Чем обернутся новые украинские санкции против России
09.08.2016 | Николай УСТИМЕНКО | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Киев решил ввести новые санкции против России. С 29 июля Служба безопасности Украины (СБУ) приостановила внешнеэкономическую деятельность 243 российских компаний, которые не присоединились к режиму блокады Луганской и Донецкой народных республик. В ходе проверок было установлено, что они легально работали на подконтрольной Киеву территории и на них не распространялся президентский указ о санкциях. Эту информацию спецслужба передала в Минэкономразвития, где выступили за блокирование российского импорта, объясняя это тем, что местные производители способны полностью его заместить. Никаких официальных уведомлений Москва так и не получила.

Дырявая блокада

«Это означает, что эти компании не смогут продавать и покупать товары, работы и услуги с украинскими контрагентами. Это также означает, что они не могут на территории Украины брать или сдавать в аренду имущество, иметь, соответственно, представительства торговые», – объяснила суть ограничений замминистра экономического развития и торговли Украины Наталия Микольская. О конфискации имущества и аресте банковских счетов речь пока не идет.

Официальная причина ограничений выглядят довольно странно, потому как товаропоток между Л/ДНР и подконтрольной Киеву территорией никогда не останавливался. Не секрет, что блокада народных республик стала не чем иным, как удобным инструментом обогащения для украинских силовиков. Путем рэкета и «крышевания» они зарабатывали и продолжают зарабатывать вполне конкретные деньги на «блокаде» Донецка и Луганска, взымая дань за проезд фур с товаром через линию разграничения. «Это и военнослужащие, это и представители пограничной службы, СБУ и до недавних пор представители МВД. Все абсолютно, нет святых», – уточняет круг заинтересованных лиц замглавы вновь созданного украинского Министерства по вопросам оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука. По этой причине нынешнее решение СБУ больше напоминает устранение конкурентов, а не заботу об экономическом удушении неподконтрольных территорий.

Более того, покупка угля из Л/ДНР, несмотря на объявленную блокаду, и вовсе санкционирована украинскими властями на самом высоком уровне. Украина нуждается в донецком антраците, как в воздухе, потому вынуждена закрыть глаза на его регулярные поставки на собственные электростанции. Иначе – блэкаут. Ярчайший пример деловых контактов официального Киева с народными республиками – это ситуация на Луганской ТЭС, которая обеспечивает электричеством миллион жителей на севере области. Сама станция находится на подконтрольной Украине территории, но уголь туда поступает исключительно из ЛНР, потому как других железнодорожных путей его подвоза просто не существует. Но никаких санкций против электростанции и ее собственника СБУ, естественно, не вводит.

Запретить то, чего нет?

Список попавших под ограничения российских предприятий до сих пор не опубликован. В пресс-службе Минэкономразвития РФ предполагают, что пострадать могут фармацевтические компании, металлургические заводы и, возможно, энергетики. «Конечно, обойти все эти ограничения можно без проблем, организовав посредническое юридическое лицо с адресом вне России, хотя бы, например, в том же соседнем Казахстане», – считает ведущий научный сотрудник ИНЭМО РАН Михаил Кривогуз. Свободное передвижение капитала внутри Евразийского союза вполне позволяет это сделать. Есть еще более простой путь. Юрист Михаил Юмашев указывает на то, что можно создать дочернюю компанию в самой России, которая не будет попадать под санкции, и работать через нее на подконтрольной Киеву территории.

Первый замглавы бюджетного комитета Совета Федерации Владимир Петров оценил ущерб российских предприятий от украинских санкций в пределах статистической погрешности и указал на и без того плачевное состояние двусторонних торговых связей. За последние два года российско-украинский товарооборот упал в разы, а большинство деловых контактов между двумя странами оборвано. Эксперты отмечают, что Украина теряет привлекательность для российского бизнеса не только из-за санкций и политического давления, но и по причине стремительной деградации ее экономики. Только за первое полугодие 2016-го реальные доходы населения упали на 15%, что напрямую влияет на его покупательную способность. Кроме того, украинский рынок постепенно уходит в тень и криминализируется.

Новые санкции не способны радикально ухудшить и без того общую негативную картину и, скорее всего, рассчитаны исключительно на информационный эффект. «Такие вот заявления часто носят пустой характер: данных деловых связей уже давно нет, но их все равно запрещают, как бы на будущее. Пусть даже вероятность того, что они могут возобновиться, стремится к нулю. Это делается для того, чтобы показать недружественный политический жест», – считает финансовый аналитик Александр Разуваев.

Реакция Москвы на подобные действия Киева, скорее всего, будет сдержанной. Сенатор В. Петров полагает, что ситуация будет обсуждаться по линии Всемирной торговой организации (ВТО), но речь об ответных мерах пока не идет. «Санкции против российских компаний на территории Украины не вызывают никакого страха у наших властей и явно не имеют того эффекта, на который рассчитывали их авторы», – поясняет председатель комиссии Общественной палаты РФ по развитию общественной дипломатии и поддержке соотечественников за рубежом Елена Сутормина. Санкции СБУ она назвала инфантильными и популистскими инициативами, которые лишь ударят по рядовому украинскому потребителю.

Кто в убытке?

В первую очередь, такое решение Киева подхлестнет инфляцию. Если какие-то товары этих российских компаний еще покупались на Украине, то отнюдь не из политических симпатий, а по причине оптимального соотношения цена-качество. Продукция тех, кто придет им на смену, априори дороже, потому уровень цен на Украине может еще больше вырасти. Ассортимент наверняка сузится, а некоторые виды продукции вопреки утверждению Минэкономразвития Украины могут и вовсе исчезнуть с прилавков.

Во-вторых, сложившийся внутри страны деловой климат совсем не способствует импортозамещению, и местные предприниматели вряд ли сумеют воспользоваться сложившейся ситуацией. «Количество направлений функционирования бизнеса сокращается, потому что если ты имеешь ставку кредита, условно говоря – в 50%, то, соответственно, твой бизнес должен приносить прибыль в 52%, а реально – 70-80% в украинских условиях», – констатирует сложившуюся тенденцию директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник. Освободившееся после российских предприятий место, скорее всего, займут европейские товары, которые с этого года получили беспошлинный доступ на украинский рынок в рамках зоны свободной торговли с ЕС.

И наконец, в третьих, подобными шагами Киев сужает себе поле для маневра. Даже при сохранении антироссийской политической риторики экономически было бы более выгодно продолжать политику маневрирования между интересами РФ и Евросоюза, чем строить торговую стену на восточном направлении. Тем более что такой шанс Москва давала, инициировав трехсторонние переговоры с Брюсселем и Киевом по ЗСТ Украины с ЕС. Но триалог был провален, и стороны так и не вышли на подписание обязующих документов. «Нынешнее политическое руководство Украины сейчас загнало страну в безальтернативную линию развития… Впрочем, все это определяется не украинскими экономическими интересами, а чистой политикой текущего киевского кабинета», – считает М. Кривогуз.

Наконец, история с санкциями показывает, что разрыв деловых отношений между Россией и Украиной не имеет объективных экономических оснований. Соответственно, когда политическая обстановка в Киеве изменится, можно рассчитывать на их постепенное восстановление. Хотя львиная доля кооперации уже безвозвратно утеряна, и многие бизнес-связи придется не возобновлять, а выстраивать заново.

Теги: Украина 
Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2349