Готова ли Белоруссия пойти по пути, предложенному ей внешними кредиторами?
12.08.2016 | Юрий ЗАСИМ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Похоже, сегодня абсолютно все финансово-кредитные организации, к которым обращается руководство Белоруссии, заинтересованы только в одном – проведении глубоких структурных реформ в белорусской экономике. Именно это является главным постулатом всех последних требований и Международного валютного фонда (МВФ), и Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР), и иных финансовых структур. При этом всё, о чем в последнее время говорят зарубежные финансисты и банкиры, абсолютно не лишено экономического смысла, хотя и скрывает в себе ряд проблем социально-политического характера для республики.

Необходимо отметить, что переговоры с МВФ официальный Минск ведет уже не первый месяц и пока никаких серьезных результатов они белорусам не принесли. В республику, которая хочет от данной организации «всего лишь» 3 млрд. долларов, на протяжении последнего года приезжала не одна комиссия с целью дать свои рекомендации и убедиться в том, что руководство страны действительно готово пойти на условия выдачи денег. И каждый раз требования МВФ были практически одинаковыми и не выходили за уже привычные рамки: нужно устранить структурные проблемы, уменьшить долларизацию в экономике, решить вопрос по проблемным активам вместе с реструктуризацией предприятий, поднять тарифы на ЖКХ, еще больше либерализовать внутренний рынок и т. п. И сколько бы Минск ни старался по мере своих возможностей выполнять условия МВФ, получить кредит ему по-прежнему не удается.

Более того, банкиры с каждым разом требуют от белорусской стороны все больше и больше. Например, совсем недавно представители МВФ выдвинули новые, ранее не звучавшие требования. Так, после исследования ситуации в июне нынешнего года Белоруссию «попросили» создать в стране диагностические центры, которые должны собирать всю информацию о состоянии национальной экономики и сигнализировать о необходимых переменах. Сначала должна пройти диагностика банков и иных денежно-кредитных организаций, что неудивительно с позиции мировых банкиров, которые хотят увидеть истинное положение местных финансовых структур и глубину их проблем (организовать подобный мониторинг до конца 2016 года предлагается в рамках Минфина). Затем власти страны должны провести инвентаризацию госимущества и создать на базе Государственного комитета по имуществу единого собственника всех госпредприятий. И вместе с тем руководство страны должно уделить особое внимание тому, чтобы повысить коммерциализацию всего госсектора и в конечном счете приступить к его сокращению.

Интересно то, что если раньше подобные требования выглядели как условия кабальной зависимости и создание предпосылок для потери контроля со стороны государства над национальной экономикой в угоду финансовым структурам Запада, то теперь ситуация складывается иначе. Похожие требования, а в некоторых случаях и более жесткие, сегодня уже звучат и со стороны восточных соседей. Того же Евразийского фонда стабилизации и развития, который все-таки решился выделить Белоруссии 2 млрд. долларов. В своей кредитной программе он указал практически такие же требования, как и МВФ.

Евразийская программа предполагает, что белорусские власти будут реализовывать матрицу мер, направленных на устранение существующих в экономике дисбалансов: замедлить инфляцию до однозначных значений (9% – в 2017 году), увеличить золотовалютные резервы (до 5,4 млрд. долларов к концу 2017 года), снизить объемы директивного кредитования экономики (с 28 трлн. в 2016-м до 20 трлн. неденоминированных рублей в 2017-м), сократить расходы в бюджетной сфере (фонд заработной платы бюджетников в 2016-2017 гг. может расти не более чем на уровень инфляции), сократить субсидирование ЖКХ (к концу 2017 года население будет возмещать стоимость данных услуг не менее чем на 70%) и т. п.

При этом одним из главных требований также является разгосударствление и банкротство убыточных белорусских предприятий, а также сокращение численности работников госсектора на 20%. По мнению ЕФСР, наличие значительной избыточной занятости в Белоруссии «является одним из ключевых факторов формирования неустойчивых макроэкономических дисбалансов».

Такие практически одинаковые требования свидетельствуют о том, что власти республики так и не приступили к той программе радикальных реформ, к которой ее подталкивают кредиторы. За исключением некоторых уступок, как, например, повышение цен на услуги ЖКХ, относительно жесткой кредитно-денежной политики, ослабление курса рубля и т. п., Минск все еще не готов сделать решительный шаг в направлении реформ и, в первую очередь, начать процесс постепенной приватизации и реструктуризации госсектора. А ведь именно в нём сегодня и скрыта главная проблема белорусской экономики.

