Для ЕАЭС слабый рост экономики Казахстана несет как угрозы, так и преимущества
04.08.2016 | Замир КАРАЖАНОВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Казахстанское будущее, как и прошлое, пропитано углеводородами и мировыми ценами на нефть. В этом уверены эксперты Всемирного банка (ВБ), презентовавшие доклад «Казахстан: затяжной путь к восстановлению». Это несмотря на то, что в стране активно ведется политика диверсификации экономики, а в высшем руководстве уже готовятся ответить на вызовы «четвертой промышленной революции».

Согласно докладу, Казахстан в самой ближайшей перспективе все-таки выйдет на траекторию положительного роста. Однако выбор у страны будет ограниченным. В своем прогнозе эксперты ВБ рассматривают только два варианта развития событий. Третьего – не дано!

Согласно докладу, текущий год рост ВВП Казахстана останется почти нулевым. Только в 2017 году он вырастет до 1,9% и до 3,7% в 2018 году при условии начала работ на месторождении нефти Кашаган, восстановления цен на энергоресурсы в мире и «снижения инфляции в среднем до 6-8% в год». Данный прогноз авторы доклада назвали «базовым». Видимо, они рассматривают его как наиболее вероятный.

Для того чтобы он реализовался, цена на нефть в текущем году должна упасть до 41 доллар за баррель, «повыситься до 50 долл. США за баррель в 2017 году и 53,3 долл. США за баррель в 2018 году». Также отмечается, что рост ВВП Казахстана определяется ситуацией в России и снижением роста экономики Китая. Логика проста. Две страны покупают у Астаны нефть и металлы. Поэтому неурядицы у них рикошетом бьют по Казахстану.

Любопытно, что эксперты умолчали о еще одном «Черном лебеде» – референдуме в Великобритании о выходе из Евросоюза. Европа является крупным торговым партнером Казахстана, инвестором и потребителем казахстанской нефти. Ранее аналитики S&P говорили о том, что Brexit негативно скажется на экономике ЕС и Великобритании. А это может отразиться и на Казахстане.

Второй сценарий, который эксперты банка прозвали «пессимистичным», говорит сам за себя. Согласно ему в этом году рост ВВП составит «минус 0,5%», в следующем – «плюс» 1,4%, а через год достигнет уровня 2,5%. Но при условии, что цена нефти в 2016 году составит 33 доллара за баррель, в 2017 году – 42, и в 2018 году – 45.

Пока можно говорить о том, что сбывается «базовый» сценарий развития ситуации. Как написал в начале июля премьер-министр Карим Масимов на свой странице в Twitter, «рост экономики Казахстана за 6 месяцев 2016 года вышел в положительную зону!». А в целом по итогам 2016 года, по прогнозу Министерства национальной экономики РК ожидается рост ВВП 0,5%. Хотя зарекаться наперед не будем. Пройдено только полпути, и впереди шесть месяцев, которые могут все радикально изменить.

Первое, что бросается в глаза, так это то, что доклад пропитан «нефтью»! Вероятность обоих сценариев находится в прямой зависимости от цен на энергоресурсы в мировой экономике. Картина указывает на беспомощность казахстанской экономики, которой остается ждать у моря погоды. А точнее – восстановления мировых цен на нефть. Когда это произойдет и произойдет ли вообще? На эти вопросы в нынешней ситуации трудно дать точный ответ. К примеру, Саудовская Аравия, не дожидаясь «погоды», приняла программу «Перспектива 2030» и взяла курс на лечение экономики от нефтяной зависимости.

Второй принципиальный момент: аналитики Всемирного банка, говоря о внешних факторах роста экономики Казахстана, о мировых ценах на нефть, не называют внутренних источников роста, о которых часто говорят местные власти. К примеру, еще в послании президента РК от 2014 года указывалось, что «новая экономическая политика «Нурлы Жол» станет двигателем роста нашей экономики на ближайшие годы». По словам вице-министра финансов РК Руслана Даленова, в текущем году на ее реализацию из бюджета будет выделено 605 млрд. тенге.

