о неприемлемости статус-кво, И. Алиев отметил, что понимает под этим только «освобождение азербайджанских территорий от оккупации». На это специальный представитель генерального секретаря НАТО Дж. Аппатурай заметил: «Сейчас на столе переговоров есть много идей. Недавно в НАТО был глава МИД Азербайджана, до визита своего армянского коллеги. Они очень четко представили свои подходы. Мы, действительно, верим, что статус-кво не может так долго продолжаться, и он должен быть изменен путем переговоров». Таким образом, НАТО поддерживает идею изменения сложившегося статус-кво в зоне конфликта, но только мирным путем.

В рамках решения региональных военно-политических конфликтов следует отметить, что противником для Баку является Ереван – союзник Москвы, однако Россия при этом не является враждебным государством для Азербайджана. С другой стороны, военно-политическая и военно-техническая кооперация Азербайджана с Грузией и Турцией находятся на очень высоком уровне. В глазах НАТО и Грузии Россия также является угрозой. Эта конфигурация создает достаточно широкие возможности для дальнейшего втягивания Азербайджана в орбиту НАТО. Нет никаких сомнений в том, что со стороны адептов Североатлантического блока такая работа ведётся и будет вестись.

* * *

Ситуация сотрудничества НАТО с Арменией отличается от ситуации с Грузией и Азербайджаном, причем достаточно сильно. Дело в том, что Армения является единственным членом ОДКБ, т.е. союзником России, который сотрудничает с Североатлантическим блоком в рамках программы индивидуального партнерства (IPAP). Несмотря на крайне сложные нынешние взаимоотношения России и НАТО, руководство Армении полагает, что страны ОДКБ и НАТО не должны находиться в противостоянии. В частности, после саммита в Варшаве президент С. Саргсян дал обширное интервью ливанскому телеканалу «Аль-Маядин», в котором он, в частности, сказал: «Да, ОДКБ тоже военно-политический блок, призванный обеспечить безопасность стран-членов. Будучи страной-учредителем ОДКБ, мы всегда убеждались в том, что организация желает сотрудничать с НАТО. В этом смысле у нас пока нет больших успехов – возможно оттого, что НАТО считает себя более организованным блоком. Может, и по другим причинам сотрудничество пока не такое широкое, но должен сказать, что мы не рассматриваем наши интересы в контексте противоречий других. Мы всегда желаем, чтобы интересы России и США совпадали, чтобы между ними не возникало конфликтов. В этом случае для нас начинаются самые лучшие времена».

По словам армянского президента, искать свои интересы в противоречиях других – всегда опасно. Подобные примеры есть. «Будучи членом ОДКБ, мы – да – сотрудничаем с НАТО, и сотрудничаем тесно. Это в очередной раз свидетельствует, что ОДКБ и НАТО не созданы для того, чтобы обязательно вступать в конфликт друг с другом». Эти слова свидетельствуют о том, что руководство Армении крайне не заинтересовано в том, чтобы крупные внешние игроки (НАТО и Россия, ЕС и Россия, США и Россия) продолжали находиться в напряженных отношениях, и Ереван не намерен играть на обострение этих противоречий.

В качестве примера сотрудничества Армении с НАТО чаще всего приводят участие армянских миротворческих подразделений в миссиях Североатлантического альянса по поддержанию мира, в составе подразделений стран-членов НАТО в Косово (с Грецией и США), в Ираке (с Польшей), в Афганистане (с Германией) и в Ливане (с Италией). Причем уровень подготовки армянских миротворцев в составе специальной миротворческой бригады, составленной из контрактников, оценивается экспертами достаточно высоко. В Ереване полагают, что сотрудничество с НАТО в определённой степени способствует модернизации армии и внедрению международного опыта.

Со своей стороны, эксперты в НАТО рассматривают сотрудничество с Арменией как «партнерство без иллюзий и завышенных ожиданий». В Брюсселе отдают весьма ясный отчет о том, что она по-прежнему остается союзницей России и членом ОДКБ. При этом западные партнеры ведут массированную работу для того, чтобы убедить армянское общественное мнение в желательности членства страны в НАТО. Эта работа ведется масштабно через каналы «независимой прессы», а главные лоббисты этого проекта имеют практически неограниченные возможности в эфире и интернете.

В завершение отметим, что Армении решения саммита в Варшаве были важны по следующей причине: был обозначен императив мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта и поиска такого урегулирования в международно признанных форматах, т. е. в рамках Минской группы ОБСЕ (ее сопредседателями являются Россия, США и Франция). Для Армении этот момент представляется чрезвычайно важным, и поэтому он был отмечен в выступлении С. Саргсяна в Варшаве: «Не считаю уместным искусственно превращать эту нашу встречу, также как декларации НАТО, в площадку обсуждения проблемы Нагорного Карабаха: для этого есть специализированная структура».

Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1663