Если посмотреть на официальные данные, то становится понятно, почему МВФ вдруг заинтересовался проблемами банков и госсектора. Так, по данным Национального статистического комитета, число убыточных организаций Белоруссии в первом полугодии нынешнего года по сравнению с таким же прошлогодним периодом выросло с 1528 до 1872, а удельный вес в общем количестве организаций – с 20% до 24,5%. При этом абсолютное их большинство является государственными или с долей собственности государства, что в Белоруссии фактически идентично. Это говорит о том, что ситуация в промышленности и сельском хозяйстве по-прежнему не меняется, а руководители предприятий видят своей главной задачей лишь обеспечение полной занятости и выполнение целевых показателей, доводимых сверху.

В то же время и само государство не планирует менять свои подходы к реализации экономической политики, что нашло свое отражение в принятой в июне программе социально-экономического развития на 2016-2020 гг. В ней практически прямо указывается на то, что правительство надеется на подорожание нефти, подъем российской экономики, а вслед за ней и традиционных белорусских производителей, которые к 2020 году должны буду нарастить объемы своего производства.

Между тем ситуация ни в промышленности, ни в торговле республики не придает оптимизма: за первые шесть месяцев 2016 года внешняя торговля товарами Белоруссии составила всего лишь 24,1026 млрд. долларов, что на 15,9% меньше аналогичного периода 2015 года. В то же время государственный долг страны на 1 июля составил уже 359,1 трлн. белорусских рублей (почти 18 млрд. долларов) и увеличился с начала года на 9,3%, или на 30,6 трлн. рублей (без учета деноминации). Дополнительно к этому в стране наблюдается резкое замедление экономической динамики: по итогам прошлого года ВВП снизился на 3,9%, а за шесть месяцев нынешнего уже на 2,5%.

Не лучшим образом обстоят дела и в финансовой сфере, к которой сегодня у МВФ столь пристальное внимание. За первое полугодие доля проблемных активов белорусских банков выросла практически в два раза и составила 13,4%. Если посмотреть в денежном выражении, то этот показатель на 1 июля достиг 55,5 трлн. неденоминированных рублей (более 27 млрд. долларов), что является историческим антирекордом. Эксперты объясняют такую ситуацию довольно просто – неэффективность белорусской экономической модели. На рост проблем банковского сектора оказали влияние и девальвация белорусского рубля, и проблемы в России, так как 80% экспорта белорусских товаров и услуг оплачивается российскими рублями, и уменьшение финансирования хронически убыточных государственных предприятий, и ряд иных факторов, которые только усугубили нынешнюю ситуацию.

К сожалению, она продолжает ухудшаться, что вполне может привести не только к увеличению расходов бюджета, но и резкому снижению прибыльности и росту банкротств предприятий. Это, в свою очередь, приведет к дисбалансу на рынке труда, а значит, вполне может вызвать рост социальной напряженности в стране. Поэтому совершенно неудивительно, что белорусское государство всеми силами старается по возможности скрыть реальную картину в экономике от кредиторов и решить свои насущные проблемы «минимальной кровью». Вероятно, именно такая позиция белорусского руководства и стала определяющей в нынешней позиции МВФ, который фактически потребовал открыть доступ к реальной информации о состоянии белорусской экономики.

Вместе с тем необходимо отметить, что нынешние предложения западных кредиторов по-прежнему ориентированы не на реальную помощь стране, а на создание определенных условий для последующего подчинения себе местной экономики. Эта схема уже не раз была опробована на странах бывшего соцлагеря и иных государствах, сегодня полностью зависимых от европейских и мировых кредитных учреждений.

Еще в прошлом году директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард при обсуждении возможных кредитов рекомендовала Александру Лукашенко «переориентировать политику» страны

Впрочем, белорусам все же стоит прислушаться к некоторым рекомендациям МВФ, так как существующая командно-административная система, при которой раньше государство, используя благоприятную конъюнктуру на нефтяном рынке, могло позволить себе выдавать неэффективным предприятиям деньги из бюджета и содержать армию бездельников, уже практически полностью себя исчерпала. И чем дальше белорусские власти будут отказываться от реформ, тем сложнее будет вывести экономику страны из нынешнего кризиса.

Особенно в условиях, когда партнеры Белоруссии по ЕАЭС уже окончательно решили перестраивать свои собственные модели развития, ориентируясь не на огромный государственный сектор, а на частный бизнес. Об этом, к слову, недавно заявил премьер-министр РФ Дмитрий Медведев на молодежном форуме «Территория смыслов» во Владимирской области, отметив, что в будущем около 40-50% населения страны должно быть связано с малым бизнесом.

Понимают ли это сегодня в Белоруссии? Вопрос довольно спорный, так как в республике политические мотивы все еще превалируют над экономической целесообразностью.

_______________________

Фото – http://nn.by/?c=ar&i=157059&lang=ru

Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1252