Несмотря на то, что программа «Нурлы Жол» (как и прочие похожие госпрограммы РК) жива и финансируется из бюджета, она, как показывает доклад ВБ, не стала спасательным кругом для экономики страны, которую затягивает в омут низких цен на сырье. Но главное, чтобы она сама не породила проблемы.

Мера диверсификации экономики увеличивает долю государства в ВВП страны. Если несколько лет назад в Минфине говорили о том, что эта доля составляет 40%, то год назад она уже была 43%. При этом долг государства не растет (он составляет 21% от ВВП), т.к. финансирование программ идет не из бюджета, а из закромов Нацфонда. Причем цифры фигурируют большие. «Объем использования средств Национального фонда увеличился с 11 млрд. долларов в 2013 году до 12,2 млрд. долларов в 2014 году и до более 16 млрд. долларов в 2015 году, намного превысив размер годового гарантированного трансферта в размере 8 млрд. долларов», – говорится в докладе банка.

При этом возникают вопросы эффективности. Поскольку тратить деньги легко, но добиться того, чтобы они приносили прибыль, решали социальные вопросы, сложно.

На Астанинском форуме эксперты с мировым именем порекомендовали Казахстану придерживаться открытой экономики и реформ

Кстати, примерно по такой спирали разворачивались события в Китае. Местные власти после 2009 года строили целые города, которые сегодня пустуют. Они создавали рабочие места, а заодно и видимость своей работы. В итоге в первом квартале 2016 года долг Китая достиг 237% от ВВП страны. Ранее эксперты уже говорили о том, что высокая задолженность в условиях низкого роста экономики приведет к неэффективному использованию капитала. Похоже, что так и вышло.

В 2009 году, как только прогремел гром глобального кризиса, многие заговорили о том, что только эффективное государство сможет вывести экономику из состояния оцепенения. Правда, подобные ожидания носили вынужденный характер. В тот момент даже транснациональные компании  сталкивались с серьезными трудностями. Дееспособным игроком тогда оставалось государство, с которым связывали надежды на спасение. Но как показало «кризисное девятилетие», государство так и не стало эффективным. Практически везде, от Европы до Азии, оно сталкивается с теми проблемами, которые само же и породило. И при этом неохотно идет на болезненные реформы. Причем независимо от формы правления, будь то демократия западного образца или восточная автократия.

Третий момент: 2016 год в обоих сценариях ВБ рассматривается как переломный. Независимо оттого, что ждет страну в ближайшее время – низкий рост экономики или умеренный, – хуже не будет. Правда, следует учитывать, что это только прогноз, а насколько он качественный, покажет время. Это значит, что в реальности события могут развиваться иначе, чем считают специалисты ВБ. Кто в 2013-2014 годах предсказывал стремительное падение цен на нефть со 100 долларов за баррель до 30?

Низкие темпы роста экономики, прежде всего, скажутся на социальных показателях. «Тенденции рынка труда начинают отражать воздействие спада экономического роста. Реальная заработная плата снизилась на 2,4 процента (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года) между 2014 и 2015 годом и на 2,7 процента в течение первого квартала 2016 года», – говорится в докладе. Эксперты банка указывают на замораживание процесса снижения бедности в стране, уровень которой последние два года составлял 14%.

Однако в данный момент, учитывая низкие темпы роста ВВП Казахстана, актуально не снижать бедность, а избежать его роста. Тем более в докладе отмечается, что «резкий рост цен на базовые потребительские товары и услуги в четвертом квартале 2015 года представляет особенную обеспокоенность».

Казахстан относится к числу стран, имеющих высокий потенциал в сфере миграции населения. В начале 1990-х годов страну покинуло свыше 3 млн. человек. Рост цены на сырье в последующий период, приток денег в страну и улучшение уровня жизни населения развеяли «чемоданные настроения». Но проблему не решили, т.к. сохранялся эффект «отложенной миграции». По мере того как экономика страны будет испытывать трудности, а население охватывать застойные чувства, все больше людей будет думать о том, как покинуть страну.

Тенденция наблюдается последние годы. При этом страну покидают не только представители диаспор и нацменьшинств, но и казахи. В 2014 году они составили 4% от общего числа выехавших за рубеж граждан. Проблема приобретает острый характер. Недавно в «казнете» развернулась дискуссия между молодым человеком, выехавшим в США устраивать свою жизнь, и теми, кто убежден, что счастье «за бугром» не построишь.

Виртуальный спор заставляет задуматься о такой реальности, как «утечка мозгов». Вполне очевидно, что уезжают те, кто может на глобальном уровне подтвердить свою конкурентоспособность. Это образованные люди, которые владеют языками и могут адаптироваться в другой стране. По сути, все они должны были стать костяком среднего класса РК, от которого зависит по меньшей мере устойчивое развитие страны. Что же касается Всемирного банка, то эксперты обращают внимание на создание рабочих мест, скрытую безработицу и «продуктивный труд». С одной стороны, в такой постановке проблемы читаются целевые установки международного банка, с другой – опасения роста социальной напряженности, которая характерна для большинства нефтедобывающих государств.

Низкие темпы роста экономики, кроме социальной сферы, отразятся на внешней торговле, следовательно, на партнерах Астаны по ЕАЭС. Прежде всего, ситуация приведет к снижению спроса со стороны населения. Причем, чем пессимистичнее прогноз банка, тем хуже картина выглядеть со спросом, что негативно скажется не только на малом и среднем бизнесе, но и на торговле вообще.

Хотя Казахстан сильно зависит от импорта, угасающий внутренний спрос приведет к снижению объемов внешней торговли. Тенденция наблюдалась и прежде, когда рост ВВП страны был выше, чем сегодня. Дальнейшее падение этого показателя только усугубит ситуацию для партнеров по ЕАЭС. Правда, они могут и закрепиться на казахстанском рынке, поскольку их продукция будет дешевле европейской или турецкой. Главное, чтобы Казахстан не перешел в режим нетаможенного регулирования внешней торговли.

Кстати, в докладе эксперты ВБ связывают перемены к лучшему в экономике Казахстана с началом разработки месторождения нефти Кашаган. Ожидается, что это событие произойдет в конце 2016 года, которое включит республику в десятку крупнейших нефтедобывающих стран мира. Рост добычи энергоресурсов оживит внутренний спрос, что позитивно скажется на торговле. Но все-таки главным фактором выступают цены на нефть.

Эксперты ВБ связывают значительные перспективы экономики Казахстана с нефтяным месторождением Кашаган 

Из доклада ВБ следуют и маленькие геополитические выводы. Астана долгое время считалась бизнес-лидером на постсоветском пространстве. Теперь по темпам роста экономики Казахстан будет уступать развивающимся странам, где аналогичный показатель в 2016 году, по оценке банка, составит 3,5% (4,4% в 2017 году. – Ред.). Даже в Центральной Азии по темпам роста ВВП Астана окажется в числе аутсайдеров. В Узбекистане в 2016 году рост экономики прогнозируется на уроне 6,5%, в Кыргызстане – 2,9%, в Таджикистане – 4,8%. Если прежде модель развития Казахстана преподносилась едва ли не как эталон, то теперь подобная позиция пересматривается.

Вопрос в том, сможет ли Казахстан подтвердить конкурентоспособность в условиях низких цен на сырье?

Доклад «Казахстан: затяжной путь к восстановлению» – это сигнал властям, что нужно принимать действенные меры по стимулированию экономики, а не ждать изменения цен на нефть. Тем более что они могут не только расти, но и падать. Конечно, в Казахстане имеется программа по диверсификации экономики, а в докладе говорится о структурных реформах. Во-первых, они пока еще не показали эффективность, во-вторых, как указывает опыт других стран, государство должно создавать условия для реанимации бизнеса, а не пускаться во все тяжкие по финансированию строительства заводов и фабрик.

Ведь если в Китае построили безлюдные города, то мы можем столкнуться с неработающими предприятиями. Тем более что такие случаи имели место. При этом итог будет одинаковый – в виде неэффективно потраченных средств и потерянного времени.

_____________________

Фото – http://kaztv.old3.kaztrk.kz/ru/news/

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1150